Опубликовано: 05 марта Распечатать Сохранить в PDF

По следам барона фон Унгерна

1Жизнь барона до Гражданской войны

Барон Роберт-Николай-Максимилиан (Роман Федорович) фон Унгерн-Штернберг родился 29 декабря 1885 года (по старому стилю). Он происходил из старинного немецко-балтийского (остзейского) графского и баронского рода, включенного в дворянские матрикулы всех трех российских прибалтийских губерний. Барон вырос в Ревеле у своего отчима барона Оскара Федоровича фон Гойнинген-Гюне. В 1896 году по решению матери был отдан в петербургский Морской кадетский корпус, при поступлении в который барон поменял имя на русское и стал Романом Федоровичем. За год до окончания учебы, во время Русско-японской войны, фон Унгерн отправился на фронт вольноопределяющимся 1-го разряда в 91-й Двинский пехотный полк. Однако, когда полк Унгерна прибыл на театр военных действий в Маньчжурию, война уже закончилась. За участие в походе против Японии барон был награжден светло-бронзовой медалью и в ноябре 1905 года произведен в ефрейторы. В 1906 году поступил и в 1908 году окончил Павловское военное училище по 2-му разряду. С июня 1908 года служил в 1-м Аргунском полку Забайкальского казачьего войска в чине хорунжего. В конце февраля 1911 года был переведен в Амурский казачий графа Муравьева-Амурского полк. В июле 1913 года подал в отставку и уехал в Кобдо (Монголия), где служил в сотне есаула Комаровского сверхштатным офицером.

С началом Первой мировой войны Роман Федорович поступил в 34-й Донской казачий полк. За время войны пять раз был ранен. За подвиги, храбрость и отвагу во время войны барон был награжден целым рядом орденов. В конце 1914 года барон перешел в 1-й Нерчинский полк. В сентябре 1916 года был произведен из сотников в подъесаулы, а затем и в есаулы. В октябре 1916 года за нарушение дисциплины был удален из полка. В 1917 году Унгерн отправился во Владивосток, а оттуда попал на Кавказский фронт в 3-й Верхнеудинский полк, где оказался вновь вместе со своим другом по предыдущему полку Г. М. Семеновым.

В июле 1917 года Семенов выехал из Петрограда в Забайкалье. Он был назначен комиссаром Временного правительства на Дальнем Востоке по формированию национальных частей. Вслед за ним в Забайкалье отправился барон Унгерн. В Иркутске Унгерн присоединился к Семенову. Узнав об Октябрьской революции, Семенов, Унгерн и еще 6 человек уехали в Читу, оттуда — на станцию Даурия в Забайкалье, где было решено формировать полк.

2Гражданская война

В декабре 1917 года Семенов, Унгерн и еще 5 казаков разоружили деморализовавшийся русский гарнизон станции Маньчжурия. Здесь Семенов начал формировать Особый Маньчжурский отряд для борьбы с красными. В начале 1918 года Унгерн был назначен комендантом ст. Хайлар. Барон разоружил находившиеся там пробольшевистски настроенные части. Успешные операции вдохновили Семенова и Унгерна на расширение своих действий. Они занялись формированием национальных отрядов, в том числе из представителей монголов и бурят. После появления зимой-весной 1918 года в Забайкалье многочисленных эшелонов с пробольшевистски настроенными солдатами, возвращавшимися с развалившегося германского фронта, семеновский отряд был вынужден отступить в Маньчжурию, оставив за собой лишь небольшой кусочек российской земли в районе реки Онон. Весной и летом года на Даурском фронте Маньчжурский отряд вел затяжные бои с красными, в которых участвовал Унгерн. После того, как советская власть в Забайкалье пала, Семенов в сентябре 1918 года утвердил в Чите свою ставку. Унгерн получил чин генерал-майора. Он перебазировался из Хайлара в Даурию.

1 сентября 1918 года в Даурии была сформирована Отдельная конная туземная бригада, на основе которой позже был образован Туземный конный корпус, затем преобразованный в Азиатскую конную дивизию под командованием Унгерна. Из Даурии Унгерн делал рейды против красных партизан Забайкалья.

В ноябре 1919 года войска красных приблизились к Забайкалью. В январе — феврале 1920 года они развернули широкое наступление. В марте красные взяли Верхнеудинск, семеновцы отступили к Чите. В июне — июле белые развернули последнее широкое наступление в Забайкалье. Унгерн действовал в направлениях на Александровский и Нерчинский заводы в координации с войсками генерала Молчанова. Но выдержать давление превосходящих сил красных белые не смогли. Унгерн стал готовить отход в Монголию. 7 августа 1920 года Азиатская дивизия была преобразована в партизанский отряд.

3Поход в Монголию

В августе 1920 года Азиатская дивизия покинула Даурию и ушла в направлении Монголии, оккупированной китайскими войсками. Войско Унгерна перешло границу с Монголией 1 октября у поселка Усть-Букукун и направилось на юго-запад. Подойдя к столице Монголии Нийслэл-Хурэ, барон вступил в переговоры с китайским командованием. Все его требования, включая разоружение китайских войск, были отвергнуты. 26−27 октября и 2−4 ноября 1920 года унгерновцы штурмовали город, но потерпели поражение, понеся значительные потери. Китайцы ужесточили режим в Урге, установив контроль религиозных служб в буддийских монастырях, занявшись грабежами и арестами русских и монголов.

После поражения войско Унгерна отошло в верховья реки Керулен в аймаке Сэцэн-хана в восточной Монголии. Здесь Унгерн получил моральную и материальную поддержку всех слоев монгольского населения. Материальное положение дивизии улучшалось, в том числе за счет захватов караванов, направлявшихся из Китая для снабжения китайского гарнизона Урги. Дивизия пополнялась за счет отдельных групп белых, проникавших из Забайкалья. Монгольские князья организовали мобилизацию монголов. В дивизии царила жесткая палочная дисциплина. Теократический монарх Монголии, Богдо-гэгэн VIII, находившийся под китайским арестом, тайно прислал Унгерну свое благословение на изгнание китайцев из страны.

4Штурм Урги

В течение двух месяцев, прошедших со времени предыдущего штурма, Азиатская дивизия выросла до 1460 человек. Она располагала 12 пулемётами и 4 орудиями. Монгольское население распространяло слухи о том, что Унгерн формирует большую монгольскую армию численностью до 5 тыс. человек. Это стало известно китайскому командованию, которое за всё время оккупации не проводило никаких фортификационных работ, и не могло подтвердить достоверность этих сведений из-за отсутствия налаженной разведки.

Сама личность барона Унгерна оказывала на китайцев деморализующее воздействие. В один из дней, когда шла подготовка к штурму, он побывал в осажденной Урге. Барон, одетый в свое обычное монгольское одеяние — в красно-вишневый халат, белую папаху, с ташуром в руках, — просто въехал в Ургу по главной дороге, средним аллюром. Он побывал во дворце главного китайского сановника в Урге, Чэнь И, затем мимо консульского городка вернулся в свой стан. На обратном пути, проезжая мимо тюрьмы, он заметил, что китайский часовой здесь мирно спал на своем посту. Это нарушение дисциплины возмутило барона. Он слез с коня и наградил спавшего часового несколькими ударами плети. Проснувшемуся и страшно испуганному солдату Унгерн пояснил, что часовому на карауле спать нельзя и что он, барон Унгерн, наказал его за это. Затем он сел снова на лошадь и спокойно поехал дальше. Это появление Унгерна в Урге произвело сенсацию среди населения города, а китайских солдат повергло в страх и уныние, внушив им уверенность, что за бароном стоят и помогают ему какие-то сверхъестественные силы.

В ночь на 1 февраля 1921 года отряд из тибетцев, монголов и бурят направился на юго-западный склон горы Богдо-ула (южнее Урги), где находился под арестом Богдо-гэгэн. Главные силы белых двинулись на Ургу. В тот же день отряд под командованием Резухина захватил передовые позиции китайцев южнее Урги. Две сотни под командой Хоботова и Неймана подошли к городу с юго-востока. 2 февраля войска Унгерна после боев захватили остальные передовые позиции китайцев и часть Урги. Во время этих боев из-под ареста был освобожден Богдо-гэгэн, его доставили в монастырь Манджушри-хийд. Это известие еще больше деморализовало китайцев.

3 февраля Унгерн дал своим войскам отдых. На сопках вокруг Урги белые ночью зажгли большие костры, по которым ориентировался отряд Резухина, готовившийся к решающему штурму. Костры также создавали впечатление, что к Унгерну подошли подкрепления, которые окружают город. 4 февраля барон предпринял решающий штурм столицы с востока, захватив сначала китайские казармы и торговую слободу Маймачен. После жестоких боев город был захвачен. Часть китайских войск покинула Ургу до и во время боев. Однако небольшие сражения происходили еще 5 февраля.

11−13 марта Унгерн захватил укрепленную военную базу китайцев в Чойрыне на юге Монголии; другую базу, в Замын-Уудэ несколько южнее, китайские солдаты оставили без боя. Оставшиеся китайские войска, отступившие от Урги на север Монголии, попытались обойти столицу и пробраться в Китай. Кроме того, большое число китайских солдат двинулось в том же направлении от Маймачена (у российской границы в районе города Кяхта). Русские и монголы восприняли это как попытку вновь захватить Ургу. Несколько сотен казаков и монголов встретили несколько тысяч китайских солдат в местности Талын-Улан-Хад в районе тракта Урга — Улясутай у реки Тола в центральной Монголии. Бои шли с 30 марта по 2 апреля. Китайцы были разбиты, часть сдалась, а часть прорвалась на юг в Китай. Теперь вся Внешняя Монголия была свободной.

Урга встретила белых как освободителей. Первое время в городе происходили грабежи, но вскоре Унгерн жестко их пресек. 22 февраля 1921 года состоялась торжественная церемония повторного возведения Богдо-гэгэна VIII на трон великого хана Монголии. За заслуги перед Монголией Унгерн был пожалован титулом дархан-хошой-чин-вана в степени хана. Часто ошибочно считают, что Унгерн стал диктатором или ханом Монголии, а монархическое правительство было марионеточным. Это не так: всю полноту власти осуществлял Богдо-гэгэн VIII и его правительство. Барон действовал с санкции монарха. Унгерн получил один из высших титулов в Монголии, но не власть.

5Поход в Сибирь 1921 года

Понимая, что Белое дело в России проиграно, Унгерн пытался использовать для восстановления монархии в России недовольство народа советской властью. Он надеялся также использовать действия других белых отрядов, монархистов Монголии, Маньчжурии, Китая и Восточного Туркестана, а также японцев.

21 мая Унгерн издал приказ № 15 «русским отрядам на территории Советской Сибири», которым объявил о начале похода на советскую территорию. В приказе, в частности, говорилось:
«…в народе мы видим разочарование, недоверие к людям. Ему нужны имена, имена всем известные, дорогие и чтимые. Такое имя лишь одно — законный хозяин Земли Русской Император Всероссийский Михаил Александрович… В борьбе с преступными разрушителями и осквернителями России помнить, что по мере совершенного упадка нравов в России и полного душевного и телесного разврата нельзя руководствоваться старой оценкой. Мера наказания может быть лишь одна — смертная казнь разных степеней. Старые основы правосудия изменились. Нет «правды и милости». Теперь должны существовать «правда и безжалостная суровость». Зло, пришедшее на землю, чтобы уничтожить Божественное начало в душе человеческой, должно быть вырвано с корнем…"

Необходимо отметить, что Михаил Александрович Романов был убит в Перми еще летом 1918 года. Но Унгерн не верил в его гибель.

Весной 1921 года Азиатская дивизия была разделена на две бригады: одна под командованием генерал-лейтенанта Унгерна, другая — генерал-майора Резухина. Последняя должна была перейти границу в районе станицы Цежинской и, действуя на левом берегу Селенги, идти на Мысовск и Татаурово по красным тылам, взрывая по пути мосты и тоннели. Бригада Унгерна наносила удар на Троицкосавск, Селенгинск и Верхнеудинск. Бригада Унгерна включала 2100 бойцов, 20 пулеметов и 8 орудий, бригада Резухина — 1510 бойцов, 10 пулеметов и 4 орудия, части оставленные в районе Урги — 520 человек.

В мае бригада Резухина начала рейд через границу с Россией к западу от р. Селенга. Бригада Унгерна выступила из Урги 21 мая и медленно двинулась на север. К этому времени красные уже перебрасывали войска с разных направлений к границе с Монголией.

Бригаде Резухина в Забайкалье удалось разбить несколько красных отрядов. В одном из этих боев, 2 июня под станицей Желтуринской, отличился К. К. Рокоссовский, который получил за это второй орден Боевого Красного Знамени. У Резухина не было связи с бригадой Унгерна, в результате действий красных создалась угроза окружения. 8 июня он начал отступление и с боями ушел в Монголию.

Бригада Унгерна потерпела поражение в боях за Троицкосавск 11−13 июня. Затем объединенные силы большевиков и красных монголов, после незначительных боев с арьергардами Унгерна, 6 июля вошли в Ургу, оставленную белыми.

Унгерн, дав небольшой отдых своей бригаде на р. Иро, повел ее на соединение с Резухиным. Бригада Унгерна подошла к бригаде Резухина 7 или 8 июля, но переправиться через Селенгу и соединить силы удалось лишь через 4−5 дней. 18 июля Азиатская дивизия уже двинулась в свой последний поход — на Мысовск и Верхнеудинск. Силы Азиатской дивизии к моменту выступления во 2-й поход составляли 3250 бойцов при 6 орудиях и 36 пулеметах.

1 августа 1921 года барон Унгерн одержал победу у Гусиноозерского дацана, взяв в плен 300 красноармейцев, 2 орудия, 6 пулеметов, 500 винтовок и обоз. Наступление белых вызвало большую обеспокоенность властей ДВР. Обширные территории вокруг Верхнеудинска объявили на осадном положении, была проведена перегруппировка войск, прибывали подкрепления. Вероятно, Унгерн понял, что его надежды на восстание населения не оправдались. Создалась угроза окружения красными. 3 августа Азиатская дивизия стала уходить в Монголию.

11 августа барон разделил дивизию на две бригады. Бригада Унгерна ушла вперед, а бригада Резухина выступила несколько позже в арьергарде, отбивая атаки наседавших красных. 14−15 августа унгерновцы перевалили Модонкульский голец, и вышли в Монголию.

6Плен и казнь

Унгерн решил вести дивизию на запад — в Урянхай на зимовку, чтобы впоследствии вновь начать борьбу. Но потом решил уходить в Тибет. Солдатам и офицерам эти планы не понравились. Возник заговор.

В ночь с 17 на 18 августа 1921 года от рук своих подчиненных погиб Резухин. В ночь с 18 на 19 августа заговорщики обстреляли палатку самого Унгерна, однако последний успел скрыться. Взбунтовавшиеся бригады ушли в восточном направлении, чтобы через территорию Монголии добраться до Маньчжурии.

Утром 19 августа Унгерн встретил свой монгольский дивизион. Монголы не хотели продолжать борьбу. Утром 20 августа они связали Унгерна и повезли к белым. Однако, вскоре на них наткнулась разведгруппа красных. Барон фон Унгерн попал в плен.

Участь барона была предрешена еще до начала суда телеграммой Ленина: «Советую обратить на это дело побольше внимания, добиться проверки солидности обвинения, и в случае если доказанность полнейшая, в чем, по-видимому, нельзя сомневаться, то устроить публичный суд, провести его с максимальной скоростью и расстрелять».

15 сентября 1921 года в Новониколаевске состоялся показательный процесс над Унгерном. Главным обвинителем на процессе был назначен Е. М. Ярославский. Все дело заняло 5 часов 20 минут. Унгерну предъявили обвинение по трем пунктам: во-первых, действия в интересах Японии, что выразилось в планах создания «центральноазиатского государства»; во-вторых, вооруженная борьба против советской власти с целью реставрации династии Романовых; в-третьих, террор и зверства. Ряд обвинений суда обоснован фактами: в сношениях с монархистами, попытке создания Срединного азиатского государства, в рассылке писем и воззваний, сборе армии для свержения советской власти и восстановления монархии, наступлении на РСФСР и ДВР, расправе с подозреваемыми в близости к большевизму, в пытках.

Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг был расстрелян в тот же день в здании Новониколаевского ГПУ.

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте