Наши враги. Карл Густав Эмиль фон Маннергейм

16 Сентября 2016 // 15:53

16 июня в Санкт-Петербурге на фасаде здания Военного инженерно-технического университета на Захарьевской улице установили мемориальную доску в честь генерал-лейтенанта царской России, маршала Финляндии Карла Густава Маннергейма.

Общеизвестно, что до революции 1917 года Маннергейм служил в Русской армии, принимал участие в войне с Японией и Первой мировой войне. Но зато во время Второй Мировой он оказался на стороне фашистской Германии, был союзником Гитлера.

Историк и писатель Елена Съянова «нарисовала» портрет этой спорной, но, безусловно, незаурядной личности.

Проект был подготовлен для программы «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы».

Наши враги. Карл Густав Эмиль фон Маннергейм

«История показывает, что сильный редко обладает чувством меры и талантом видеть далекую перспективу», — писал этот человек.

Мысль, возможно, не новая: что-то подобное читается у Плутарха. Но доблестные рыцари античности едва ли выстрадали ее так, как рыцарь века двадцатого — Карл Густав Эмиль фон Маннергейм.

Правда, исторической справедливости ради нужно уточнить, что, в отличие от подлинных рыцарей, например, тех, что перли в Палестину за Барбароссой и Львиным Сердцем в поисках приключений и добычи, рыцарские качества новейшей истории предполагают как раз обратное: отсутствие корысти и личную идею, определяющую и выстраивающую жизнь. Может ли такой «рыцарь» сделаться и оставаться политиком? Маннергейм смог.


Карл Густав Маннергейм (справа) в Николаевском кавалерийском училище в Петербурге

Карл Густав Маннергейм (справа) в Николаевском кавалерийском училище в Петербурге

Он служил двум государствам — России и Финляндии — примерно поровну: по тридцать лет, если, конечно, считать и годы учебы в кадетском корпусе и Николаевском кавалерийском училище в Петербурге. На службе Российской империи он воевал с Японией, затем в 1906—1908 годах по заданию военного командования занимался составлением карт Средней Азии, Монголии и Китая, проделав с казаками путь в 10 тысяч километров. Был почетным членом Русского географического общества. Первая Мировая — бои в Галиции и Румынии, звание генерал-лейтенанта, почти все российские ордена…

В 1917-м Финляндия провозгласила независимость. Советское правительство ее признало. Маннергейм в качестве регента, обращаясь к нации, излагает программу строительства Финского государства. По Маннергейму, государство Финляндия есть «национальное единодушие» плюс мощные оборонительные рубежи.

Следует уточнить суть отношений регента с белогвардейским движением. Очистив Финляндию от финских красногвардейцев и частей Красной армии, Маннергейм не поддержал Юденича против большевистского Петрограда. Об этом свидетельствуют документы, которые были представлены в Эрмитаже. Догадываетесь почему? Да потому, что государственность финнов в планы Белой гвардии не входила.

Тридцатые годы — напряженный период в жизни маршала и председателя Совета обороны Финляндии. В своих мемуарах (вышедших у нас в 2003 году) он называет их «восемь лет соревнований с бурей». Маленькая Финляндия возводит свои оборонительные рубежи — «линию Маннергейма» шириной в сто километров, знаменитую теперь не меньше, чем Великая китайская стена.


Гитлер в Финляндии на 75-летии Маннергейма, 4 июня 1942 года

Гитлер в Финляндии на 75-летии Маннергейма, 4 июня 1942 года

Документы также свидетельствуют, что Маннергейм, отлично знавший мощную инерцию любого русского наступления, настоятельно советовал своему премьер-министру согласиться на предложение Сталина отодвинуть границу от Ленинграда, но правительство отказалось. Что ж, воевать — значит, воевать по Маннергейму, то есть хорошо!

Парадокс, но стратегический талант Маннергейма внес-таки свой вклад в будущий разгром своего союзника — гитлеровской Германии. По мнению Черчилля, после Финской кампании Гитлер посчитал русских неспособными достойно воевать и, очертя голову, бросился в блицкриг на Россию.

В 1941 году Гитлер требовал от Маннергейма полновесных боевых действий против СССР и прежде всего — вести финские войска на Ленинград. Приезжал генерал Йодль, убеждал хотя бы начать бомбардировки Ленинграда. «Сопротивляясь участию наших войск в наступлении на Ленинград, я исходил из политических соображений, которые, по моему мнению, были весомее военных», — пишет в мемуарах Маннергейм.

Возможно, это только эмоции, но трудно себе представить, что человек, подобный Маннергейму, отдал бы приказ бомбить Питер, город своей юности. Почитайте его мемуары. Как они отличаются от замусоренных пустыми подробностями и примитивными суждениями воспоминаний Шпеера или от плоско-пафосной беллетристики Геббельса…

И последнее. Маленькая страна едва ли может учиться на примере великой державы. Поэтому следующие слова Маннергейма звучат словно бы вырванными из контекста: «Дважды я собственными глазами видел, сколь катастрофическими для России были последствия того, что она вступала в войну неподготовленной», — пишет он.

Опять эмоции, наверное… Но мне кажется — этот железный финский рыцарь… любил Россию.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 2

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Сергей Сергеев 16.09.2016 | 19:4819:48

Урожай ваты в ходу!

Андрей Александрович 16.09.2016 | 19:3519:35

Оккупация Карелии и конц лагеря, геноцид русских в Финляндии, забыли от этого его еще отмазать.

Царя предал, убежал к себе в Финляндию, выступил за отделение(все приличные царские генералы выступали за единую и неделимую Россию), отсоединил Финляндию(сепаратист херов) оторвав кусок русской территории, занялся этническими чисткам, засылал ДРГ в Кареллию которые там госпиталя вырезали. Дальше напал на нас на стороне Гитлера, а когда получил по шапке и Сталин его ЗАСТАВИЛ воевать с его бывшим союзником Гитлером, он и Гитлера предал. Всех кинул, хороший человек.

За что ему вешать табличку? Что он такого сделал кроме описанного выше? Какие его глобальные деяния, кроме того что он замыкал блокаду Ленинграда с севера.

Вы точно историк?