Игры разума: зачем мы боимся?

Дарья Александрова
08 Июля 2017 // 12:00

Страх может стать серьезным препятствием на пути к достижению цели. Он бывает разным: от легкого волнения, ноющего живота и потеющих ладоней до настоящего парализующего все тело ужаса. Чувство страха — одно из примитивнейших, этот механизм позволял человеку выживать, подавая сигналы о смертельной опасности. Но есть и те, кого называют героями, смельчаками, бесстрашными — кажется, уровень их страха намного ниже, чем у большинства, или же их организм просто работает иначе? Что происходит с нашим телом, когда мы испуганы, и можно ли приручить свой страх, если он мешает комфортно жить?

Страх — базовый спутник инстинкта самосохранения. Вместе с болью (возможно только предполагаемой), которая также сопровождает опасную ситуацию, он помогает нам осознать угрозу и избежать ее. Человечество не сумело бы выжить, не обладая чувством страха. Именно он спасает нас от прыжка с высокой крыши или перехода скоростной трассы в неположенном месте. Страх сделал эволюцию возможной. Он присущ как людям, там и животным. Чарльз Дарвин считал, что страх — это первобытный инстинкт, нетронутый цивилизацией и сохранившийся в первозданном виде. Несмотря на то, что большинству из нас не приходится сталкиваться в каждодневном формате с реальными угрозами для жизни вроде схватки с дикими зверями, страх не атрофировался, более того, в отличие, от, скажем, инстинкта размножения, он все еще неподвластен социальной морали.

Страх, как и все прочие чувства, формируется в мозгу, который, в свою очередь, запускает цепочку реакций в организме. Центральную роль в процессе формирования страха и ответа на него играют: таламус, область мозга, где принимается решение, какое чувство подключить в данный момент; сенсорный кортекс, различающий импульсы; гиппокамп, участвующий в формировании эмоций и способствующий переходу кратковременной памяти в долговременную; миндалина, которая отвечает за принятие решений, эмоциональную реакцию и распознавание потенциальной угрозы, а также хранение страшных воспоминаний; и гипоталамус, решающий за вас, как отреагировать на угрозу: бежать или драться. Формирование страха происходит полностью на уровне подсознания.

Для того, чтобы механизм запустился, необходим некий стимул. В его качестве может выступить все, что представляется человеку потенциально опасным. Например, змея. У каждого страха есть две дороги: длинная и короткая.

фото1-3.jpg

Длинная задействует все описанные выше разделы мозга, таким образом предоставляя ему больше информации и, соответственно, возможностей для осознания ситуации и формирования ответа. Короткая дорога выглядит так: таламус — миндалина — гипоталамус. В этом случае мозг быстрее приводит нас к заключительному этапу: принятию решения бежать или дать отпор. Когда же страх идет по длинной дороге, в ходе процесса мы успеваем понять, может ли быть так, что угрозы на самом деле нет?

Скажем, при виде той же змеи опасность не всегда реальна: это может быть безобидный маленький уж или вовсе очень реалистичная резиновая игрушка. Далее сигналы посылаются в гиппокамп, который ответит на вопрос, сталкивались ли мы с чем-то подобным раньше, и если да, то к какому результату это привело? Кроме того, на длинной дороге мы принимаем во внимание сопутствующие сигналы, например, шипит ли змея, похоже ли, что она собирается атаковать? Все это дает мозгу возможность сформировать наиболее полную картину опасности, оценить шансы и тем самым принять уместное решение об ответе. Короткая цепочка практически не оставляет роскоши выбора: мы либо убегаем, либо готовимся атаковать в ответ.

На самом деле, страх стартует одновременно по двум дорогам, и сначала проявляется реакция короткой, а затем — длинной. Мы испытываем внезапный испуг, и он заставляет нас отпрыгнуть от змеи на два шага назад, а уже через секунду мы способны более трезво оценить угрозу.

Решение об ответе на опасность принято: после этого мозг запускает соответствующие реакции в организме. Происходит выброс адреналина; повышается кровяное давление; учащается сердцебиение; зрачки расширяются, чтобы дать нам возможность как можно лучше разглядеть «врага»; подскакивает уровень глюкозы в крови, отчего мы покрываемся мурашками и испытываем чувство, будто «волосы на голове дыбом встали»; мускулы напрягаются, но в то же время гладкие мышцы расслабляются, чтобы дать возможность легким вобрать больше кислорода; сознание полностью сосредотачивается на текущей задаче, все остальное отходит на задний план; иммунная система прекращает работу, чтобы все ресурсы были брошены на борьбу. Таким образом наше тело инициирует механизм выживания, помогая защитить себя.

Сам по себе страх интерпретируется как исключительно негативная эмоция, однако реакция организма, следующая за испугом, может спровоцировать приятное возбуждение. После того, как опасность миновала, мы испытываем невероятное облегчение — его интенсивность прямо пропорциональна ужасу, который нам довелось пережить. Кроме того, страх может разбудить инстинкт размножения, другими словами, настроить на секс.

фото2-3.jpg

Психолог Артур Арон провел эксперимент с участием 66 мужчин, разделив их на две группы. Первая группа должна была пройти по опасному мостику, висящему над пропастью, вторая — по очень надежному и крепкому мосту над той же пропастью. В конце пути их ждала девушка-ассистент с очень привлекательной внешностью и оставляла карточку со своим номером телефона на случай, если они захотят узнать у нее больше информации об эксперименте. Из 33 мужчин, прошедших по «безопасному» мосту, ассистентке перезвонили двое, во второй группе нашлось 9 смельчаков, позвонивших девушке.

Проявление бесстрашия в ситуациях, представляющих угрозу для скопления людей, например, во время боевых действий или бедствия, называется героизмом. Есть среди нас и те, кто сознательно идет на опасные эксперименты или слывет рыцарем «без страха и упрека». Нельзя отрицать психологическую подоплеку таких поступков, однако в некоторых случаях отсутствие страха является паталогией. Эксперименты с участием крыс показали, что если у тех повреждена миндалина мозга, животные перестают боятся кошки и не пытаются спрятаться от нее.

Но что делать тем, у кого миндалина мозга, тьфу-тьфу, в норме, а перебороть страх все-таки хочется? Страх всегда связан с формированием определенного ответа на конкретный стимул. Как показывают исследования, воспоминания о негативном опыте сохраняются в миндалине, однако новые воспоминания, способные подавить тот негатив, локализуются в префронтальной коре головного мозга. Со временем память о нейтральном опыте (то есть когда за стимулом, спровоцировавшим страх, не последовало реальной беды) вытесняет плохое воспоминание.

Именно на этом приеме основано большинство терапий, призванных избавить пациента от фобии. Если человек боится высоты, он вместе с врачом предпринимает маленькие шажки, пытаясь преодолеть страх: сначала становится на крошечную табуретку, затем на тумбу, потом на стремянку — со временем добирается до действительно высокого объекта. Таким образом, вытесняя негативные воспоминания и заменяя их нейтральным опытом, можно попробовать навсегда избавиться от застарелого страха, мешающего полноценно существовать.


Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте