Опубликовано: 04 июня Распечатать Сохранить в PDF

Гоголь в Европе

1Отъезд из Петербурга

19 апреля 1836 года в Петербурге впервые была показана комедия Николая Васильевича Гоголя «Ревизор». Сам автор пьесы остался недоволен постановкой, в частности игрой актеров. Комедия вызвала большой общественный резонанс, многие ее хвалили, но многие и ругали. Гоголь болезненно воспринимал критику. Бурные переживания вылились во внезапное решение ехать за границу. У Гоголя была потребность прийти в себя, одуматься. Гоголь резко поменял намеченные планы. К концу весны — началу лета он намеревался быть в Москве, участвовать в подготовке московской премьеры «Ревизора». Но поезду в Москву писатель отменил.

6 июня 1836 года Николай Гоголь в сопровождении своего старого друга Александра Данилевского покинул Петербург. В Кронштадте они пересели на пароход, который шел в немецкий город Любек.

2Германия

«Наше плавание было самое несчастное, — сообщал Гоголь Жуковскому, — вместо четырех дней, пароход шел целые полторы недели, по причине дурного и бурного времени и беспрестанно портившейся пароходной машины». Усталые и совершенно разбитые от штормовой непогоды, друзья продолжили свой путь до Гамбурга по суше, откуда через Бремен и Дюссельдорф добрались до Аахена.

В Ахене Гоголь с Данилевским расстались: Данилевский предпочел скитаться по немецким курортам, тогда как Гоголю хотелось на юг, к солнцу, в Швейцарию и Италию. Дорога из Ахена до Майнца шла по Рейну. По пути встречались многочисленные городки с кирхами и черепичными остроконечными крышами домов. Перед окнами каюты один за другим проходили города, утесы, горы, развалины рыцарских замков. Горы из голого камня покрыты были зелеными виноградниками. Из Майнца дилижансом Гоголь прибыл во Франкфурт и оттуда направился в Швейцарию.

По дороге он остановился в Баден-Бадене, встретив петербургских знакомых Балабиных. Баден-Баден — это дача всей Европы, как назвал его Гоголь. На знаменитых баден-баденских водах он вместо трех дней, как предполагал, пробыл около месяца. Ему понравился городок, расположенный на склоне горы и сдавленный со всех сторон горами. Из Бадена Гоголь отправился в Женеву.

3Швейцария

Гоголь провел в Швейцарии осень 1836 года. Эта страна успокоительно подействовала на него. Снова хотелось работать, писать. Сначала он жил в Женеве, совершая оттуда небольшие поездки. Гоголь съездил в Ферней, где жил свои последние годы и умер Вольтер. Посетил и Шильонский замок, памятный ему по поэме Байрона, которую в переводе Жуковского он с восхищением читал в гимназические годы.

С наступлением октября в Женеве становилось все холоднее, и Гоголь переехал в тихий маленький городок Веве. По старой каштановой аллее Гоголь каждый день сходил к озеру и сидел на берегу. В три часа дня являлся встречать вместе с немноголюдными обитателями Веве пристававший в это время к берегу пароход, надеясь встретить кого-либо из знакомых.

Осень в Веве стояла теплая, как лето. Гоголь вновь вернулся к работе. В письме к Жуковскому он сообщал: «У меня в комнате сделалось тепло, и я принялся за «Мертвых душ», которые было начал в Петербурге… Все начатое переделал я вновь, обдумал более весь план и теперь веду его спокойно, как летопись. Швейцария сделалась мне с тех пор лучше, серо-лилово-голубо-синерозовые ее горы легче и воздушнее. Если совершу это творение так, как нужно его совершить, то… какой огромный, какой оригинальный сюжет! Какая разнообразная куча! Вся Русь явится в нем! Это будет первая моя порядочная вещь, вещь, которая вынесет мое имя. Каждое утро, в прибавление к завтраку, вписывал я по три страницы в мою поэму, и смеху от этих страниц было для меня достаточно, чтобы усладить мой одинокий день».

В Женеве и Веве Гоголь перечитывал своих любимых писателей: Мольера, Шекспира и Вальтера Скотта. Но постепенно одиночество, однообразие и скука начали его угнетать. Погода тоже испортилась, наступило похолодание. Гоголь хотел было отправиться в Италию, но там бушевала холера, и он решил ехать в Париж. Париж привлекал его еще и тем, что он рассчитывал там встретить Данилевского. Тот, наконец, прислал Гоголю письмо и приглашал вновь съехаться вместе.

4Париж

В начале ноября 1836 года Гоголь переехал в Париж, не прерывая своего труда. Оказалось, что в Париже писание поэмы пошло «свежее и бодрее», чем в Веве. «Мне даже смешно, как подумаю, что я пишу Мертвых душ в Париже», — писал он.

В Париже Гоголь знакомился с культурной жизнью французской столицы. Вместе с Данилевским он подолгу осматривал картинные галереи Лувра, часами бродил по старинным парижским улицам, живописным предместьям и паркам. Вечерами его можно было встретить в театре. Особенно нравилась Гоголю итальянская опера с ее знаменитыми актерами Тамбурини и Рубини.

Неожиданно для Гоголя он встретился в Париже с товарищем по Нежинской гимназии И. П. Симоновским. Часто навещал Гоголь и прибывшую из России свою давнюю знакомую А. О. Смирнову, в доме которой на званые вечера собирались В. А. Соллогуб, А. Н. Карамзин, княгиня Трубецкая и другие путешествующие по Европе аристократы. В Париже произошло знакомство Гоголя с Адамом Мицкевичем.

В середине февраля 1837 года в Париж пришла страшная весть: убит на дуэли Пушкин. Гоголь был безутешен в своем горе. Он не мог смириться с мыслью, что Пушкина нет в живых. Перед его глазами вставали яркие, неизгладимые картины встреч и бесед с поэтом. Пушкин являлся для Гоголя истинным образцом человеческого совершенства.

Стремясь как-то забыться, Гоголь в начале марта снова тронулся в путь. На этот раз дорога привела писателя в Рим, в город, где он прожил с перерывами около 10 лет.

5Рим

В конце марта 1837 года Гоголь прибыл в Рим. Он поселился недалеко от площади Испании, на Виа ди Исидоро, 17. Он снимал комнату в небольшом каменном доме, похожую, по его словам, на «старую залу с картинами и статуями». Рим с его неторопливой, размеренной жизнью, с бесчисленным количеством исторических памятников архитектуры и живописи понравился Гоголю. Летом того же года Гоголь писал Варваре Осиповне Балабиной: «Вот мое мнение: кто был в Италии, тот скажи «прощай» другим землям. Кто был на небе, тот не захочет на землю».

Ухудшившееся здоровье заставило Гоголя выехать в середине июня на лечение в Баден-Баден. Только в середине октября через Франкфурт и Женеву он вернулся снова в Рим, где всецело отдался работе над «Мертвыми душами». На этот раз Гоголь поселился на Страда Феличе (теперь Виа Систина) № 126, на последнем этаже трехэтажного дома. В этой квартире Гоголь с перерывами прожил около четырех лет. В конце октября Гоголь получил известие о пожалованном ему царем пособии. Оно давало возможность продолжать начатый труд.

В часы отдыха Гоголь совершал длительные прогулки по Риму и близлежащим окрестностям, напоминавшим ему о былом величии древнего города. С благоговейным восторгом осматривал он творения гениальных зодчих, художников и скульпторов эпохи Возрождения. Особенное восхищение вызывали у него полотна Рафаэля, перед которыми стоишь «безмолвный и обращенный весь в глаза».

Гоголя менее всего интересовала официальная, показная сторона жизни Рима, являвшегося резиденцией папы. Его в Риме влекло иное. Он с увлечением знакомился с повседневной жизнью и бытом простых людей Италии, их обычаями, народно-поэтическим творчеством. Для того чтобы глубже понять думы и чаяния народа, Гоголь в совершенстве выучил итальянский язык.

Лето 1838 года Гоголь провел в Неаполе и Кастелламаре. Во второй половине августа он поехал в Париж, куда его настоятельно звал Данилевский, попавший в затруднительное материальное положение и к тому же серьезно заболевший. Гоголь оказал ему возможную помощь и на свои деньги отправил в Россию. Проводив Данилевского, писатель возвратился в Рим.

В конце 1838 года в Рим приехал Жуковский, сопровождавший наследника престола в его путешествии по Европе. Жуковский рассказал Гоголю о последних днях жизни Пушкина, о печально-трагических событиях, предшествующих дуэли, поведал о литературных новостях Петербурга и Москвы. Гоголь, в свою очередь, познакомил Жуковского с первыми главами «Мертвых душ». Все остальное время они посвятили прогулкам по Риму, достопримечательности которого Гоголь с увлечением показывал и объяснял Жуковскому. В одну из своих прогулок по Риму они зашли в мастерскую художника Александра Иванова, знакомого Жуковскому еще по Петербургу. Художник трудился над знаменитой картиной «Явление Христа народу». Гоголь был поражен грандиозным замыслом художника. В результате Гоголь и Иванов подружились.


6Вена

Лето 1839 года прошло в разъездах. Гоголь побывал в Германии, Швейцарии, Австрии. А осенью Гоголь поехал в Россию. В Петербурге Гоголь продолжил прерванную работу над «Мертвыми душами». В середине мая 1840 года Гоголь покинул родину и снова отправился в Италию.

По пути в Рим Гоголь остановился в Вене. Обширные творческие замыслы, возникшие в России и в дороге, просились на бумагу. Гоголь решил прервать поездку. «Я выехал из Москвы хорошо, и дорога до Вены по нашим открытым степям… сделала надо мною чудо, — писал он Погодину. — Свежесть, бодрость взялась такая, какой я никогда не чувствовал… Я почувствовал… что выхожу из того летаргического умственного бездействия, в котором я находился в последние годы… О! какая была это радость… Сюжет, который в последнее время лениво держал я в голове своей, не осмеливаясь даже приниматься за него, развернулся передо мною в величии таком, что все во мне почувствовало сладкий трепет. И я, позабывши все… в ту же минуту засел за работу».

В письме Гоголь сообщал о начале работы над трагедией о запорожском казачестве «Выбритый ус». Одновременно он продолжил работу над «Мертвыми душами», трудился над новым вариантом «Тараса Бульбы» и заключительной частью «Шинели». Во второй половине августа — то ли в результате переутомления, то ли под влиянием других причин — Гоголя внезапно настиг тяжелый приступ болезни. Нервическое расстройство, невыразимая тоска изнурительно действовали на его организм. Гоголь слег в постель, составил даже наспех завещание. К осени писатель поправился и незамедлительно направил свой путь в Италию.

7Рим

В конце сентября 1840 года Гоголь вновь прибыл в Рим. В старой квартире на Страда Феличе он поселился не один, а вместе с В. А. Пановым, молодым человеком, который присутствовал в Москве на чтениях «Мертвых душ». Поэма произвела на Панова столь сильное впечатление, что он решил ехать в Италию, чтобы помочь Гоголю в переписке текста. Несколько месяцев продолжалась работа. Панов переписал около половины первого тома. Это был со стороны Гоголя не механический труд — многое он по ходу дела переменял, редактировал; одновременно обдумывал он и продолжение поэмы, будущий второй том.

Весной 1841 года Панов покинул Рим, но вскоре туда приехал давний друг Гоголя П. В. Анненков. Он поселился в соседней с Гоголем комнате. Под диктовку писателя он продолжил переписывать «Мертвые души». По воспоминаниям Анненкова, это была увлекательная работа, которая позволила ему еще глубже понять и оценить гениальный талант писателя. К августу переписывание в основном было закончено.

Гоголь собрал воедино увесистую рукопись — плод пятилетнего творческого труда, тщательно упаковал и уложил ее в портфель. В конце августа он покинул Рим.

8Франкфурт

Путь Гоголя первоначально пролегал на север — Флоренцию, Геную, потом — Дюссельдорф, Франкфурт-на-Майне, Ганау, Дрезден, Берлин.

Во Франкфурте Гоголь встретился с Жуковским, и эта встреча решила судьбу его драмы из украинской истории. Писатель решил прочесть ее Жуковскому. Результат оказался печальным. Во время чтения Жуковский задремал, и Гоголь расценил это как дурной знак. «А когда спать захотелось, тогда можно и сжечь ее», — сказал он и бросил рукопись в камин.

9Гаштайн

В начале октября 1841 года Гоголь приехал в Россию. В мае 1842 года вышли из печати «Мертвые души». Сразу после этого, в начале июня, Гоголь в третий раз отправился за границу. Перед отъездом Гоголь все чаще начал поговаривать о том, что это будет его последнее и самое «продолжительное удаление из отечества», возврат в которое он мыслил «только через Иерусалим».

Сначала Гоголь прибыл в Берлин, но затем сел в дилижанс, направляющийся в Зальцбург. Через три дня, проехав половину Германии, Гоголь оказался среди альпийских гор. Маленький курортный городок Гаштайн стоял затерянным среди неприступных вершин. Покрытые лесом горы, за которые цеплялись медленно проходящие облака, бурная горная речка, с грохотом падающая на дно ущелья, придавали всему суровый и даже мрачный вид. Но эта мрачность ландшафта искупалась на редкость чистым и свежим горным воздухом.

В Гаштайне Гоголя ждал тяжело больной поэт Языков. Но Гаштайн не оправдал своей славы. Гоголю не становилось легче, подавленное настроение не проходило. Чтобы развлечься, он съездил в Мюнхен, но там было жарко и душно, солнце накаляло комнату пансионата, и нечем было дышать. Он возвратился в Гаштайн. Наступила осень. Частые дожди, суровые низкие облака утомляли и беспокоили Гоголя. Он снова стал вспоминать свой любимый Рим, теплое синее небо Италии. Воды Гаштайна не пошли впрок и Языкову. Он скучал, раздражался и охотно поддался на уговоры Гоголя, звавшего его с собою в Италию.

10Рим

В середине сентября Гоголь вместе с Языковым направился в Венецию, а 27 сентября 1842 года они были в Риме. Гоголь снова остановился в доме на Виа Феличе. Он жил на третьем этаже, а больной, с трудом передвигающийся Языков — на втором. На четвертом же поместился давний знакомец Гоголя, адъюнкт математики Петербургского университета Федор Васильевич Чижов, недавно примкнувший к компании московских славянофилов.

В Риме Гоголь прожил зиму, а в мае 1843 года поехал в Германию — через северные итальянские города Флоренцию, Болонью, Модену, Мантую, Верону. Конец лета провел в Баден-Бадене, а осенью вместе с В. А. Жуковским жил в Дюссельдорфе. Зиму 1843−44 годов Гоголь коротал во Франции, в Ницце, проживая на квартире Виельгорских. Потом вновь следуют Франкфурт, Остенде, Париж. Трудно перечислить все места, где побывал кочующий писатель.

В январе 1845 года у Гоголя, силы которого были подорваны напряженным трудом и мучительной борьбой с самим собою, появились признаки нового кризиса. Подобный кризис, едва не стоивший ему жизни, Гоголь испытал пять лет назад в Вене.

Для восстановления сил Гоголь поехал в Париж, но вскоре вернулся во Франкфурт. Состояние его ухудшилось. Гоголь бросался от одной медицинской знаменитости к другой, переезжал с курорта на курорт, из города в город — то в Гомбург (близ Франкфурта), то в Галле, то в Берлин, то в Дрезден, то в Карлсбад.

В конце июня или в начале июля 1845 года в состоянии резкого обострения болезни Гоголь сжег рукопись второго тома «Мертвых душ». Почти готовую или совсем готовую редакцию второго тома постигла та же судьба, что и другие произведения, которые Гоголь считал неудачными или несовершенными. Это было четвертое из известных гоголевских сожжений.

В конце 1845 года Гоголь вышел из кризисной полосы. С переездом в Рим силы стали к нему возвращаться. Гоголь поселился в новой квартире — на Виа дела Кроче, в доме № 81, на третьем этаже. Здесь начинался заключительный этап работы над вторым томом, написание новой редакции.

Перезимовав в Риме, Гоголь весною 1846 года, по обыкновению, пустился в странствие — поехал во Флоренцию, в Ниццу, в Париж. В Париже Гоголь встретился с Анненковым. Они не виделись более пяти лет с того времени, как были заняты в Риме перепиской первого тома «Мертвых душ». Анненкову бросились в глаза перемены в Гоголе. Он «постарел, но приобрел особенного рода красоту, которую нельзя иначе определить, как назвав красотой мыслящего человека. Лицо его побледнело, осунулось; глубокая томительная работа мысли положила на нем ясную печать истощения и усталости, но общее выражение показалось мне как-то светлее и спокойнее прежнего. Это было лицо философа. Оно оттенялось по-старому длинными, густыми волосами до плеч, в раме которых глаза Гоголя не только не потеряли своего блеска, но, казалось мне, еще более исполнились огня и выражения».

Через несколько недель пути Анненкова и Гоголя вновь перекрестились. Было это в Бамберге. Анненков обратил внимание, что Гоголь стал грустнее, задумчивее; речи его имели какой-то докторальный, наставительный оттенок. Перемены в Гоголе были верным признаком того, что процесс написания поэмы вновь осложнился. Собственно, к этому времени Гоголь отодвинул работу над «Мертвыми душами» на второй план. А на первый выдвинулся другой замысел — книга публицистических и критических очерков, под названием «Выбранные места из переписки с друзьями».

11Неаполь

Зиму 1846−1847 гг. Гоголь провел в Неаполе, где жил в палаццо Ферантини, у сестры А. П. Толстого, Софьи Петровны Апраксиной. В мае Гоголь через Рим, Флоренцию направился во Францию (Париж) и Германию (Франкфурт, Эмс). На более длительное время — два месяца (август, сентябрь) — задержался в Остенде, чтобы принимать морские купанья.

Зиму 1847−1848 годов Гоголь вновь провел в Неаполе, на этот раз в Отель де Рома. Усиленно занимался чтением русских журналов, исторических сочинений, сборников фольклорных произведений.

В начале января нового, 1848 года, Гоголь решил осуществить план давно задуманного паломничества к святым местам. Он отправился на Мальту, а оттуда — в Иерусалим. В апреле морским путем, через Константинополь, на пароходе-фрегате «Херсонес» Гоголь вернулся в Одессу, чтобы уже не покидать родину.

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте