Вторая мировая война (6 томов)

Вторая мировая война (6 томов)

The Second World War, 1948—1954, 6 тт.)

Оригинальное название:
The Second World War, 1948—1954, 6 тт.)
Жанр:
исторический
Автор:
Уинстон Черчилль
Издательство:
Терра
Оценка:
B B B B B

Шеститомная история второй мировой войны Черчилля — выдающийся труд, поражающий масштабом охвата и ощущением личной сопричастности, заслуживший мировой признание не только как впечатляющее воспроизведение исторических событий, но и как подлинное произведение литературы.


Содержание


Том 1. Надвигающаяся буря.
Постепенное скатывание к войне. Черчилль становится премьер-министром, а в воздухе уже повис звук набата.
Том 2. Их самый славный час.
Восемь непростых и опасных месяцев от мая до декабря 1940 года, пока Британия остается в изоляции, а Германия идет тропой войны.
Том 3. Великий союз.
Решающий 1941 год: гибель линкора «Бисмарк», Гитлер вторгается в Россию, Япония нападает на Перл-Харбор — формируется великий союз.
Том 4. Поворот судьбы.
От непрекращающегося поражения до почти несокрушимого успеха: год, когда Роммель отброшен назад в Северную Африку, а в Тихом океане меняется обстановка.
Том 5. Кольцо смыкается.
Рывок к победе в период между июнем 1943-го и июлем 1944-го, союзники объединяют свои усилия, с невероятным трудом преодолевая несовпадение позиций.
Том 6. Триумф и трагедия.
От высадки англо-американских войск в Нормандии в июне 1944-го до безоговорочной капитуляции Японии в сентябре 1945 года.

Цитаты

Битву следует вести до конца, чего бы это ни стоило. 18-я дивизия имеет возможность добиться того, чтобы ее имя вошло в историю. Командиры и старшие офицеры должны умереть вместе со своими солдатами. На карту поставлена честь Британской империи и английской армии. Я полагаю, что Вы не проявите снисхождения к какой бы то ни было слабости. Когда русские так дерутся и когда американцы так упорно держатся на Лусон, вопрос стоит о репутации нашей страны и нашей расы.


Я оставил резкое послание Сталина без особого возражения. Ведь в конце концов русские армии страшно страдали, а военная кампания вступила в критическое состояние.


Говоря об агентах и дружественных нейтралах, будет справедливо особо упомянуть о бельгийцах. В 1942 году они дали около 80% всей агентурной информации по этому вопросу

Все мы считали, безусловно, прискорбным, что английская и имперская армии, уже насчитывавшие свыше 630 тысяч человек (по спискам состоявших на довольствии), постоянно получая подкрепления, так долго бездействуют, требуя затраты огромных средств, в то время как русские отчаянно и доблестно сражаются на всем своем огромном фронте.

Ваш народ и мой требуют создания фронта, который ослабил бы давление на русских, и эти народы достаточно мудры, чтобы понимать, что русские убивают сегодня больше немцев и уничтожают больше снаряжения, чем Вы и я вместе взятые.

Возможно, что это (вторжение) придется осуществить в качестве чрезвычайной меры либо а) с целью использовать неожиданный крах Германии, либо б) «в порядке жертвы», чтобы предотвратить неизбежное крушение русского сопротивления.

Все предвещает возобновление весной в громадных масштабах германского вторжения в Россию, и мы мало что можем сделать, чтобы помочь этой единственной стране, ожесточенно сражающейся с германскими армиями.

В каком другом месте, кроме Французской Северной Африки, которая всегда вызывала улыбку у президента?

Он приветствовал меня с величайшей сердечностью и, управляя машиной лично, повез меня к величественным обрывам над рекой Гудзон, где находится его фамильное поместье Гайд-парк.

Одно дело поражение, но другое дело — бесчестье.

Друг в беде — это настоящий друг.

Я размышлял о своей миссии в это угрюмое, зловещее большевистское государство, которое я когда-то так настойчиво пытался задушить при его рождении и которое вплоть до появления Гитлера я считал смертельным врагом цивилизованной свободы. Что должен был я сказать им теперь?

Когда мы проезжали по улицам Москвы, которые казались очень пустынными, я опустил стекло, чтобы дать доступ воздуху, и, к своему удивлению, обнаружил, что стекло имеет толщину более двух дюймов. Это превосходило все известные мне рекорды.

Впервые встретился с революционным вождем и русским государственным деятелем и воином, с которым в течение следующих трех лет мне предстояло поддерживать близкие, суровые, но всегда волнующие, а иногда даже сердечные отношения.

Никогда за все время не было сделано ни малейшего намека на то, что они не будут продолжать сражаться, и я лично думаю, что Сталин вполне уверен в том, что он победит.

Распространялись глупые истории о том, что эти советские обеды превращаются в попойки. В этом нет ни доли правды.

«Ну что же, с Черчиллем теперь покончено», — заметила леди Астор. «Я не уверен, — ответил Сталин. — В критический момент английский народ может снова обратиться к этому старому боевому коню».

Когда телеграмма была прочтена и переведена Сталину, тот пожал плечами: «Я помню ее. Мне не нужно было никаких предупреждений. Я знал, что война начнется, но думал, что мне удастся выиграть еще месяцев шесть или около этого».

Сталин вдруг, казалось, пришел в замешательство и сказал особенно сердечным тоном, каким он еще не говорил со мной: «Вы уезжаете на рассвете. Почему бы нам не отправиться ко мне домой и не выпить немного?» Я сказал, что в принципе я всегда за такую политику.

Он взглянул на меня с усмешкой в глазах, и мне показалось, что он хотел сказать: «Видите, мы, большевики, тоже живем семейной жизнью».

У Молотова есть одно особенное качество — он может пить".

Я действительно знаю много о флоте и морской войне". «Это означает, — вмешался Сталин, — что я ничего не знаю». «Россия сухопутный зверь, — сказал я, — а англичане морские звери».

Чтобы избавиться от периодических голодовок, России было абсолютно необходимо пахать землю тракторами. Мы должны механизировать наше сельское хозяйство. Когда мы давали трактора крестьянам, то они приходили в негодность через несколько месяцев. Только колхозы, имеющие мастерские, могут обращаться с тракторами. Мы всеми силами старались объяснить это крестьянам. Но с ними бесполезно спорить. После того как вы изложите все крестьянину, он говорит вам, что должен пойти домой и посоветоваться с женой, посоветоваться со своим подпаском".

Все обычно считают удобным облегчить свое положение за счет России

Я никогда не предполагал, что англо-американская армия застрянет в Северной Африке. Это трамплин, а не диван…

Я в настоящее время считаю, что мы должны настолько быстро, насколько это позволяют нынешние активные операции, сосредоточить в Соединенном Королевстве ударные силы, которые должны быть быстро использованы в случае падения Германии, или же весьма крупный контингент войск позднее, если Германия уцелеет и перейдет к обороне.

(о де Голле) Он не имел прочной опоры нигде. Тем не менее он игнорировал всех. Всегда, даже когда он вел себя наихудшим образом, казалось, что он олицетворяет Францию — великую нацию с ее гордостью, авторитетом и честолюбием.


Терпением и упорством наши затруднения были постепенно преодолены.

Необходимо было воссоздать сильную Францию, ибо перспектива отсутствия на карте сильной страны между Англией и Россией была непривлекательной.

русскими армиями, сковывающими в настоящее время на своем фронте 218 германских дивизий.

Гитлеру предстояло еще жестоко расплатиться за свою роковую ошибку, выразившуюся в попытке завоевать Россию путем вторжения.

Время и истина — это великие целители.

(итальянцы немцам) «Таково настроение народа. Вы сами сделали себя непопулярными. Вы проводили реквизиции и съели всех наших кур»".

Несмотря на то что были приняты все меры предосторожности для сохранения секретности, собралась большая толпа народа, приветствовавшая нас.

Бадольо признает, что он собирается надуть кое-кого; его интересы и настроение итальянского народа говорят о том, что, вероятнее всего, в дураках окажется Гитлер.

Трудно совместить конкретные военные переговоры с гибкой дипломатией.

Я должен был выступить по радио 31 августа, и это висело надо мной, как коршун в небе.

Сравнивать англо-американские усилия, учитывая все наши обширные ресурсы, с усилиями России за тот же период — это значит затрагивать щекотливые вопросы, которые неизбежно приходят на ум многим людям.

Однако честь почти всех побед на суше принадлежит русским, причем вполне заслуженно, учитывая масштабы и темпы их операций и их замечательную стратегию на колоссальном фронте.

Рядовому человеку должно казаться, что войну выигрывает Россия. Если такое впечатление сохранится, то каково будет наше положение на международной арене после войны по сравнению с положением России? Наше положение на международной арене может резко измениться, и Россия станет дипломатическим хозяином мира. Это нежелательно и ненужно и имело бы весьма плохие последствия для Британского Содружества наций.

Я считаю неизбежным, что Россия станет величайшей в мире сухопутной державой после этой войны, так как в результате этой войны она отделается от двух военных держав — Японии и Германии, которые на протяжении жизни нашего поколения наносили ей такие тяжелые поражения. Однако я надеюсь, что «братская ассоциация» Британского Содружества наций и Соединенных Штатов, а также морская и воздушная мощь могут обеспечить хорошие отношения и дружественное равновесие между нами и Россией, хотя бы на период восстановления. Что будет дальше — глазом простого смертного не видно, а у меня нет пока достаточных познаний о небесных телескопах.

Гитлер совершенно ясно дал понять, что он считает поведение Италии в высшей степени предательским и низким, а в такого рода делах он разбирается, бесспорно, лучше, чем кто-либо другой

Дважды на протяжении жизни нашего поколения и трижды со времен наших отцов германский народ поверг мир в пучину захватнических и агрессивных войн.

Сердце Германии — Пруссия. Вот источник повторяющихся бедствий.

Нацистская тирания и прусский милитаризм — вот два главных элемента германской жизни, которые нужно, безусловно, уничтожить.

В этом меня поддержал маршал Сталин, который считал, что для того, чтобы перейти мост, можно взять в союзники хоть дьявола.

Мы подтверждаем принципы Атлантической хартии, отмечая, что присоединение России к ней основывается на границах 22 июня 1941 года. Мы также принимаем во внимание исторические границы России перед двумя агрессивными войнами, начатыми Германией в 1914 и в 1939 годах.

Сталин заметил с улыбкой, что если не хватает дивизий, то и встреча глав правительств не создаст их.

Сталин полностью согласился с этим, но, рассмеявшись, добавил, что у меня есть склонность выбирать легкий путь для себя и предоставлять трудную работу русским.

Таким образом, вся кампания на суше приобрела вялый характер. Взятие Рима в 1943 году не предвидится… 5. Вместе с тем мы не оказали сколько-нибудь реальной поддержки партизанам и патриотам в Югославии и Албании. Эти партизанские силы сковывают столько же (немецких) дивизий, сколько английские и американские армии, вместе взятые.

Рузвельт сказал, что реформа в Индии должна начаться снизу, а Сталин заметил, что реформа снизу означает революцию"

Можно многое сказать в поддержку Тито, который сковывает больше германских дивизий и делает больше для союзников

Какое это окажет влияние на Болгарию, которая глубоко обязана России за спасение в свое время от турецкого ига?

Когда он спрашивал германских военнопленных, выходцев из трудящихся классов, почему они сражаются за Гитлера, они отвечали, что выполняют приказ. Таких военнопленных он расстреливал.

Тогда я показал при помощи трех спичек, как я себе мыслю передвижение Польши на запад. Это понравилось Сталину, и на этом мы разошлись.

Я по поручению короля вручил Почетный меч, который был изготовлен по специальному заказу Его Величества в честь обороны Сталинграда. (…) Большой зал был заполнен русскими офицерами и солдатами. Когда после нескольких пояснительных слов я вручил это великолепное оружие маршалу Сталину, он весьма внушительным жестом поднес его к губам и поцеловал.


Сталин заявил, что, по имеющимся у него сведениям, немцы имеют восемь дивизии в Югославии, пять в Греции, три в Болгарии и двадцать пять дивизий во Франции.

«В военное время, — сказал я, — правда является такой драгоценностью, что ее всегда должен охранять целый отряд лжи».

«Лучшая дружба та, которая начинается с недоразумений», и тепло пожал мне руку".

Сталин спросил, с каким правительством ему вести переговоры. Польское правительство и его друзья в Польше поддерживают связь с немцами. Они убивают партизан. Ни президент, ни я не имеем никакого представления о том, что сейчас происходит в Польше.

Сталин сказал затем, что русские хотели бы иметь незамерзающий порт Кенигсберг, и набросал возможную линию на карте. Таким образом, Россия оказалась бы как бы у самого затылка Германии. Если он это получит, он будет готов согласиться на мою формулу насчет Польши. Я спросил, как со Львовом. Сталин сказал, что он согласится на линию Керзона.

Произошло два решающих события. Во-первых, маршал Сталин по доброй воле заявил, что Советский Союз объявит войну Японии немедленно после поражения Германии.

«Человек, умеющий владеть собой, на голову выше человека, берущего крепости».

Людей следует прежде всего учить «сосредоточиваться на главном». ========== он просто не в силах просить передвинуть срок в третий раз. Я был не настолько совестлив.

С момента вторжения и завоевания Югославии гитлеровцами в апреле 1941 года эта страна стала ареной страшных событий.

В горах снова разгоралась свирепая партизанская война, какую сербы веками вели против турок.

РЕКЛАМА