Факультатив по истории. «Царь отправлял их прямо в ад»

Оля Андреева
02 Августа 2017 // 16:24

Когда гнев Иоанна Грозного обрушился на жителей Великого Новгорода, мало не показалось никому. Очевидцы вспоминают, что переполненная телами река Волхов вышла из берегов и не замерзала зимой. Самые яркие эпизоды опричнины - в воспоминаниях самих участников опричного похода.

фото1.JPG

От трех до тридцати тысяч новгородцев — такие вот разные цифры приводят свидетели, историки и мемуаристы, подсчитывая пострадавших от террора в период 1569—1570 годов. До наших дней сохранились яркие воспоминания перешедших на русскую службу ливонских дворян, которые принимали участие в опричном походе на Новгород:

«Он (Иоанн Грозный — прим. ред.) препоручил выгнать всех нищих за город и выгнанных заставил пребывать под открытым небом, в то время как все было бело от снега и замерзло от холода. Граждане, также желая избежать гибели, грозящей городу, в большинстве облеклись в одеяние нищих и дали себя выгнать вместе с ними. Многие украдкой отправлялись ночью в город, полный трупов, крали тела убитых и питались ими, похищенными тайно. Остальные тела, которые они не могли потребить, они хранили посоленными в бочках. Когда Московит узнал это, он осведомляется о причине, почему они хранят тела умерших впрок в бочках. Те отвечали, что сделали это вынужденные голодом. А он повелел всех схватить и потопить в воде».

Почему именно потопить? Историки утверждают, что топография казни вряд ли случайна. По древним поверьям, путь в преисподнюю начинался в пропасти на дне реки. Таким образом, царь отправлял своих подданных прямо в ад. Тела казненных запрещалось предавать земле. Руководитель датского посольства 1578 года к Ивану IV Якоб Ульфельдт рассказывал, что «мертвыми телами многих тысяч жалким образом казненных людей река Волхов так была наполнена, что нарушено было правильное течение ее: она вышла из берегов и должна была разлиться по полям».

фото2.JPG

Анонимный автор немецкой брошюры «Истинно правдивое описание некоторых деяний, происшедших и случившихся в России — в Москве, во Пскове, в Новгороде, в Нарве, Ревеле, в Дерпте и других городах» писал:

«Какую тиранию великий князь творил над подданными, такую же и над скотом, принадлежавшим им, над лошадьми, быками и коровами. Со спин у них снимали шкуру, драли до мяса, потом забивали дубинами и топорами».

По свидетельству вестфальского бюргера Генриха Штадена, приказом царя были снесены все высокие постройки, иссечены красивые ворота, лестницы и окна. Все это наводит на мысль о таинственной символичности процесса и неслучайности предпринятых мер. Громкие казни определенно напоминали театрализованные постановки, полные религиозной символики и эсхатологической образности. Одна из них была описана старым москвичом и записана голландскими дипломатами в начале XVII века:

«Один честный купец, которого он (Иоанн Грозный — прим. ред.) также приказал бросить в реку с моста и который, будучи связанным, был уже близок к тому, чтобы утонуть, но он приказал вытащить из воды, и когда он пришел в себя, спросил его, что интересного он видел на дне. Купец ответил, что он был в аду и там место и стул, приготовленный для него, Васильевича, когда он умрет. От этого великий князь пришел в такую ярость, что приказал посадить купца в котел с маслом и нагревать его постепенно до тех пор, пока он не сварится заживо».

Слухи о страшных событиях в Новгороде распространились далеко за пределы отечества и надолго очернили образ далекого русского государства в глазах иностранцев.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте