Факультатив по истории. «Мужик, а тоже лезет в гимназию!»

Оля Андреева
22 Ноября 2017 // 17:12

О забытой годовщине, связанной с революцией 1917-го года, вреде общедоступного образования и перспективах кухаркиных детей — рубрика подготовлена сообществом Факультатив по истории.

Столетие революции на целый год избавило российских ньюйсмейкеров от головной боли и мучительного креатива в планировании информационной повестки дня. Революция проникла в кино, музеи, театры, модные дома, рестораны, научные лекции, без нее нельзя спокойно посмотреть телевизор или пройтись по магазинам, она насильно приковала к себе внимание тех, кто родился столетием позже, и разбередила чувства старшего поколения. Маркетологи сделали революцию брендом, в два счета продающим любую дрянь (осталось только выпустить жевательную резинку со вкусом революции), а средства массовой информации превратили значимое историческое событие в «звезду-однодневку», о которой все позабудут, едва только кончится бюджетное финансирование. Пока все перемывают косточки героям 17-го года, другой важный юбилей — 130-летие «Циркуляра о кухаркиных детях» — остается без внимания, однако не будь его…

Любимым писателем Александра III, наверное, был Гоголь. Гоголь еще в 1848 году высказал наболевшую мысль о том, что простому мужику нужно жить жизнью простого мужика и не дергаться насчет образования. «Учить мужика грамоте затем, чтобы доставить ему возможность читать пустые книжонки, которые издают для народа европейские человеколюбцы, есть действительный вздор», — писал он своему другу Б. Н. Б… му. «Деревенский священник может сказать гораздо больше истинно нужного для мужика, нежели все эти книжонки».

фото 2.jpg

По воспоминаниям Чуковского, Александр III тягу мужика к образованию считал «опасным преступлением, которое необходимо пресечь в самом корне. Когда крестьянка Ананьина, привлеченная к суду по одному революционному делу, упомянула о том, что она мечтала отдать своего сына в гимназию, Александр III написал, негодуя: «Это-то и ужасно! Мужик, а тоже лезет в гимназию». Когда тобольский губернатор не без прискорбия довел в своем докладе до монаршего сведения, что в губернии мало грамотных, царь написал на полях: «И слава богу!».

Если и есть в стране человек, ответственный за то, чтобы оградить население от грамоты, то это министр народного просвещения. Иван Давыдович Делянов был из благородного рода, знал четыре иностранных языка, управлял Публичной библиотекой, а под старость лет удостоен был титула графа. В 1887 году он сочинил прославивший его доклад «О сокращении гимназического образования», в котором предложил очистить гимназии от детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, лавочников и т. д. и т. п. Получивший в народе название «Циркуляр о кухаркиных детях», документ шел вразрез с действующим законом об отсутствии сословных и вероисповедных цензов для обучения, зато радовал императора. «Из одесских гимназий, — писал Чуковский, — изгоняли всех тех, кто… жил в маленьких и тесных квартирах. Не меньше четырех комнат должен был занимать человек, чтобы иметь право посылать своего сына в гимназию! Если он занимает три комнаты, мальчика даже не допустят к экзаменам. Если у него одна кухарка, его сыну никогда не бывать гимназистом. Только те, у кого есть и кухарка и горничная, могут надеяться, что их дети пройдут гимназический курс».

Циркуляр явился материальным воплощением гоголевской идеи полувековой давности: «Помещик ты… не потому, чтобы тебе хотелось повелевать и быть помещиком, но потому что ты уже есть помещик, что ты родился помещиком, что взыщет с тебя Бог, если б ты променял это званье на другое, потому что всяк должен служить Богу на своем месте, а не на чужом». Кем родился, тем и умрешь, родился поваром — умрешь поваром, родился кучером — умрешь кучером. Фатализм и безысходность.

Печать Сохранить в PDF

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Ирина Туджанова 23.11.2017 | 08:4008:40

Замечательный император! Именно ему и надо было поставить памятник! Процветай Русь!