Человек, который разбил сам себя

Алексей Дурново
02 Ноября 2016 // 14:17

Среди забытых полководцев попадаются не только победители, но и проигравшие. Как австрийский император Иосиф II, вероятно, самый бедовый военачальник в истории Европы. Правда, с ним не всегда понятно. Юридически главную битву в своей жизни он не только проиграл, но и выиграл, ведь его армия дралась сама с собой. Алексей Дурново о единственном в истории полководце, который разбил самого себя.

Романтичный прагматик

Иосиф II, возможно, самая противоречивая фигура в истории Австрии. Причем противоречия были заложены в самом характере Императора. Необъяснимым образом в нем сочетались, с одной стороны, жесткость и прагматизм, с другой — склонность к рефлексии и восторженный романтизм. Все это привело к довольно занятному разделению. Жесткость с прагматизмом Император проявлял во внутренней политике, а всю свою порывистость — в политике внешней. В историю Австрии Иосиф II вошел в итоге как великий реформатор и дипломат-неудачник. Он был старшим сыном великой Императрицы Марии Терезии, и на протяжении пятнадцати лет являлся еще и ее соправителем. Судя по всему, в вопросах политики они не сильно ладили. Иосиф требовал реформ, его царственная мать отвергала и заворачивала все его проекты. Однако в 1780-м Мария Терезия умерла, а ее сын стал единоличным правителем Австрии.

1. Иосиф.jpg
Знаменитая картина, изображающая Иосифа II, пашущего поле

Своей главной целью он считал преодоление отсталости страны и превращение ее в могучую европейскую державу. Так начинались его реформы. Проблема заключалась в том, что Иосиф II не доверялся советникам и желал лично контролировать каждый сделанный им шаг. Не вдаваясь в подробности реформ, скажем лишь, что преобразования носили явно демократический характер. Иосиф, например, издал закон о печати, разрешавший критиковать Императора и его действия. Кроме того, он дал широкие торговые права купеческому сословию, упразднил привилегии дворянства и частично отменил крепостное право. Впрочем, Иосиф так и не довел своих реформ до конца, ибо увлекся внешней политикой. На этой арене он потерпел ошеломительную неудачу, когда пытался создать союз германских государств против Пруссии. Итогом дипломатических усилий Иосифа стало возникновение широкой антиавстрийской коалиции под началом Пруссии.

Вошли в нее именно те государства, в которых Император видел потенциальных союзников. Как раз в этот момент (1877-й год) вспыхнула очередная русско-турецкая война. Иосиф II решил поддержать Россию. К этому его обязывал союзный договор с Екатериной II, которую он считал своей близкой подругой. Маршал Эрнст Гидеон Лаудон и канцлер Венцель Кауниц советовали Иосифу в открытое военное противостояние с Османской Империей не ввязываться. В конце концов, Россия справится сама, а основным театром военных действий будет удаленное от Австрии побережье Черного моря. Тут бы хватило и формальной поддержки на дипломатическом уровне, но Император рассудил по-другому. Думая подправить свой авторитет, пострадавший после неудачи в германских делах, он объявил Турции войну и стал собирать армию. Больше того, Иосиф решил лично возглавить войска, ибо искренне любил военное дело.

Непредсказуемый военачальник

2. Лаудон.jpg
Маршал Лаудон

Австрийская армия была рассредоточена вдоль границ, а поблизости от будущего театра военных действий располагался только корпус принца Фридриха Кобургского. По приказу Иосифа туда была переброшена еще и армия маршала Лаудона, вслед за ней прибыл и сам Император. Поначалу Иосиф учился. Он не брал на себя командования, наблюдая за своими командующими. И все шло неплохо. Принц Кобургский занял Бухарест, Лаудон — Белград. Именно в этом городе Иосиф и расположил свою ставку, приступив к формированию новой армии.

Тут он допустил первую ошибку. Поставив во главе воинских подразделений австрийских офицеров, он набрал в них добровольцев из Румынии, Хорватии, Сербии и Словении. В итоге он получил армию, говорившую на нескольких языках и лишенную взаимопонимания. Впрочем, самой губительной была вторая ошибка Императора. Иосиф встал лагерем под Белградом, расположив его в заболоченной местности. Вскоре в расположении армии вспыхнула малярия. Уже через несколько дней в лазарете находилась почти треть собранных войск. Под конец войны число жертв эпидемии перевалило за 33 тысячи. Парадоксально, но от малярии Иосиф понес большие потери, чем на полях сражений. Впрочем, сражение-то было всего одно.

Приказ о выдвижении Император отдал самопроизвольно. Его 100-тысячная армия направилась в Румынию без какой-либо вдумчивой разведки. Иосиф мог лишь догадываться, когда и где он встретит неприятеля, что лишало его возможности выбора позиции. Точнее, выбор-то у него был. Все тот же Лаудон нашел отличную позицию близ ущелья и настоятельно советовал Императору встать там лагерем. Здесь было все. Ручей, чтобы поить лошадей, горы, чтобы прикрыть армию с тыла и флангов, возвышенность, чтобы получить преимущество в битве. Иосиф советы Лаудона проигнорировал. 17 сентября 1788-го его армия подошла к небольшому городку Карансебеш и начала переправу через реку Тимиш. Здесь имелся единственный и довольно ветхий мост. Император распорядился начать переправу, несмотря на то, что солнце клонилось к закату, а сам отправился в походную палатку, где вскоре уснул. Пока он спал, на другой берег переправился отряд гусар. Им было поручено осмотреть местность на предмет наличия турецких войск. Разведчики не обнаружили никаких следов османов, зато нашли цыган, у которых конфисковали несколько бочек шнапса.

Битва при Карансебеше

3. Тимиш.jpg
Так выглядит река Тимиш в наши дни

Пока гусары пьянствовали, переправа через Тимиш продолжалась. Уже в сумерках в Карансебеш вступила пехотная рота, состоявшая, в основном, из сербов. Ее офицеры, заметив пьющих гусар, потребовали, чтобы те поделились шнапсом, но получили отказ. Так началась заварушка. Гусары соорудили из бочек баррикаду, пехотинцы начали ее штурмовать, кто-то выстрелил и разгорелся серьезный бой, в котором и те, и другие понесли ощутимые потери. Гусары вытеснили пехотинцев из своего временного пристанища, те подожгли соседний дом, а звуки выстрелов донеслись до ушей офицеров, руководивших переправой.


Как раз в этот момент кто-то из пехотинцев, бежавших от гусар, крикнул: «Турки». В рядах армии возникла паника. Несколько частей отказались переправляться, а один румынский полк и вовсе решил самовольно распуститься. Австрийские офицеры попытались остановить панику и принялись отдавать команды на немецком. Вот только крики Halt! Halt! — что означает «стой», не знавшие немецкого сербские и румынские добровольцы восприняли по-своему. Они приняли их за возгласы «Аллах!», «Аллах!» с которыми шли в бой турецкие войска. И с этого момента в армии начались хаос и паника, которые никто уже не был в состоянии остановить. Кто-то бросился в бегство, кто-то открыл огонь по воображаемому неприятелю. В поднявшемся дыму и ночном мраке разобрать что-либо было трудно. Те части, по которым велась стрельба, поспешили открыть ответный огонь. Тем временем командующий артиллерией, заслышав стрельбу, также велел стрелять по позициям неприятеля. Пушки осыпали ядрами как сам Карансебеше, так и поле боя. Апогеем стали сразу два события, случившиеся с разницей в пару минут. Сначала взорвался пороховой склад, затем обрушился мост через Тимиш.

Что же делал Император Иосиф? Он пытался привести войска в порядок, но ему это не удалось. Правитель Австрии влез на коня, скакал вокруг лагеря и раздавал приказы, которые никто не слышал. Его адъютант был насмерть затоптан бегущими солдатами. Досталось от них и Императору. Поток беглецов опрокинул его вместе с лошадью в реку, откуда Иосиф с трудом выбрался. Его армия, в течение двух часов уничтожавшая саму себя, бросилась в беспорядочное бегство. К утру от нее не осталось ни следа. Император пытался собрать остатки сил, чтобы продолжить войну и встретить османов, но его едва ли не силком увезли обратно в Белград. Турки подошли к Карансебешу лишь через два дня. Никакой надобности в сражении уже не было. Австрийская армия сделала за визиря Юсуфа-пашу всю работу.

После провала

4. Рымник (1).jpg
Битва при Рымнике

Перелом руки, три выбитых зуба, многочисленные ушибы, сотрясение мозга — вот далеко не полный диагноз, поставленный Иосифу II после битвы при Карансебеше. От полного разгрома Австрию, по сути, спасла Россия. Юсуф-паша не стал преследовать Иосифа до самого Белграда, двинувшись к российским позициям. В следующие годы на фронте произойдет много важных событий. Иван Салтыков и Фридрих Кобургский в очередной раз возьмут Хотин, Григорий Потемкин овладеет Очаковом, Суворов обессмертит свое имя блестящей победой при Рымнике. Но для Иосифа II война закончилась, по сути, не начавшись. Он потерял армию в битве, в которой мог считаться и проигравшим, и победителем. Он не был разбит турками, он даже не проиграл войну. Австрия продолжила участие в кампании. Вот только ее Император на фронт уже не вернулся. Его единственное сражение завершилось полным фиаско. В начале 1789-го года Иосиф прибыл в Вену больным и потерянным человеком. Он подхватил туберкулез, который медленно выкачивал из него все жизненные силы.

Тем не менее, Император продолжал работать. По возвращении в столицу он взялся за военную реформу, которую так и не довел до ума. В ноябре 1789-го Иосиф слег в постель. Он больше не мог ездить по стране, но даже находясь при смерти, пытался ей руководить. Военную реформу Иосиф так и не осуществил. Больше того, в последние дни жизнь он одним указом отменил все свои нововведения, кроме крестьянской реформы. В феврале 1790-го Иосиф скончался, оставшись в памяти современников деятельным человеком, так ничего и не сделавшим. Так было и с его мимолетной карьерой полководца. Император умудрился разгромить самого себя, но никаких серьезных последствий это не вызвало.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
СамсонЪ Петергофскій 02.11.2016 | 20:1920:19

Очень хороший материал. Рекомендуется для чтения русофобам.