Игры разума: эксперимент по смене пола

Дарья Александрова
10 Декабря 2016 // 10:02

В 1966-м году восьмимесячному Брюсу Раймеру провели неудачную операцию, в результате которой его пенис был сильно поврежден. Родители мальчика обратились к консилиуму докторов, которые посоветовали отныне воспитывать ребенка как девочку. Его случаем занялся именитый профессор Джон Мани, который долгие годы наблюдал пациента и консультировал родителей. Мани был убежден, что гендерную идентичность можно сформировать и изменить. Брюса переименовали в Бренду, одевали в платья и старались растить как дочку. Что вышло из этого ужасающего эксперимента?

Брюс родился 22 августа 1965-го года в Канаде в семье Джанет и Рональда Раймеров. Он был одним из двух мальчиков-близнецов. Вскоре Раймеру потребовалась операция, которая должна была решить его проблему, связанную с мочеиспусканием — у маленького Брюса обнаружили фимоз. Обрезание было проведено с грубыми нарушениями, в результате пенис мальчика был сильно поврежден и обожжен. Восстановить орган на тот момент врачам не представлялось возможным.

фото1.jpg
Близнецы Брайан и Брюс-Бренда (справа) Раймеры

Раймеры стали искать врачебной помощи и вышли на именитого профессора университета Джона Хопкинса — психотерапевта и сексолога Джона Мани. Доктор специализировался на изучении гендерной идентичности и придерживался теории, что половую идентичность можно «воспитать». Мани долгие годы работал с гермафродитами, практикуя операции по смене пола и гормональное лечение. Профессор был убежден, что до определенного возраста (2−3 лет) на половую самоидентификацию ребенка можно повлиять, если отойти от стандартного маскулинного и фемининного стереотипа. Более того, эротизм, как считал доктор, не развивался в столь ранние годы и также мог быть сформирован искусственно. Иными словами, доктор полагал, что гендерная роль зависит не столько от первичных половых признаков, сколько от социализации.

Мани убедил родителей Брюса, что зачаточные возможности пластической хирургии не способны вернуть мальчику пенис, а вот сделать из него девочку позволяют. Он посоветовал Раймером воспитывать сына как дочку. Мальчику предстояло провести несколько сложных операций. В 22 месяца ему удалили яички, в дальнейшем предполагалось сформировать полноценную вагину. Кроме того, лечение было дополнено гормонами, включая эстроген. Мани был уверен, что эксперимент по изменению пола вполне имеет шансы на успех, однако позитивный опыт, полученный доктором, базировался на случаях работы исключительно с пациентами-гермафродитами. Для доктора Мани Брюс стал своеобразным подопытным — дополнительным фактором, способствующим валидному анализу терапии, являлось наличие у мальчика однояйцевого близнеца, развитие которого также было под контролем врача.

Семейный терапевт Раймеров пытался отговорить их от рискованного эксперимента — в качестве альтернативы он предлагал подождать, пока мальчик достигнет школьного возраста, чтобы затем провести операцию по восстановлению пениса. Однако Мани торопил родителей с решением, так как влиять на идентичность, по его мнению, можно было только до трех лет.

фото2.jpg
Близнецы с родителями

Отныне Брюс стал Брендой. Его мать вела записи, где фиксировала поведение ребенка. Она сшила для Бренды красивое девичье платье из своего свадебного наряда, но та отказалась носить его. Однако некоторые проявления, которые доктор считал чисто «девичьими» все же присутствовали: у Бренды была тяга к порядку, не характерная для большинства мальчиков.

Мать отмечала, что дочь копирует повадки отца, а не ее собственные. Так, например, однажды, Рональд, совершая утренний туалет, брился в ванной, в то время как Джанет наносила макияж. Близнецы наблюдали за ними, а затем Бренда взяла крем для бритья и размазала по щекам, имитируя действия отца. Когда ей указали на то, что следует копировать мать и краситься, девочка начала сопротивляться и заявила, что не хочет наносить макияж, а предпочитает бриться.

Родители старались приобщить Бренду к девичьим занятиям и покупали соответствующие игрушки, но дочь все это отвергала. Она выбирала чисто мужские игры, не интересовалась куклами и шитьем, а брала мальчишеские игрушки у брата. Ей также нравилась техника и одежду она тоже предпочитала мужскую. Когда Бренда подросла, то начала копить карманные деньги, чтобы покупать солдатиков, пистолетики и машинки, так как брат не всегда хотел делиться своими игрушками.

Осознание своей истинной половой принадлежности произошло около 10 лет. По воспоминаниям самого Раймера, тогда он понял, что сильно отличался от других и на самом деле был не девчонкой, а мальчишкой. В то же время он начал развиваться: выросли плечи, голос стал ломаться, и его торс был абсолютно не женственным. Более того, Бренда пыталась мочиться стоя. Травли от сверстников также не удалось избежать: девчонки задирали Бренду из-за мальчуковых повадок, а парни не хотели принимать в свою компанию. И хотя школьные психологи были в курсе ситуации, квалифицированной помощи Раймерам предложить не смогли. В итоге Бренду исключили.

В 12 лет Брюса-Бренду посадили на гормоны, но очень скоро родители и доктор Мани встретили активное сопротивление. Ребенок дал понять взрослым, что не желает становиться женщиной, хотя лечение дало свои плоды: у Бренды выросла грудь, но заставить ее носить лифчик никак не удавалось. Она обсуждала этот вопрос с эндокринологом, и выразила подозрения, что на самом деле была рождена мальчиком. Ситуация обострилась настолько, что девочка периодически озвучивала врачам желание покончить с собой. Трижды Бренда пыталась свести счеты с жизнью, после одной из попыток впала в кому. Она не хотела иметь дело с доктором Мани и отказывалась ездить к нему на прием. В возрасте 14 лет Бренда решила стать мужчиной.


фото3.jpg
Брюс после курса гормональной терапии и операций по восстановлению полового члена

В конце концов родители рассказали ребенку всю правду. В тот момент в сознании Бренды наконец произошел переворот, все было расставлено по местам: она не сумасшедшая, просто она — мужчина. Было принято решение начать новую гормональную терапию — на этот раз тестостероном. В 14 лет Бренде удалили молочные железы, а сложнейшая фаллопластика проводилась дважды — в 15 и 16 лет. Став полноценным мужчиной, Брюс выбрал себе новое имя и стал Дэвидом. После успешных операций он вернулся в школу и смог наконец почувствовать себя членом коллектива: Дэвидом интересовались девушки, а среди парней принимали как своего. Хотя ему пришлось столкнуться со множеством эмоциональных трудностей, вызванных, в основном, неуверенностью в себе и своей мужской силе, мальчику стало намного легче.

Когда Дэвиду было 25, он женился на вдове и усыновил троих ее детей, однако все еще страдал от депрессивных состояний. В 2002 году он столкнулся с рядом сложных жизненных обстоятельств, включая безработицу, кроме того, он тяжело переживал уход из жизни своего брата, принявшего смертельную дозу антидепрессантов. 2 мая 2004 года жена ушла от Дэвида, а 4-го числа того же месяца он покончил с собой. Дэвид Раймер прожил 38 лет.

фото4.jpg
Дэвид в день свадьбы

На протяжении всего периода «лечения» доктор Джон Мани публиковал отчеты о своих достижениях, которые содержали исключительно позитивные комментарии. По мнению профессора, терапия проходила успешно, он не сомневался в правильности своей теории о формировании гендерных ролей. В науке этот случай описывается как дело «Джон/Джоан». Другой ученый, биофизик Мильтон Даймонд, проводивший аналогичные исследования на гвинейских свиньях, позже разнес теорию Мани, доказав, что гендерная идентичность присутствует у зародыша с самого момента его зачатия. История Дэвида Раймера стала известна широкой публике после выхода в 2000 году книги Джона Колапинто «Таким его сделала природа».

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте