Наши враги. Иоахим фон Риббентроп

02 Сентября 2016 // 16:44

Как известно, 16 октября 1946 года по приговору Нюрнбергского трибунала были казнены через повешение не только Кейтель и Йодль. Там же был приговорен к смертной казни и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп. Какова же была его роль в гитлеровской военной машине? На этот вопрос отвечает историк и писатель Елена Съянова.

Наши враги. Иоахим фон Риббентроп

Проект был подготовлен для программы «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы».


«Знаете, детка, кто начинает войны? — разглагольствовал как-то раз Гитлер, обращаясь к одной из своих молоденьких поклонниц. — Военные? Политики? Нет. Войны начинают бездарные экономисты. Это они приводят страну к кризису и отдают бездарным дипломатам, а те — военным. Если же и военные бездарны, страна погибнет. Но если военные талантливы, то есть шанс исправить ошибки экономистов и дипломатов».

В этой цепочке: экономисты — дипломаты — военные Гитлер явно считал лишним среднее звено. Этим «средним звеном» в Третьем рейхе и было ведомство Риббентропа. Иными словами, нацистской дипломатии попросту не существовало. Так принято считать.


Иоахим фон Риббентроп в Рейхстаге, 1941 год

Иоахим фон Риббентроп в Рейхстаге, 1941 год

Да и сама личность министра везде преподносится какой-то тусклой: этакий холодный тип с дежурной улыбкой, которого вечно гоняют что-то подписывать. Возможно, намеренное опошливание личности Риббентропа имело целью как можно дольше замалчивать тот факт, насколько нацистская дипломатия 30-х годов была триумфальна, блистательна, победоносна.

Факты? Все перед вами: Рейн, Австрия, Судеты, Мюнхен, Москва. За эти общеизвестные «достижения» лавры розданы всем: военным с их оружием, Геббельсу с его пропагандой, конечно же, Гитлеру, надувавшему щеки. Один Риббентроп словно бы ни при чем. Но вспомним его первый выход в дипломатический свет.


1935 год. Британия шлет ноту протеста по поводу незаконного наращивания Германией военного потенциала. Гитлер озадачен и напуган — нужно послать кого-то на остров объясняться. Однако ни один серьезный дипломат министерства фон Нейрата за это дело не берется.

Риббентроп же был тогда всего лишь кем-то вроде советника по внешней политике у Гесса. Посылают его. Он возвращается в Берлин с подписанным англо-германским военно-морским соглашением, суть которого — признание за Германией равного с другими странами статуса. Кстати, это была та самая роковая уступка, первая в череде, после чего и началась сдача всех и всего, приведшая мир к катастрофе. Можно даже сказать так: 18 июля 1935 года Вторая Мировая и дала старт.

Риббентроп в Лондоне показал высший пилотаж. Как говорили, лил воду, затем бросал камень, а именно: многочасовой беспрерывной болтовней доводил британских дипломатов до изнеможения, а затем давал жесткую, не допускающую толкования формулировку, и стоял на ней до конца. Последний довод англичан о протестах Франции просто откинул прочь, обещав «заехать по пути» в Париж и договориться. Заехал и договорился. Технология там была своя. Одним словом, в Берлин он вернулся триумфатором, а Европа потом еще долго пожимала плечами: и как это так все вдруг сделалось?

Напоминаем — 1935 год: Германия еще никого не напугала, она признает все границы, а Гитлер прямо-таки бьется в миролюбивых конвульсиях.


Риббентроп и Сталин в Кремле, август 1939 года


Риббентроп и Сталин в Кремле, август 1939 года

А вот знаменитый эпизод, когда, уже став послом, Риббентроп на приеме в Букингемском дворце приветствовал английского короля по-нацистски, вскинутой рукой и выкриком «Хайль Гитлер!». Везде эту сцену дают почему-то как пример нелепости и бестактности посла, немцев же тогда она привела в восторг, а Европу — в удрученную задумчивость, которая стала психологическим мостом к политике выламывания ей рук.

Второе расхожее мнение о Риббентропе состоит в том, что он всегда думал и говорил только так, как приказывал ему Гитлер. Снова пример: в конце апреля 1941 года, когда весь ближний круг сладострастно подсчитывает дни до начала блицкрига, Риббентроп передает Гитлеру меморандум. Читаем: «…В том, что наши войска победоносно дойдут до Москвы и дальше, я нисколько не сомневаюсь. Но я далек от убеждения, что мы сможем использовать то, что сумеем захватить, из-за хорошо известной мне способности славян к пассивному сопротивлению».

Дальше он настаивает на том, что война с Россией не будет короткой ни при каких обстоятельствах, она будет очень долгой. Гитлер на это так разозлился, что, по сути, поставил на своем министре крест. И Риббентроп внутренне сломался, хотя он еще будет делать попытки возражать, предостерегать и прочее.


На суде он назовет свое поведение внутренним сопротивлением, при этом будет твердить, что всегда оставался верным фюреру. Вообще, на фоне остальных вождей, гибко и изворотливо ведущих свои линии защиты, он будет выглядеть глупо. Накануне казни Риббентроп написал вот что: «Трагической судьбой Германии всегда было останавливать наступающий Восток ценой собственной крови… Адольф Гитлер до самого конца был убежден, что вмешательство в конфликт между Востоком и Западом было роковой ошибкой западных держав, вмешательство, направленное против народа, защищавшего всемирную культуру».

Сколько политиков за прошедшие годы повторило эти слова без ссылки на автора, Иоахима фон Риббентропа.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Юрий Севостьянов 07.09.2016 | 20:1620:16

Очень хорошая статья. Спасибо.