Опубликовано: 10 января Распечатать Сохранить в PDF

Имперская трансантарктическая экспедиция 1914-1917 годов

1Англия

Имперская трансантарктическая экспедиция 1914−1917 годов — экспедиция под командованием сэра Эрнеста Шеклтона, целью которой было пересечение Антарктиды.

После того, как в декабре 1911 года экспедиция под руководством Руаля Амундсена достигла Южного полюса, Эрнест Шеклтон заявил, что достижение полюса — это еще не финальная точка в освоении Антарктики. Главной задачей для него стало пересечение всего Антарктического материка.

Экспедиция состояла из двух отрядов. Отряд Шеклтона на судне «Эндьюранс» должен был подойти к побережью моря Уэдделла и высадиться в заливе Фазеля. Далее группа из 6 человек должна была преодолеть 2900 км через Южный полюс к Морю Росса. Второй отряд под командованием Энеаса Макинтоша на судне «Аврора» должен был отправиться к острову Росса в проливе Мак-Мердо на противоположном конце континента. Его задачей была закладка складов провианта и снаряжения вплоть до ледника Бирдмора и встреча трансконтинентальной группы.

«Эндьюранс» отплыл из Плимута 8 августа 1914 года, направляясь в Буэнос-Айрес.

2Буэнос-Айрес

В столице Аргентины состав команды претерпел некоторые изменения, после чего 26 октября «Эндьюранс» отплыл к Южной Георгии.

3Плавание на юг

На китобойной базе Грютвикен полярники прожили месяц и 5 декабря двинулись дальше на юг. 7 декабря пришлось повернуть на север, столкнувшись со сплошными ледовыми полями под 57°26' ю. ш. Маневры не помогли: ледовые поля уже 14 декабря преградили путь судну на 24 часа. Через три дня «Эндьюранс» вновь остановился.

Команде пришлось пробивать канал в паковых льдах. До 22 декабря судну еще удавалось продвигаться на юг. 7 января 1915 года «Эндьюранс» столкнулся с 30-метровыми ледяными стенами, обрамляющими побережье Земли Котса. Шеклтон отказался от высадки, несмотря на то, что была найдена удобная бухта. Эта местность была слишком далека от залива Фазеля. 17 января экспедиция достигла 76°27' ю. ш., откуда была видна земля, которой Шеклтон дал имя Кэйрда — в честь спонсора похода.

Экспедиция находилась вблизи Земли Луитпольда, залив Фазеля находился южнее. Из-за сплошных льдов пришлось пройти 23 км на запад, после чего продвижение стало окончательно невозможным, «Эндьюранс» находился на 76°34' ю. ш., 31°30' з. д. Пришлось погасить топки парового котла для сбережения топлива.

4Дрейф «Эндьюранса». Зимовка

21 февраля «Эндьюранс» оказался в самой южной точке своего пути — 76° 58' ю. ш., затем начал дрейфовать на север. 24 февраля Шеклтон объявил о начале зимовки, после чего собаки были спущены на лед и размещены в специальных конурах, а жилые помещения судна стали утеплять. Был развернут беспроволочный телеграф, однако его мощность оказалась слишком слабой.

Скорость дрейфа была крайне малой: в конце марта Шеклтон высчитал, что с 19 января корабль прошел всего 95 морских миль (193 км). К началу полярной ночи (в мае) экспедиция была в точке 75°23' ю. ш., 42°14'з.д., продолжая дрейфовать на север.

Полярная ночь проходила в благоприятной обстановке. Были введены обязательные лыжные прогулки, ставились любительские спектакли и неукоснительно отмечались разные события. Только 22 июля подвижки льда стали представлять угрозу. 1 августа с юго-запада налетел шторм с затяжными снегопадами, льды сомкнулись под килем корабля, но конструкция выдержала.

30 сентября «Эндьюранс» перенес тяжелейшие ледовые сжатия. А 24 октября сильный напор льдов со штирборта привел к разрушению деревянной конструкции и образованию пробоины. На лед были выгружены припасы и три шлюпки. Трое суток команда боролась за жизнь корабля, откачивая из трюмов воду при −27 °C и пытаясь подвести пластырь. 27 октября Шеклтон распорядился начать эвакуацию на лед. Судно находилось в точке 69°05'ю.ш., 51°30'з.д. Обломки держались на плаву еще несколько недель, что позволило извлечь множество оставленных вещей.


5«Океанский лагерь»

После гибели корабля не могло быть и речи о пересечении Антарктики. Команде было необходимо выжить. У Шеклтона было несколько вариантов маршрута, но особенно его привлекал остров Робертсона, откуда можно было добраться до Земли Грейама и китобойной базы в заливе Вильгельмины.

Поход по дрейфующим льдам начался 30 октября 1915 года, две из трех шлюпок погрузили на сани. Ледовая обстановка постоянно ухудшалась. За три дня удалось преодолеть всего 3 мили, после чего 1 ноября Шеклтон объявил остановку. Лагерь на льду получил название «Океанский». Он находился в виду обломков «Эндьюранса», который окончательно затонул 21 ноября.

6«Лагерь Терпения»

Дрейф проходил в северо-восточном направлении со скоростью 7 миль в сутки, лагерь уносило от потенциальных мест спасения. 21 декабря Шеклтон объявил о начале второго похода, который начался через 2 дня. Поход оказался чрезвычайно тяжелым: люди проваливались в снег по колено, постоянно приходилось пересекать гряды торосов. 29 декабря обнаружилось, что за неделю команда продвинулась всего на 7,5 миль (12 км). С такой скоростью понадобилось бы около 300 дней, чтобы достигнуть земли. После этого был основан «Лагерь Терпения», в котором команда провела более трех месяцев.

Запасы продовольствия быстро истощались, Шеклтону пришлось отправлять за едой отряд в Океанский лагерь. 2 апреля пристрелили всех оставшихся собак, так как их тяжело было прокормить.

17 марта 1916 года лагерь пронесло через широту острова Паулет, но 60-ю милями восточнее, а лед был настолько изломан, что шансов дойти у команды не было. Теперь надежды Шеклтона были обращены на остров Элефант, расположенный в 160 км к северу.

7Остров Элефант

8 апреля льдина, на которой располагался лагерь, раскололась. Палатки и запасы оказались на меньшей части льдины. Команда срочно начала грузиться на заранее подготовленные шлюпки. Шлюпки окрестили в честь спонсоров экспедиции: «Джеймс Кэйрд», «Дадли Докер» и «Стэнкомб Уиллс». 9 апреля они были спущены на воду. Шеклтон командовал «Джеймсом Кэйрдом».

Переход осуществлялся медленно. Часто приходилось вытаскивать шлюпки на лед. 14 апреля Шеклтон достиг юго-восточного побережья острова Элефант, но подходящего для высадки места не было. 15 апреля на северном побережье был обнаружен узкий галечный пляж, на который смогли высадиться люди со всех шлюпок. Вскоре выяснилось, что в этих местах очень высокие приливы и гавань не гарантирует безопасности. Более подходящая гавань была обнаружена на следующий день всего в 7 милях (11 км).

Остров Элефант был необитаемым местом, расположенным вдалеке от судоходных трасс. Перезимовать на острове было можно: он имел вдоволь пресной воды, а также тюленей и пингвинов. Однако состояние людей быстро ухудшалось, как в физическом, так и в психическом плане. Шеклтон решил взять с собой небольшую команду и на одной шлюпке плыть за помощью. Он решил идти на китобойную базу на Южной Георгии, расположенной в 800 морских милях (1520 км). С собой Шеклтон брал пятерых человек.

Начальником отряда на острове Элефант остался Ф. Уайлд. В случае, если бы Шеклтон не вернулся до весны, команде предстояло бы добираться до о. Десепшен и ждать помощи там.

8Плавание на «Джеймсе Кэйрде»

«Джеймс Кэйрд» отплыл 24 апреля 1916 года при благоприятном юго-западном ветре. Выйдя в море, судну пришлось уклониться от прямого курса из-за ледяных полей. Зародившийся над Антарктикой юго-западный шторм понизил температуру воздуха до −17°С. Замерзавшие брызги волн покрывали бак, борта и палубу лодки ледяным панцирем. Такое скопление льда значительно снижало плавучесть лодки. Утром на шестой день плавания оледенение достигло критической массы. Команде экстренно пришлось избавляться от лишнего балласта и с риском для жизни срубать лед. Утром на седьмой день плавания (1 мая), наконец, выглянуло солнце, и Уорсли смог определить их местоположение. Было пройдено более 380 миль — половина пути до Южной Георгии.

На одиннадцатый день плавания — 5 мая — начался сильный шторм, не сравнимый ни с какими другими. «В полночь я был на румпеле, когда вдруг заметил полоску чистого неба между югом и юго-западом. Я сказал остальным, что небо очищается, а затем, мгновение спустя, понял, что-то, что я видел, было не просветом в облаках, а белым гребнем огромной волны. За двадцать шесть лет плавания по океанам я никогда не сталкивался с такими гигантскими волнами <…> Нас окружила белая нахлынувшая пена. Мы почувствовали, что нашу шлюпку подняло и бросило вперед, словно пробку в бушующий прибой. Мы находились в кипящем хаосе воды, но почему-то, несмотря на это, лодка жила, наполовину полная воды, со смертельной осадкой, содрогаясь под малейшими порывами ветра. Мы откачивали воду с энергией людей, сражающихся за жизнь, вычерпывая воду во все стороны всем, что только попадалось под руки, и через десять минут неопределенности почувствовали, что лодка снова живет», — вспоминал Шеклтон.

8 мая путешественники увидели темные скалы Южной Георгии. Однако, когда они приблизились к скалистому берегу, прибой не позволил высадится, пришлось лечь в дрейф и ждать утра. Но в 5 часов утра ветер усилился до урагана. Более 24 часов путешественники были вынуждены сражаться со стихией в постоянной опасности быть выброшенными на скалистый берег Южной Георгии или берег не менее опасного острова Анненкова.

Только к вечеру 10 мая команда «Джеймса Кэйрда» смогла высадиться в небольшой бухточке в устье залива Короля Хокона.


9Переход через Южную Георгию

До 15 мая путешественники оставались в бухте, восстанавливая силы. Пройти более 280 км на потрепанной шлюпке до восточного побережья острова, на котором находились китобойные станции, было невозможно. Шеклтон решил осуществить пеший поход через ранее никем не пройденную горную часть Южной Георгии до китобойной станции Стремнесс.

Утром 15 мая команда «Джеймс Кэрд» прошла еще около шести морских миль до изголовья залива. Они обогнули заметный выступ (который сейчас называется Шеклтон Блафф) и причалили к берегу на пологом пляже из песка и гальки. Там они соорудили укрытие из перевернутой лодки, так как не все участники плавания были в состоянии идти пешком до Стремнесса.

В три часа ночи пятницы 19 мая Шеклтон, Фрэнк Уорсли и Том Крин начали переход через горы и ледники Южной Георгии. От китобойной станции Стремнесс их отделяло около 32 км «по прямой». Они не брали с собой ничего, кроме еды, веревки и плотницкого тесла в качестве ледоруба. В течение дня им удалось пройти ледопад ледника, впадающего в залив и выйти к боковому отрогу в хребте Эллердайса — главной горной цепи Южной Георгии, в котором нужно было найти проходимый перевал. Это удалось сделать лишь с четвертой попытки.

К 5 утра 20 мая они пересекли ледник и подошли к подножию следующего хребта. К 6 утра удалось выйти на седловину перевала, оттуда они услышали звук пароходного гудка, первый звук из внешнего мира за последние 17 месяцев. Двумя часами позже они шагали по песчаному пляжу залива Фортуны. К полудню были на его противоположной стороне — от китобойной станции их отделяло 5 километров и один перевал. В 13:30 Шеклтон и его спутники поднялись на последний перевал, с которого увидели залив, по которому плыла небольшая китобойная шхуна, а у причала стоял корабль. На пути вниз им пришлось столкнуться с еще одним препятствием — низвергающимся водопадом, обойти который не было сил, а поэтому пришлось спускаться сквозь него. Прошло еще немного времени, и они были на станции. Их поход продлился 36 часов.

Тем же вечером Уорсли отправился на китобойной шхуне назад в залив Короля Хокона, чтобы забрать троих оставшихся там членов команды. Они благополучно вернулись через день.

10Спасательная операция

23 мая Шеклтон отправился на китобойной шхуне «Южное небо» к острову Элефант, чтобы спасти остававшихся там людей. Поле паковых льдов не позволило приблизиться к острову ближе чем на 110 км, а китобоец не был приспособлен для плавания во льдах. Шеклтон отступил и отбыл в Порт-Стэнли.

Шеклтону удалось заручиться поддержкой английского посла в Уругвае, и получить от правительства страны траулер, на котором 10 июня предпринял вторую попытку пробиться к о. Элефант, вновь безуспешную. Тогда Шеклтон, Крин и Уорсли отплыли в Пунта-Аренас, в Чили, где встретились с британским судовладельцем Макдональдом. 12 июля на шхуне Макдональда «Эмма» была предпринята третья попытка спасти команду: паковые льды и на сей раз не пустили судно к побережью.

Правительство Чили предоставило в распоряжение полярника паровой буксир Yelcho. 25 августа началась четвертая попытка, которая благополучно завершилась к полудню 30 августа: все участники зимовки на острове Элефант перешли на борт буксира. Вся команда прибыла в Пунта-Аренас 3 сентября 1916 года.

11Австралия

Второй отряд экспедиции, во главе с Макинтошем, прибыл в Сидней в октябре 1914 года. После их прибытия выяснилось, что экспедиционное судно непригодно для плавания в Антарктику и нуждается в ремонте. Макинтош забраковал большую часть закупленного провианта и снаряжения. Фактически оснащение экспедиции надо было начинать заново.

Несмотря на все проблемы, «Аврора» отплыла 15 декабря 1914 года, пришвартовавшись в Хобарте 20-го. В Антарктиду отправились 24 декабря, на три недели позже, чем это было предусмотрено планом. Макинтош собирался расположиться на мысе Эванса, на базе экспедиции «Терра-Нова», поскольку рассчитывал найти там для «Авроры» надежную зимнюю стоянку.

12Закладка складов

В инструкциях Макинтоша было указание, что Шеклтон может начать пересечение Антарктиды в первый же сезон. Поэтому он сразу начал закладку складов на 79° (у скалы Минна Блафф) и 80° ю. ш., полагая, что это будет тот минимум, который позволит выжить после тяжелейшего перехода.

Отряд был разделен на три партии (по трое, не считая начальника), первая из которых выступила 24 января 1915 года, прочие отправились на следующий день. Взятые для транспортировки грузов тракторы не выдержали антарктического климата. В конечном итоге склады были заложены, но не удалось дотащить всех запасов, а на обратном пути пали все 10 собак, взятые в дорогу. Все три отряда соединились на мысе Хат 25 марта, изможденные и обмороженные. Из-за состояния морского льда возвращение на мыс Эванса было невозможно, поэтому до 1 июня команда жила в старой хижине Скотта, питаясь почти исключительно пингвинами.

13Дрейф «Авроры»

Когда Макинтош начал походы, командиром «Авроры» официально стал Стэнхаус. Его главной задачей был поиск зимней гавани между мысами Эванса и Хат, что было долгим и сложным делом. 11 марта судно было заякорено у мыса Эванс, где ему предстояло вмерзнуть в лед.

В ночь на 7 мая 1915 года в сильный шторм «Аврора» вместе с ледовым полем была вынесена в океан. При этом все зимовочные запасы для группы Макинтоша не были выгружены на берег. 25 мая, когда «Аврора» дрейфовала вдоль побережья Земли Виктории, ледовые поля начали смыкаться вокруг судна, при этом вмерзшие в лед якоря грозили судну дополнительными разрушениями. Стэнхаус распорядился готовиться к высадке на лед, однако опасность миновала.

К 9 июля скорость дрейфа возросла, усилились и подвижки пака. 21 июля «Аврора» оказалась в зоне сжатия, корпус выдержал, но руль уже не подлежал ремонту. 6 августа закончилась полярная ночь, судно дрейфовало на траверзе мыса Адэр, в 670 км от мыса Эванса. 22 сентября «Аврора» миновала необитаемые острова Баллени, к тому времени уже 1300 миль отделяли ее от Мыса Эванса. 21 ноября «Аврора» пересекла Южный полярный круг, но даже к Рождеству ледовые поля не пускали судно.

Стэнхаус надеялся освободиться еще в начале января, и после ремонта вернуться на мыс Эванса к концу февраля. Но ледовая обстановка была удручающей. На 40-летнем судне разошлись швы обшивки, команда постоянно работала на помпах. Командир не хотел запускать машину из-за малого количества угля, но 1 марта, не желая зимовать, распорядился развести пары. 6 марта было замечено открытое море, а 14 марта 312-дневный дрейф был окончен в точке 64° 27'ю. ш., 157° 32'в. д.

23 марта удалось связаться с Новой Зеландией, а на следующий день с Тасманией. Стэнхаус сначала отказался от помощи, но решение пришлось переменить 31 марта во время сильного шторма. Буксир Dunedin пришел через два дня, а 3 апреля «Аврора» вошла в Порт-Чалмерс.

14Поход к горе Надежды

Тем временем, вернувшись на мыс Эванса, Макинтош обнаружил, что «Авроры» нет, и 10 человек его команды брошены на произвол судьбы. Макинтош внимательно обследовал запасы, оставшиеся от старых зимовок Скотта и Шеклтона. Это позволило решить проблему одежды и обуви, необходимого инвентаря, а пищей и топливом по-прежнему служили пингвины и тюлени.

31 августа 1915 года Макинтош объявил о новом походе на Юг. Он распланировал работу в три этапа: весь груз в 3800 фунтов (1700 кг) надлежало перевезти от мыса Хат до скалы Блафф, а оттуда распределить по складам, начиная от существующего на 80° ю. ш., заложив новые «депо» на каждом градусе широты вплоть до горы Надежды на 83°30' ю. ш.

Первый этап начался по плану 1 сентября 1915 года и без происшествий завершился 30 сентября. Второй этап проходил напряженно: постоянно спорили Макинтош с Джойсом, погода мало благоприятствовала передвижению, а ледник изобиловал трещинами. Макинтош был убежденным сторонником методов Скотта, когда все грузы перевозятся людьми, впряженными в сани, в то время как Джойсу помогали 6 собак. Поход к скале Блафф завершился 28 декабря.

1 января 1916 года отказ примуса принудил одну из групп вернуться на базу. Пять человек в то время достигли горы Надежды, оставив по пути Спенсера-Смита (он был не в силах идти дальше, ему оставили маленькую палатку и велели ждать). Макинтош жаловался на боли в ногах, но группа упорно шла вперед. По совету Джойса, люди сокращали рационы себе, но сытно кормили собак, поскольку это был единственный шанс выполнить задание и вернуться обратно.

29 января отряд должен был забрать Спенсера-Смита. Он был настолько слаб, что пришлось положить его на сани. Сил Макинтоша уже едва хватало для самостоятельного передвижения. Фактическим главой отряда стал Джойс. Тем не менее, группа упорно шла на север, но 17 февраля была остановлена бураном в 12 милях от склада Блафф. Им пришлось неделю просидеть в палатке, при этом закончились запасы топлива и еды. Тогда Джойс с двумя товарищами рискнули пойти в метель за провиантом, через неделю они успешно вернулись. Поход был возобновлен в начале марта. Но положение было сложным: трое из шести человек находились в плохом состоянии. Тогда 8 марта Макинтош добровольно согласился остаться умирать, чтобы спаслись остальные. Однако 9 марта скончался Спенсер-Смит, его похоронили в леднике. После этого Джойс и Уайлд 11 марта притащили Хейварда на мыс Хат, Макинтоша доставили 16 марта. Поход продолжался 198 дней.

Пятеро выживших поселились в хижине Скотта на мысе Хат, медленно восстанавливая силы тюленьим мясом. Ледовые условия в заливе препятствовали переходу, однако 8 мая Макинтош заявил, что они с Хейвардом пойдут на мыс Эванса. Больше их никто не видел. Джойс, Уайлд и Ричардс прожили на мысе Хат до 15 июля, после чего воссоединились с группой на мысе Эванса.


15Спасательная операция Дэвиса

Задачей Стэнхауса в Новой Зеландии было изыскание денег на ремонт «Авроры» и поход к мысу Эванса для эвакуации оставшихся там людей. Правительства Великобритании, Австралии и Новой Зеландии согласились профинансировать ремонт «Авроры», но теперь она всецело находилась в распоряжении объединенного спасательного комитета.

Стэнхаус и все офицеры были уволены с «Авроры» Объединенным комитетом, капитаном назначили Джона Кинга Дэвиса. 20 декабря 1916 года «Аврора» вышла в море, достигнув о. Росса 10 января 1917 года. Дэвис потратил еще неделю на безуспешные поиски Макинтоша и Хейварда, после чего 20 января «Аврора» ушла в Новую Зеландию, увозя на борту семерых выживших.

На фоне событий Первой мировой войны возвращение членов экспедиции в Англию прошло незаметно для прессы, тем более, что люди возвращалась поодиночке. Сам Шеклтон сумел провести короткое турне по США, и вернулся в Британию 29 мая 1917 года. В декабре 1919 года была опубликована книга «Юг» о злоключениях экспедиции, но и она не вызвала интерес современников.

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте