Элеонора де Фонсека – стыдливая пропагандистка демократии

Дмитрий Карасюк
25 Сентября 2017 // 19:27

За жестокость одних часто расплачиваются другие. Террор, развязанный якобинцами в 1790-х во Франции, так напугал аристократов всей Европы, что они жесточайше преследовали любые попытки демократизации. Карающий меч монархистов не щадил даже женщин.

Год издания: 1999

Страна: Италия

Итальянская аристократка Элеонора де Фонсека Пиментель сочиняла стихи, и её литературный салон был центром богемной жизни Неаполитанского королевства. А вот семейная жизнь красавицы Элеоноры не удалась: замуж за армейского лейтенанта она вышла только в 26 лет, сын умер через 8 месяцев после рождения. Муж-солдафон бил поэтессу, из-за чего у неё случилось два выкидыша. Одной из причин семейных скандалов была разница в политических убеждениях супругов. Муж был убежденным роялистом, а Элеонора — приверженкой идей французского просвещения. В конце 1780-х годов революционные события в Париже вызвали горячий интерес де Фонсеки. Через пару лет она стала убежденной якобинкой, а её салон превратился в оплот неаполитанских республиканцев.

главная и лид.jpg

В 1798 году войска республиканской Франции оккупировали почти весь Апеннинский полуостров. Король Фердинанд IV в страхе бежал на Сицилию. 12 января 1799 года французы вошли в Неаполь и местные демократы провозгласили Пертенопейскую республику. Она не пользовалась популярностью в народе, традиционно уважавшем власть короля. Но Фонсека взялась за просвещение своих темных сограждан. Два раза в неделю она выпускала газету, в которой расписывала прелести республики и ужасы монархии. В своём обличении абсолютизма пропагандистка дошла до того, что обвинила обожаемую в народу королеву Марию Каролину в лесбиянстве. После таких материалов ненависть лаццарони к новой власти только усилилась.

В результате республика просуществовала всего пять месяцев. Оправившиеся от испуга роялисты собрали отряды из крестьян, разбойников и остатков разбежавшейся армии, и при поддержке русских и турецких войск, а также британского флота к лету вернули власть почти над всем королевством. Кучка республиканцев укрылась в трёх крепостях Неаполя, но вскоре сдалась на милость победителей. Итальянские последователи якобинцев не успели развязать свой террор, но жажду мести их победителей это не смягчило. Полтысячи революционеров бросили в тюрьму, а 99 человек казнили. По законам, дворянам полагалось отрубать голову, но король постановил, что симпатия к якобинцам отменяет эту привилегию, и всех приговоренных повесили. Одна виселица была вдвое выше остальных — она предназначалась для единственной осужденной женщины, Элеоноры Фонсеки. Перед казнью прокурор, думая, что она попросит помилования, пообещал выполнить любую её просьбу. «Дайте мне панталоны», — попросила революционерка, и вскоре её тело закачалось высоко над толпой.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте