Кинократия. «Сталкер» Андрея Тарковского

Мария Молчанова
16 Декабря 2017 // 14:17

В 1979 году вышел культовый фильм одного из самых интеллектуальных режиссеров советского периода Андрея Тарковского. За «Солярис», «Зеркало» и «Андрей Рублев» Тарковский уже получил международные кино награды и мировое признание. Однако у себя на родине в Советском Союзе режиссер встречал существенные препятствия за свободомыслие и нежелание следовать писаным правилам чиновников. Со «Сталкером» он поступил также – взялся за экранизацию романов писателей, чьи произведения обрели репутацию «неэкранизируемых». Ответ, почему Тарковский предпочел «Пикник на обочине» всем другим своим задумкам, например, экранизации «Идиота» Достоевского, кроется в дневниках режиссера: «Чем-то мое желание делать «Пикник» похоже на состояние перед «Солярисом». Теперь я уже могу понять причину. Это чувство связано с возможностью легально коснуться трансцендентного». 

История создания «Сталкера» берет свое начало в 1973 году, когда режиссер впервые прочитал недавно вышедшую повесть братьев Стругацких. Тогда Тарковский только задумался о том, чтобы когда-нибудь снять фильм по «Пикнику на обочине». Однако сам он долгое время не хотел приступать к работе над картиной, поскольку изначально сценарий предназначался для другого режиссера — Тито Калатозишвили, близкого друга Тарковского, который, правда, не особенно стремился начать съемки. И тогда Андрей Арсеньевич решил сам взяться за экранизацию, предварительно договорившись со Стругацкими.

Он несколько раз встречался с авторами повести пока ему не удалось убедить их в экранизации лишь четвертой части — той, где главный герой отправляется к Золотому Шару, Машине Желаний. Именно таким и было рабочее название сценария — «Машина желаний». К февралю 1975 года была готова первая версия сценария для подачи заявки на «Мосфильм», но проект решили придержать из-за просьбы режиссера, чтобы Тарковский наконец уладил прокатную историю другого своего киношедевра — «Зеркала».

Иллюстрация1.jpg

Взаимоотношения Андрея Тарковского с прокатчиками были сложными. Те не любили неуступчивого режиссера, а потому со всеми его проектами были проблемы на бюрократическом уровне, что объясняет, почему было так мало прокатных копий его фильмов. Вот как описывает эти отношения с Тарковским тогдашний заместитель Госкино Борис Павленок: «Он жил в собственном замкнутом мире, демонстрировал пренебрежение к публике и порой мог сказать: «А вы посмотрите на себя. Разве вы в состоянии понять мой фильм?» И постоянно брюзжал, наскакивая на прокатчиков, почему его фильмы выпускаются малыми тиражами, видел в этом козни «начальства». Плановые показы «Зеркала» по всему Советскому союзу вновь отодвигают задумку режиссера на неопределенный срок.

После триумфальных гастролей по Грузии и Эстонии, где он был необыкновенно тепло принят, Тарковский встретился с известным отборщиком Каннского кинофестиваля Бесси, который пребывал под сильным впечатлением от «Зеркала» и предложил режиссеру послать картину на фестиваль, уверив того, что фильм обязательно получит приз. Однако эта идея встретила в очередной раз сопротивление со стороны все того же министра Ермаша — как же так, возмущался он, в Каннах поняли, о чем фильм, а советские прокатчики — нет. Он не мог допустить такого «плевка» в сторону Госкино — награды Каннского кинофестиваля. Так, «Зеркало» никуда не пустили, оставив Андрея Тарковского без заслуженной премии. Понимая, что «Сталкеру» уготована та же участь, режиссер решается сделать перерыв и уезжает из Москвы в деревню.

Иллюстрация2.jpg

Режиссер вновь увиделся c Аркадием Стругацким сразу после возвращения писателя из Кисловодска. Тарковский, наконец, принял окончательное решение — режиссёром и художественным руководителем фильма будет он сам. Сценарий дорабатывать решили «на троих», поровну поделив гонорар. Кстати, несмотря на всеобщее признание, Тарковский все равно имел трудности с деньгами и большинство своих гонораров ему приходилось отдавать за скопившиеся долги. Параллельно Тарковский пытается осуществить свой первый полноценный театральный проект в Ленкоме — шекспировский «Гамлет». К середине весны его «Зеркало» все же вышел на экраны, правда, только в нескольких кинотеатрах, да и то на периферии всего на пару дней, после чего сняли с проката. Тарковский получил немало теплых слов и писем с благодарностями от зрителей, которым пришлось буквально выискивать места, чтобы посмотреть «Зеркало», но этого оказалось недостаточно для черствого начальства из Госкино, которое не признавало очевидной уникальности картины. В очередной раз отвлекшись на постановку в Ленкоме, а потом уехав на полгода в деревню, Тарковский вновь возвращается к «Сталкеру» только в феврале 1976 года. Он написал письмо в ЦК КПСС о своем отчаянном положении и своем противостоянии с Госкино. И это сработало — ему наконец дали добро на производство фильма.

Для натурных съемок Тарковский выбрал пригород Исфары в Таджикистане, однако этим планам не суждено было осуществиться: в республике произошло землетрясение и пришлось искать новое место съемок. После долгих поисков в апреле 1977 года Георгий Рерберг (первый оператор фильма) нашёл новую натуру в Таллине и в районе старой разрушенной электростанции вблизи города. Там же остались памятные таблички и другие упоминания о съемках. Индустриальные пейзажи с дымящимися трубами снимали в спальных районах Москвы и Ленинграда. Для режиссера и многих членов съемочной группы этот фильм стал роковым — дело в том, что тяжелые условия съемок сильно подорвали их здоровье, в том числе Андрея Тарковского, Аркадия Солоницына и Аркадия Стругацкого, которые скончались от онкологических заболеваний. Фактически избежал тяжелой участи только один человек — композитор Эдуард Артемьев, который ни разу не был в местах съемок, работая над музыкой к фильму в Москве.

Иллюстрация3.jpg

Съемки фильма проходили сложно — в 1977 году закончились деньги, и Тарковский попросил дополнительное финансирование у Госкино и, что удивительно, получил его. Кроме тяжелых экологических условий и недостатка средств, Тарковский столкнулся еще с одной неприятной неожиданностью, которая могла перечеркнуть все планы — целиком отснятая дорогостоящая пленка Kodak после окончания съемок была уничтожена по неосторожности персонала. Однако Тарковского этот факт мало смутил, поскольку его не устраивал отснятый материал. Перерасходовав лишних 300 000 рублей, переписав сценарий девять раз, Тарковский и его команда уже с другим оператором Александром Княжинским наконец заканчивает съемки фильма в декабре 1978 году. Для режиссера «Сталкер» стал не только в каком-то смысле роковым, но и последним фильмом, снятым в Советском союзе.

Цитаты из фильма:

1. «Я эту самую истину выкапываю, а в это время с ней что-то такое делается, что выкапывал-то я истину, а выкопал кучу, извините… не скажу чего.»

2. «— А далеко до этой комнаты? — По прямой — метров 200. Да только тут не бывает прямых.»

3. «Дикобразу — дикобразово»

Фрагмент фильма:


Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте