Кинократия. «Бегущий по лезвию» Ридли Скотта

Мария Молчанова
04 Октября 2017 // 10:15

Фильм Ридли Скотта «Бегущий по лезвию» вышел 35 лет назад, когда еще не было ни интернета, ни мобильных телефонов, а люди не задавались вопросом об этичности использования искусственного интеллекта на благо или во вред человечеству. «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» – научно-фантастический роман Филипа Дика, легший в основу сценария будущего киношедевра, во многом отличается от оригинала. Однако, многие несоответствия не помешали Дику назвать картину Ридли Скотта идеальным киновоплощением его мрачного литературного мира будущего. Накануне премьеры второй части фантастического детектива – «Бегущий по лезвию 2049», вспоминаем и разбираем фильм, ставший уже каноническим для всех любителей фантастики и киберпанка.

История создания романа «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» началась в 1962 году, когда Филип Дик работал над другим романом «Человек в высоком замке», по сюжету которого нацисты одерживали победу во Второй мировой войне. Собирая исторические архивы, автор наткнулся на дневники офицеров СС. Прочтя их, он пришел в ужас от бесчеловечности нацистов, что и натолкнуло его на мысль: они хоть и выглядели как люди, но таковыми не являлись. С этого всё и началось. В 1969 году договориться об экранизации романа пытался еще никому не известный режиссёр Мартин Скорсезе. Но к счастью зрителей, проект не получил дальнейшего развития, потому что Дик счёл сценарий ужасным. Ридли Скотт взялся за экранизацию только со второй попытки после значительной доработки текста.

С названием картины определились случайно, в тот момент, когда дотошный Ридли Скотт поинтересовался у сценариста Хэмптона Фэнчера о том, как называется профессия Рика Декарда. Рик предложил название «Бегущий по лезвию»: так назывались подпольные хирурги из одноименной книги Алана Нурса «The Bladerunner», прославившую имя Уильяма Берроуза, автора ее авторской киноадаптации. Ему и пришлось заплатить за право использовать это словосочетание в своем фильме. Рабочее название картины довольно долго значилось как «Опасные дни» — его потом «пристроили» в документальном фильме о съемках «Dangerous Days: Making Blade Runner».

картинка1.jpg

Съемки фильма на различных этапах производства проходили очень напряженно с множеством задействованных сторон. Своенравный Ридли Скотт мало того что настроил против себя практически всю съемочную группу, кроме разве что британских коллег, так он еще не на шутку разозлил своих основных инвесторов из студии Tandem. А поводом послужили два обстоятельства — финал, который по мнению Tandem должен был быть со счастливым концом, и запись закадрового голоса героя Харрисона Форда. В итоге звуковую дорожку пришлось записывать и монтировать отдельно без участия Скотта. Именно она вошла в прокатную версию фильма, а всего их было семь. К слову, прокатная версия сразу же провалилась, собрав за первые дни около 6 миллионов долларов и прохладные отзывы со стороны критиков, в отличие от режиссерской, вышедшей спустя десять лет с открытым финалом, — именно она обрела статус культовой. В данном случае время расставило свои акценты и повлияло на непреходящую популярность картины, продлив ее актуальность на целое десятилетие, а в контексте нынешнего времени и ожидаемого продолжения, лента продолжает оставаться востребованной и поныне.

картинка2.jpg

Однажды конфликт между режиссером и актерами, в частности с Харрисоном Фордом, перерос в чудаковатый формат взаимных острот, а именно в знаменитую войну футболками. Режиссер в одном интервью британскому изданию пожаловался на американских актеров, которые не подчиняются его требованиям, в отличие от британских актеров, отвечающих на любую просьбу «Yes, Gov» («Да, капитан»). На что американские коллеги по съемкам ответили своеобразным протестом, придя на съемочную площадку в футболках с надписями: «Yes, Gov — My ass» («Да, капитан, — шел бы ты в ж**у») и «You soar with eagles when you fly with turkeys» («С орлами ты паришь, а с индюками — летаешь»). Был еще другой вариант издевки, который звучал как «Уилл Роджерс никогда не встречался с Ридли Скоттом», — намек на известную цитату Роджерса: «Я никогда не встречал человека, который бы мне не нравился». На следующий день британская часть съемочной группы во главе со Скоттом пришла в футболках с ответом «Xenophobia sucks» («Ксенофобия — отстой») и после этого удивительным образом атмосфера внутри коллектива стала улучшаться.

картинка3.jpg

Дополнительный вес популярности картине добавила игра «Blade Ranner», выпущенная в 1997 году Westwood Studios. В основу игры легла вольная интерпретация фильма: имена компьютерных персонажей были изменены, а сама игра была сделана в стиле «квест», популярный в середине 90-х. По ходу игры главному персонажу приходится регулярно пользоваться тестом Войт-Кампфа, который используется в сюжете фильма для распознания репликантов. Кстати, само название для андроидов (искусственных людей) придумала дочь сценариста Дэвида Пиплза, которая училась на биохимика и помогла с наукоемким названием «репликанты». Популярность среди «гиков» картина обрела после того, как в 1982 году вышел комикс из серии Marvel Comics Super Special, посвященный «Бегущему по лезвию». В него вошли лучшие сцены из фильма и несколько альтернативных концовок.

Музыку для «Бегущего по лезвию» написал один из выдающихся композиторов современности Vangelis. Правда, с выходом саундтрека композитор затянул на целых 12 лет после выхода картины на большой экран, выпустив полноценный альбом «Blade Runner» лишь в 1994 году. Музыкальный материал для фильма отличался лаконичным звучанием и потому идеально вписывался в мир мрачного постапокалиптического будущего Ридли Скотта. Как отмечают критики, Vangelis предвосхитил этим альбомом появление транс-электронной культуры. В написании альбома ему помогли известные певцы: Мэри Хопкин в песне «Rachel» и Демис Руссос в композиции «Nales Of The Future».

картинка4.jpg

Несмотря на то, что картина прочно ассоциируется с киберпанком, снята она была по классическим канонам детективного нуара. Например, при создании образа детектива Рика Декарда, сценарист Хэмптон Фэнчер вдохновлялся известным голливудским актером Робертом Митчемом — героем эпохи нуара. Атрибутами нуаровского детектива пропитан весь фильм: контрастные ночные съемки, проливной дождь, роковая красотка с характерной прической, и все это приправлено нагнетающей атмосферой саспенса, как в триллерах Хичкока. Возможно, с первого взгляда, за футуристическими декорациями и спецэффектами связь с «черными детективами» из золотой эпохи кинематографа, проступает не столь очевидно, однако этот прием позволил режиссеру воплотить на экране гротескную сущность героев, еще более усилив ощущение беспросветного одиночества и отчаяния в этом «новом дивном мире».

Цитаты из фильма

«Все эти мгновения затеряются во времени»


«Огонь, который горит в два раза ярче, сгорает в два раза быстрее»

«Я видел Си-лучи… мерцающие во тьме близ врат Тангейзера. И все эти мгновения исчезнут во времени как слёзы под дождём. Пора умирать»



Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте