Кинократия. «Лоуренс Аравийский» Дэвида Лина

Мария Молчанова
05 Августа 2017 // 12:39

Фильм Дэвида Лина вышел на экраны в 1962 году и сразу же завоевал всеобщее признание, поразив воображение зрителей масштабностью съемок и роскошью визуального оформления. Режиссер прославленной картины «Мост через реку Квай» снял эпическую драму о знаменитом герое Первой мировой войны, полковнике Томасе Эдварде Лоуренсе, которая впоследствии получила 7 премий Оскар и ряд других важных кинематографических наград.

Судьба незаурядного разведчика и неординарного человека Томаса Эдварда Лоуренса и его захватывающие героические приключения в Аравии не могли не привлечь внимание киноиндустрию Голливуда, представители которой не раз обращались с предложением к нему самому продать права на экранизацию мемуаров о своих боевых странствиях. Лоуренс неизменно отказывал, однако, в 1960 году сценарист Майкл Уилсон договорился с его братом, и воспоминания британского героя отправились к продюсеру Сэму Шпигелю.

Над переработкой сценария для будущей картины постарался известный британский драматург Роберт Болт, прославившийся биографической драмой про Томаса Мора «Человек на все времена», которая стала сенсацией театрального мира Британии, а затем успешно была поставлена на Бродвее. Болт представил зрителям Лоуренса как человека, находящегося в постоянном конфликте между английским и арабским мирами. Кстати, именно в это время драматург был арестован и заключен в тюрьму за публичный протест против распространения ядерного оружия.

Фото 1.jpg

Режиссер фильма Дэвид Лин, известный эпохальностью и масштабностью своих кинокартин, начал поиски главного героя. Вначале он отправил приглашение Марлону Брандо, однако, вскоре его выбор пал на молодого театрального актера Питера О’Тула — нового героя-романтика британской сцены. Актер тщательно прорабатывал свой образ, досконально изучив не только биографию исторического прототипа (кстати, они оба были ирландцами), но и консультируясь с учеными-ориенталистами и военными историками.

Сюжет картины, трактующий в несколько приукрашенных, романтизированных тонах историю арабского восстания против владычества Османской империи, был не только исторической эпопеей, но и сумел выразить настроения европейского общества 1962 года. Внимание всего мира было тогда приковано к окончанию Алжирской войны, которая, несмотря на фактическое военное поражение повстанцев, привела к получению независимости страны от французской колониальной администрации.

Фото 2.jpg

В качестве натуры для съемок была выбрана Иордания, где, вживаясь в образ своего героя, О’Тул облачился в бедуинский костюм и стал изучать местные нравы и обычаи, за что заслужил у бедуинов прозвище Эль-Оренс — то самое, которое носил и реальный британский герой. Съёмки проходили в раскалённой пустыне, в 150 милях от ближайшего оазиса, в весьма экстремальных условиях. О’Тул сам участвовал в сценах сражений (он не признавал дублёров), не раз падал с верблюда, получая серьезные травмы, переболел лихорадкой. Сам актер впоследствии вспоминал: «Мы снимали в тех местах, где всё происходило на самом деле. Вначале нам сказали, что съёмки в пустыне займут пять месяцев. Мы с Омаром Шарифом проторчали там девять месяцев. Все жили в палатках и работали с удивительным энтузиазмом. Все мы чувствовали, что снимаем что-то необычное».

Фото 3.jpg

Вторым значимым персонажем картины Лина стал молодой египетский актер Омар Шариф, который был выбран на эту роль с непременным условием владения английским языком. Шариф был неплохо образован, окончил Колледж Виктории в Александрии, а затем и Каирский университет. Великолепное цветовое и постановочное решение картины, выполненное благодаря усилиям оператора Фредди Янга, как нельзя лучше подчеркивало все великолепие героя Шарифа — шерифа Али-ибн-эль-Хариша, предстающего на экране в красочных арабских одеждах. Грандиозные панорамные съёмки массовых сцен (знаменитая атака всадников на верблюдах), тонкая разработка характеров — всё это превратило картину в подлинный киношедевр. Своей фактически дебютной крупной ролью О’Тул завоевал титул «нового Оливье» — как и блестящий актер 40-х — 50-х годов Лоуренс Оливье, он стал идеальным олицетворением подлинного британского патриотизма, выразителем духа «туманного Альбиона».

Фото 4.jpg
Питер О’Тул и английская королева-мать Елизавета в 1965 году

Интересно проследить, как в фильме сочетаются исторические детали биографии реального Томаса Эдварда Лоуренса и его квазиисторического экранного прототипа. Судьба легендарного офицера, которого в Великобритании официально провозгласили «освободителем арабов» и национальным героем, известна благодаря его знаменитым мемуарам «Семь столпов мудрости», где в беллетризованной форме рассказывается история 1916 — 1918 годов. Эта книга стала своеобразной психологической «разгрузкой» прославленного офицера, пережившего многое и прошедшего нелегкий путь адаптации к реалиям жизни на Ближнем Востоке. Лоуренс, как и его экранный герой, без сомнения, яркий носитель того самого киплинговского «бремени белых» — морально-этического конфликта между долгом служения своей стране и способами осуществления колониальной политики по отношению к неевропейским народам. Предостерегая читателей от попытки романтизации арабского мира вольных кочевых племен, автор пишет: «Молю Бога, чтобы людям, читающим эту историю, не выпало, прельстившись очарованием неведомого, подобно шлюхам, отдавать себя и свои таланты чужой расе».

Фото 5.jpg
Томас Эдвард Лоуренс

В противоположность высказываниям самого Лоуренса, герой О’Тула предстает перед зрителями как раз типичным романтическим персонажем, явно апеллируя к традициям английской литературы: байроновским изгнанникам-эскапистам, отринувшим лицемерие высшего общества во имя высоких идеалов освобождения угнетенных европейцами народов экзотических стран. Недаром, многие историки считают Лоуренса основоположником тактики партизанской войны, что неоднократно визуально подчеркивается в фильме Лина. Бесстрашная армия арабских бедуинов штурмует один город за другим, руководимая опытным и беззаветно преданным своей миссии воином в белых одеждах. С другой стороны, рефлексия главного героя над своей миссией романтического избранника, способного изменить мир и восстановить справедливость, а главное — последующее разочарование в своих возможностях, отсылают также и к другой британской традиции интерпретации коллизий и катастроф Первой мировой войны, как, например, в романе Мэдокса Форда «Конец парада», где главный герой понимает, что его талантами воспользовались в рамках большой политической игры.

Фильм «Лоуренс Аравийский» оказал огромное влияние на последующее развитие эпического кинематографа. Так, Стивен Спилберг, заметил как-то, что испытал первое свое творческое вдохновение, посмотрев кадр с зажигаемой главным героем спичкой. Именно этот момент стал ключевым в начале разворачивания героической судьбы персонажа картины Лина, которая гениально сочетает в себе масштабность и полноту изображения с тщательностью и метафоричностью едва заметных деталей и подробностей кадра.

Цитаты из фильма:

1. Шериф Али, пока племена арабов будут драться между собой, они останутся слабым народом. Жалким народом, жадным, варварским и жестоким, как ты

2. Молодые любят воевать, и достоинства войны это достоинства молодых: храбрость и вера в будущее. Старики заключают мир, и пороки мира это пороки стариков: недоверие и осторожность. Так заведено.

3. Лучшие пойдут не за деньгами, они пойдут за мной.

Фрагмент фильма:


Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте