Опубликовано: 18 декабря Распечатать Сохранить в PDF

Путешествие Николая Резанова

1Начало путешествия

Николай Петрович Резанов (1764−1807) — русский дипломат, путешественник, предприниматель. В 1794 году Резанова отправили в Иркутск для участия в инспекции деятельности компании основателя первых русских поселений в Америке Григория Ивановича Шелихова. Стремясь упрочить свое положение, Шелихов сосватал за Резанова свою старшую дочь, Анну. 24 января 1795 года тридцатилетний Николай Резанов женился на пятнадцатилетней девушке. Через полгода Шелихов умер, и Николай стал совладельцем его капитала. В 1797 году Резанов стал секретарем, затем обер-секретарем Сената. А вскоре император Павел I подписал указ о создании на основе компаний Шелихова и других сибирских купцов единой Русско-Американской компании, главное управление которой перевели в Петербург, а уполномоченным корреспондентом (представителем) РАК был назначен Николай Петрович Резанов.

18 июля 1801 года в семье Резанова появился первенец — сын Петр, а 6 октября 1802 года — дочь Ольга. Через двенадцать дней после рождения дочери Анна Григорьевна скончалась. После кончины жены Резанов думал взять отставку и заняться воспитанием детей. Но новый император Александр I, не желая отпускать Резанова в отставку, назначил его в 1803 году первым российским посланником в Японию для налаживания торговли между странами. Это было достаточно проблематичное поручение, так как Япония в течение последних 150 лет вела политику жёсткого изоляционизма. Это посольство решено было совместить с первой русской кругосветной экспедицией на кораблях «Надежда» и «Нева» под командованием Крузенштерна. За месяц до отправления в поход, 10 июля 1803 года, Резанов был награждён орденом Св. Анны I степени, и ему был присвоен титул камергера двора Его Величества.

6 июля 1803 года корабли были выведены на Кронштадтский рейд, где из-за встречных западных ветров задержались до августа. 7 августа корабли снялись с якоря. Очевидцы писали, что весь Петербург был приведен в движение известием об отплытии первой русской экспедиции вокруг света. Жители толпами двигались в Кронштадт.

2Петропавловск

Через Копенгаген, Фальмут, Тенериф к берегам Бразилии, а затем вокруг м. Горн экспедиция достигла Маркизских и к июню 1804 года — Гавайских островов. Здесь корабли разделились: «Надежда» отправилась к Петропавловску-на-Камчатке, а «Нева» пошла на остров Кадьяк. 14 июля 1804 года «Надежда» вошла Авачинскую губу и бросила якорь у Петропавловска. 14 июля 1804 года «Надежда» вошла Авачинскую губу и бросила якорь у Петропавловска.

27 августа 1804 года «Надежда» вышла из Петропавловска, взяла курс к юго-западу и отправилась в Японию.

3Япония

В конце сентября 1804 года русский корабль прибыл в Нагасаки. Остров Дэдзима служил в то время единственным окном для взаимодействия японцев с западным миром. Русским в гавань японцы запретили входить, и Крузенштерн бросил якорь в заливе. После переговоров с японскими чиновниками, русское судно получило разрешение войти в Нагасакскую гавань при условии, что порох, пушки, все огнестрельное и холодное оружие будет выдано японцам. Резанов согласился отдать все оружие, кроме шпаг офицеров и ружей его личного караула. После того, как японцы забрали оружие, к «Надежде» подошло семьдесят японских лодок. Взяв корабль на буксир, они провели его 5 км к острову Папенберг, где велели отдать якорь. Здесь стоянка была безопаснее, чем в открытом море. Японцы обещали подвести судно еще ближе к городу, как только выйдут в море китайские суда. По японским законам кораблям двух наций стоять в одном месте на якоре воспрещалось.

17 октября, китайские суда ушли в море. «Надежду» провели за Папенберг, велели отдать якорь в 7 км от города, не доходя императорской крепости. Японцы обещали подвинуть корабль еще ближе к городу по уходе голландских кораблей. 8 ноября из Нагасаки ушли голландские суда. По приказанию губернатора корабль был проведен на буксире за императорские караулы, где стал на якорь.

Губернатор обещал предоставить Резанову на берегу помещение, к отделке которого велено было приступить. Выбрали местность напротив голландской фактории, где помещался рыбный базар Мегасаки, Участок окружили бамбуковым забором как со стороны моря, так и со стороны Десимы, с которой посольство не должно было иметь никаких сношений. Дом посланника и его свиты состоял из девяти комнат, отделявшихся друг от друга бумажными перегородками и ширмами. В начале декабря отделка посольского дома была окончена, и 17 декабря Резанов с большой торжественностью переехал на берег. В этот день с раннего утра Нагасакская бухта приняла праздничный вид, весь залив был наполнен множеством судов и лодок, украшенных флагами, на берегу расставлены войска. Едва Резанов со свитой вошел в отведенное ему помещение, как ворота заперли на замок и никого не выпускали. Посланника окружили вниманием и почетом, но в сущности это был почетный плен. Японцы старались замаскировать его вежливостью и ссылкой на древние традиции. Моряки наши тем временем жили на корабле, который 23 декабря перевели еще ближе к городу. Это была уже пятая стоянка со времени прихода в Нагасаки.

Посланнику и лицам его свиты пришлось прожить в почетном заточении четыре месяца, до самого отъезда из Японии. Только изредка Резанов мог видеться с нашими моряками и директором голландской фактории Деффом. Резанов, однако, не терял даром времени и старался провести его с возможной пользой. Он усердно продолжал свои занятия японским языком, начатые еще во время путешествия с одним из находившихся на «Надежде» японцем.

30 марта прибыл, наконец, чиновник из Иеддо, которого японцы называли «великим сановником Ито». Первая аудиенция была назначена на 4 апреля. В этот день Резанова со всей посольской свитой перевезли на японском судне в город.

Во дворце, назначенном для переговоров, посольство было встречено множеством переводчиков. Посол прошел целую анфиладу комнат, в которых рядами сидели чиновники, и добрался, наконец, до аудиенц-залы. Здесь сидел уже прибывший из Иеддо императорский уполномоченный Ито с обоими губернаторами по сторонам. После взаимных поклонов и приветствий Резанов сел за приготовленное ему место. Великий сановник Ито начал говорить. Ответ, привезенный из Иеддо от императора, был следующий: «Повелитель Японии крайне удивлен прибытием русского посольства; император не может принять посольства, а переписок и торговли с россиянами не желает и просит, чтобы посол выехал из Японии».

После почти семимесячного пребывания в Нагасаки 18 апреля 1805 года «Надежда» рано утром снялась с якоря и вышла в открытое море. До выхода из бухты ее провожало множество японских джонок.

4Новоархангельск

Отправив корабль «Надежда» под командованием Крузенштерна в Кантон, а затем в Кронштадт, Николай Петрович на торговом бриге «Мария» взял курс на Ситху. 26 августа 1805 года «Мария» бросила якорь в бухте Новоархангельска. Здесь, на острове Ситха, Резанов познакомился с правителем «Русской Америки», купцом А. А. Барановым.

Нехватка самого необходимого, а особенно — продовольствия, остро сказывалась на русской колонии. Ознакомившись с состоянием дел в Русской Америке, Резанов решил найти выход в организации торговли с Калифорнией, в основании там русского поселения, которое снабжало бы Русскою Америку хлебом и молочными продуктами.

Для быстрейшего осуществления плавания в Калифорнию было решено купить корабль англичанина Вульфа — один из двух прибывших в Ситху для текущего ремонта английских кораблей. Сделка состоялась: сошлись на 68 тысячах пиастров за корабль со всем грузом. Часть денег погашалась товарами на сумму 31250 пиастров, а остальную часть Вульф мог получить в Петербурге при предъявлении векселей. Кроме того, в сумму эту входила также стоимость шхуны «Ермак», которая отдавалась Вульфу насовсем для перевоза мехов на Сандвичевы острова, и шхуна «Ростислав», которая передавалась на время для перевозки членов экипажа и самого Вульфа в Охотск. Английский корабль «Юнона» принял под свое командование Н. А. Хвостов, помощником у него был Г. И. Давыдов. Под русским флагом корабль «Юнона» отплыл в Калифорнию 26 февраля 1806 года.

5Калифорния

В марте 1806 года «Юнона» пришвартовалась в заливе Сан-Франциско. Испания была союзницей Наполеона, и поэтому отношения с русскими не приветствовались. Но Резанов за шесть недель пребывания совершенно покорил губернатора Верхней Калифорнии Хосе Арильягу и коменданта крепости Хосе Дарио Аргуэльо.

В это время он познакомился с пятнадцатилетней Консепсьон Аргуэльо (Кончитой) — дочерью коменданта Сан-Франциско. Через некоторое время он сделал ей предложение руки и сердца. Ему было 42 года. После этого на «Юнону» стали привозить продукты в таком количестве, что некуда было уже грузить.

6Возвращение в Россию. Смерть

Резанов покинул Америку в июле 1806 года. Из Новоархангельска, буквально спасенного вернувшейся «Юноной» от голодной гибели, путь русских путешественников с чредой малоприятных приключений пролег в Охотск. В Охотске были в октябре. Благоразумие требовало переждать здесь осеннюю распутицу, но Резанов никого не хотел слушать. Он отправился по «многотрудному пути верховою ездою». В пути его застигли морозы и снега, он простудился и в Якутске лечился десять дней, после чего отправился дальше. По дороге он потерял сознание, упал с лошади и сильно ударился головой. Его довезли до Красноярска, где 1 марта 1807 года он и умер. Резанов был похоронен 13 марта на кладбище Воскресенского собора.

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте