Биеннале: «Третий убийца»

Снежана Петрова
09 Сентября 2017 // 13:40

Стилистика, близкая к кафкианской, вопросы, очевидно вдохновленные русской литературой, и японская повисающая в воздухе недосказанность. Картина «Третий убийца» Корээды Хирокадзу – одна из немногих, вызвавших общий восторг и продолжительную овацию на Венецианском кинофестивале. В чем секрет японского режиссера – в нашем специальном репортаже.

Убит владелец фабрики, работавшей с нарушением экологических норм. В совершении преступления подозревается Мисуми, для которого, кстати, это не первый процесс — 30 лет назад он уже был осужден за другое убийство. Ведущий адвокат Шигемори берет на себя защиту Мисуми. Шансы выиграть дело крайне низки — подсудимому грозит смертная казнь. К тому же мужчина постоянно меняет показания. Желая выяснить, что же на самом деле произошло, Шигемори начинает собственное расследование. Оно не приведет его к истине, но поставит перед фактом, что познание истины невозможно.

В конце фильма зритель так и не понимает, кто же совершил убийство, но получает лишь юридическую оценку известных обстоятельств дела. Идея, которую декларирует режиссер, — никто не знает и не может знать всей правды. Перед съемками Хирокадзу общался с практикующими адвокатами. Они-то и рассказали ему, что суд не то место, где можно определить правду.

фото 1.jpg
Кадр из фильма

В фильме один из опытных адвокатов во время процесса поучает начинающего юриста: «Вне зависимости от того, защитник ты или прокурор, все мы должны поддерживать уважительное отношение общества к суду». Иными словами, это оправдание системы, которая должна определить, кто — преступник, а кто — жертва. Если совершено убийство, должно последовать наказание.

В фильме звучит и откровенная достоевщина о «тварях дрожащих» и «право имеющих». Так, опытные адвокаты полагают, что есть некая категория людей, которые либо не должны были рождаться, либо чье убийство вполне оправдано с моральной точки зрения. Робкой оппозицией им выступает единственный герой — начинающий адвокат. Собственно, если пытаться выделить «положительных» и «отрицательных» персонажей в этом фильме, как раз этот молодой юрист и окажется единственным, по крайней мере, добрым человеком. Очевидно, что его не ошпарила жизнь, как остальных. И тем не менее, если возвращаться к тому же Достоевскому и его «Преступлению и наказанию», единственная чистая, не озлобившаяся душа — Сонечка Мармеладова, которую жизнь «пригрела» посильнее любого из остальных героев романа.

фото 2.jpg
Кадр из фильма

История, начинавшаяся как детектив, перетекла в философское эссе. Многоликость так называемой истины, правдоискательство и борьба с системой — то, что так модно сегодня в Европе. И, возможно, именно потому фильм Хирокадзу вызвал продолжительные овации зала.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте