«Кровь, пот и слёзы»  — речь Уинcтона Черчилля, произнесённая им 13 мая 1940 года перед палатой общин

«Кровь, пот и слёзы» — речь Уинcтона Черчилля, произнесённая им 13 мая 1940 года перед палатой общин

Winston Churchill "Blood, Toil, Tears and Sweat"

Оценка:
B B B B B

Это была его первая речь в качестве премьер-министра после вступления Великобритании во Вторую мировую войну (дословно «Кровь, тяжёлый труд, слёзы и пот»). Великобритания официально вступила в войну 3 сентября 1939 года после вторжения Германии в Польшу. В тот же день Уинстону Черчиллю было предложено занять пост Первого Лорда Адмиралтейства в правительстве Чемберлена. 8 мая 1940, несмотря на полученный формальный вотум доверия, Чемберлен решил подать в отставку, в связи с острой критикой, которой подверглась политика кабинета, и небольшим (81 голос) перевесом при голосовании. Наиболее подходящими кандидатами считались Черчилль и лорд Галифакс. 9 мая на встрече, в которой приняли участие Чемберлен, Черчилль, лорд Галифакс и парламентский координатор правительства Дэйвид Маргессон (англ. David Margesson), Галифакс отказался от должности, и 10 мая 1940 года Георг VI официально назначил Черчилля премьер-министром.

Черчилль был полон решимости продолжать войну до победы, несмотря на то, что ряд членов его кабинета, включая министра иностранных дел лорда Галифакс, выступали за попытку достижения соглашений с гитлеровской Германией. 13 мая 1940 года он выступил с речью в Палате общин, обозначив свою дальнейшую политику.

Речь «Кровь, пот и слёзы» является первой из трёх речей, произнесённых Уинстоном Черчиллем перед парламентом Великобритании во время Французской кампании стран «оси». 4 июня 1940 года он выступил со второй речью, «Мы будем сражаться на пляжах» (англ. We shall fight on the beaches), а 18 июня — с речью «Их звёздный час» (англ. Their Finest Hour). Последняя считается среди них наиболее яркой.

Выражение, принятое в качестве заголовка речи, в различных формах встречалось и ранее. Например, фразу «потом и кровью» использовал Цицерон, похожие строки встречаются и в поэме 1611 года Джона Донна, и у Байрона, и неоднократно у самого Черчилля, например, в статье, посвящённой войне в Испании. Джон Лукаш предполагает, что Черчилль заимствовал фразу у Гарибальди, биографию которого собирался написать в молодости, а Мартин Уокер называет её прямым цитированием речи Теодора Рузвельта перед курсантами Военно-морского колледжа 2 июня 1897 года.

РЕКЛАМА