• 17 Февраля 2018
  • 3832

Кинократия. «Гражданин Кейн» Орсона Уэллса

Орсон Уэллс появился на голливудском Олимпе так же неожиданно, как и его легендарная постановка «Война миров» в американском радиоэфире, которая наделала немало шума. Это событие способствовало появлению его дебютного фильма, в котором он снялся в главной роли. Авантюрный характер, закаленный еще с детства сделал режиссера во многом эдаким «гадким утенком» в голливудской семье. Однако это не помешало Орсону Уэллсу встать в ряд великих творцов кино.

Прототипом главного героя — газетного медиа-магната Чарльза Фостера Кейна, послужил Уильям Рэндольф Херст, который придумал «желтую журналистику» и в свое время создал целую медиа-империю. К моменту съемок Херст уже знал о планах Уэллса и попытался силами своих СМИ помешать выпустить картину. Впрочем, молодому режиссеру удалось доснять материал и отправить его в прокат, пусть и без планируемого размаха.

Иллюстрация 1.jpg

История Чарльза Кейна во многом похожа на историю жизни самого Орсона Уэллса. Еще в юности ему пришлось, как и его персонажу, столкнуться один на один с трудностями жизни — в 15 лет он становится круглым сиротой. И несмотря на период «Великой депрессии», ему удается практически без денег уехать в путешествие по Европе, где он умудряется выступать с театральной труппой в Ирландии и попутешествовать по Северной Африке. В середине 1930-х он возвращается в США и убеждает малоизвестного режиссера Джона Хаусмана открыть совместный театр в Нью-Йорке.

Поэкспериментировав с любимым Шекспиром, в 1938 году Уэллс обретает славу, благодаря эпичной радиопостановке «Войны миров». Действо было настолько правдоподобно, что многие американские слушатели действительно поверили во вторжение марсиан на Землю. Население нескольких штатов охватило неподдельный ужас, некоторые даже покончили жизнь самоубийством. После такого фурора на молодого режиссера обратили внимание в Голливуде, в частности, кинокомпания RKO, которая и выделила ему средства на создание полнометражной картины.

Иллюстрация 2.jpg

Известно, что готовясь к съемкам картины, Орсон Уэллс отсмотрел около тысячи кинофильмов, но особенно ему приглянулась эстетика немецкого экспрессионизма. Это неудивительно — немецкие актеры и режиссеры сыграли существенную роль в становлении американского кинематографа. В 1934 году в США эмигрировал германский классик Фриц Ланг, автор самого крупнобюджетного фильма в истории немого кино — «Метрополис». Немалый успех в Голливуде принесла Лангу криминальная драма «Жизнь дается один раз», снятая по всем канонам экспрессионизма. Этот фильм оказал огромное влияние на появление жанра нуар. Как писали критики тех дней, «там всегда ночь, обычно идет дождь и камера нависает над героями как тяжелая рука судьбы».

«Гражданин Кейн» по своей эстетике фактически стал провозвестником жанра нуар. В криминальных драмах 1940−50-х годов отразилась атмосфера пессимизма и разочарования, свойственная американскому обществу в этот период. Как отмечал историк кино Жорж Садуль, сюжет фильма нуар «липкий как кошмар», что отразилось и в визуальной части «Гражданина Кейна». Тут преобладают ночные сцены или намеренно затемненные дневные эпизоды, созданные в резком световом контрасте. В традиции эстетики экспрессионистского кино лента Уэллса полна искаженных ракурсов, когда камера фиксирует персонажей или места действия широкоугольным объективом, с нестандартной, высокой или низкой, точки съемки. Кульминация «Гражданина Кейна» неразрывно связана с приемом саспенса, весьма характерного для фильма-нуар в целом. Кроме того, сюжет фильма хронологически выстроен очень запутанно, как будто специально пытаясь дезориентировать зрителя, теряющегося в лабиринте ретроспективных эпизодов из жизни главного героя.

Иллюстрация 3.jpg

В «Гражданине Кейне» применено довольно много новаторских киноприемов, в частности операторских: движущаяся в разных плоскостях камера, использование передового на тот момент широкоугольного объектива — все это позволило Греггу Толанду, оператору картины, строить глубинные кадры, в которых объединялось много разных действий одновременно. Картина, благодаря задумке режиссера, получилась разнотемповой. Если первая часть фильма проходит в быстром темпе, порой сопровождается неким сумбуром, скорее свойственным немому кино, то вторая часть картины уже более размеренная и спокойно-повествовательная. Постановка некоторых сцен и изобретательность операторской работы удивляют зрителя даже сегодня, особенно учитывая, что картина вышла на экраны в 1941 году.