Опубликовано: 11 сентября Распечатать Сохранить в PDF

Путешествие Че Гевары по Южной Америке

1Начало путешествия

В сентябре 1951 года доктор биохимии Альберто Гранадо предложил своему другу, Эрнесто Геваре, стать напарником в путешествии по Южной Америке. Он намеревался посетить лепрозории различных стран континента, ознакомиться с их работой и написать об этом книгу. Гранадо был старше Че Гевары на шесть лет. Он окончил фармацевтический факультет, стал доктором биохимии и работал в лепрозории. Сам Че в этот момент учился на медицинском факультете университета в Буэнос-Айресе. Предложение он с воодушевлением принял.

29 декабря 1951 года Че уехал из Кордобы на юг. Нагрузив сильно изношенный мотоцикл Northon необходимыми в пути вещами, палаткой, одеялами, захватив фотоаппарат и автоматический пистолет, они отправились в путь. Мотоцикл друзья прозвали «Подероса II» (Мощный II.)

2Аргентина

30 декабря Гевара и Гранадо прибыли в город Росарио, расположенный в провинции Санта Фе. А 31 декабря — в Буэнос-Айрес, столицу Аргентины. Там они встретили Новый год. 4 января они уехали из Буэнос-Айреса к пляжу Мирамар.

6 января Че и Гранадо прибыли на Виллу Гессель. К этому времени они преодолели уже 1200 километров. И именно с этого момента Че Гевара начинает свои записки об этом путешествии. Затем они достигли курорта Мирамар, где провели 8 дней. 14 января путешественники посетили город Некочеа, а 16 — Баия Бланка.

25 января Че Гевара заболел. «Встали рано, но когда я пошел за водой для мате, то почувствовал во всем теле странное ощущение, и меня мгновенно охватил озноб. Через десять минут я бился в конвульсиях, как одержимый, не в силах ничем себе помочь; хинин не действовал, и в голове у меня, как в барабане, грохотали неслыханные марши; невиданные цвета бесформенными кляксами растекались по стенам, и зеленая рвота была единственным результатом отчаянных спазмов», — писал он. Весь день Че провел в таком состоянии, и только к вечеру, собравшись с силами, взобрался на мотоцикл. Путешественники доехали до Чоле Чоела. Главврач местной больницы предоставил им комнату для ночлега и сделал несколько уколов пенициллина Геваре. «Несколько дней мы питались по-царски. Альберто сфотографировал меня в больничном облачении, и вид у меня, надо сказать, был впечатляющий: я был тощий, со впавшими щеками, огромными глазами и бородой, чья нелепая форма не слишком-то изменилась за те несколько месяцев, что я ее носил», — писал Че.

После выздоровления путешественники двинулись курсом на запад, в направлении озер. Мотоцикл ехал плохо, наглядно демонстрируя, сколько сил он уже затратил. Его корпус приходилось штопать излюбленной запчастью Альберто — проволокой.

29 января Че Гевара и Гранадо достигли города Пьедра де Агила, а 31 января прибыли в Сан Мартин де лос Андес. Там они договорились о проживании в прилегающих пристройках Национальных парков. Местный завхоз предложил им небольшую подработку: он устраивал небольшую пирушку для автогонщиков, которые участвуют в гонке по окрестностям, и ему нужны были двое помощников. Путешественники с радостью согласились, тем более, что, помимо денег, они еще и получили возможность наесться до отвала. А на следующий день посмотрели и на сами гонки.

8 февраля Че и Гранадо прибыли на северную оконечность озера Науэль Уапи и там заночевали. Затем они погрузились на борт судна «Модеста Виктория» чтобы достичь Чилийской территории. В Пуэрто Алегре они пересели на борт другого судна и прибыли в Пуэрто Фриас. Вечером следующего дня они прибыли в Сан-Карлос-де-Барилоче и устроились в помещении Национальной жандармерии, ожидая, пока баржа «Скромная Победа» не отбудет к чилийской границе. Погрузить мотоцикл на «Скромную Победу» оказалось делом нелегким, а спустить мотоцикл было еще тяжелее.

3Чили

14 февраля Че Гевара и Гранадо прибыли в Пертоуэ. «Наше плавание закончилось в Петроуэ, где мы со всеми попрощались, но перед этим пришлось попозировать чернокожим бразильским девчушкам, которые включили нас в свою коллекцию воспоминаний о чилийском юге, и парочке натуралистов из бог весть какой европейской страны, которые церемонно взяли наши адреса, обещая прислать фотографии», — вспоминал Че.

16 и 17 февраля путешественники провели в Осорно. А 18 февраля прибыли в порт Вальдивия. Они дали интервью для журналистов местной газеты «Коррео де Вальдивия». Заголовок статьи гласил: «Два смелых аргентинских рейдера прибыли в Вальдивию на мотоцикле». «Бродя по городу, мы заглянули в редакцию газеты, где у нас очень любезно взяли интервью. Вальдивия праздновала свое четырехсотлетие, и мы посвятили свой пробег памяти великого конкистадора, чье имя носит город. В редакции нас заставили написать письмо Молинасу Луко, мэру Вальпараисо, с просьбой сделать значительные денежные пожертвования в пользу жителей острова Пасхи», — писал Че Гевара.

19 Февраля они прибыли в Темуко. Газета «Аустраль» издала интервью с ними под названием: «Два аргентинских эксперта — лепролога путешествуют по Южной Америке на мотоцикле». В Темуко мотор повредился, пришлось устранять неполадку.

По дороге до Лос-Анхелеса мотоцикл «встал на свою вечную стоянку». Добираться до города пришлось на попутном грузовике. Они заночевали в казарме Корпуса Пожарников и даже приняли участие в тушении одного пожара. «Это был наш последний день как «моторизованного» подразделения; дальше предстояло самое трудное: превратиться в подразделение «немоторизованное», — писал Че.

1 марта, используя различные транспортные средства, Гевара и Гранадо прибыли в Сантьяго де Чили. Приехав в столицу, они первым делом мы пошли в гараж Остина, к хозяину которого у них было рекомендательное письмо, и столкнулись с неприятным сюрпризом: гараж был закрыт, но в конце концов удалось оставить мотоцикл распорядителю.

«Перуанский консул отказывался выдать нам визу, ссылаясь на отсутствие ходатайства своего аргентинского коллеги, а тот, в свою очередь, отказывался выдать соответствующее ходатайство, поскольку, как он объяснял, нам придется очень тяжело на мотоцикле и нам не обойтись без помощи в дороге, в том числе и в посольстве (ангельское неведение — он даже понятия не имел, что мотоцикл уже преспокойно почил), но наконец смягчился и выдал нам въездную визу в Перу, за которую пришлось уплатить 400 чилийских песо — деньги для нас немалые», — писал Эрнесто.

7 марта путешественники на грузовике прибыли в Вальпараисо. Они обошли стоявшие у пристани корабли — узнать, не отправляется ли какой-нибудь из них на остров Пасхи, однако новости оказались обескураживающими, так как в ближайшие полгода ни одно судно не выходило в том направлении.

8 марта из Вальпараисо они отправились «зайцами» на судне Сан-Антонио по направлению к Антофагасте. Часть поездки они провели, запершись в туалете, но наконец они предстали перед капитаном судна и объяснили ему их ситуацию. 11 марта они прибыли в Антофагасту.

13 марта Гевара и Гранадо посетили рудники Чукикамата. 20 марта добрались, используя несколько грузовиков, до Икике, города на севере Чили. А 22 Марта прибыли в Арику. Заночевали в городской больнице, а на следующий день направились к Перуанской территории. «Отобедав, мы вышли в свое обычное время, чтобы по берегу дошагать до границы; однако нас подсадила какая-то курносая девчонка, и до погранзаставы мы добрались с полным комфортом. Мы встретили таможенника, который работал еще на границе с Аргентиной, поэтому, зная и понимая нашу страстную любовь к мате, дал нам кипятку, больито и, что самое главное, машину, которая должна была довезти нас до Такны. Крепко пожав нам руки и повторив выспренний набор общих мест об аргентинцах в Перу, на другой стороне границы нас любезно встретил командир перуанского погранотряда, и мы попрощались с гостеприимной землей Чили», — писал Че.

4Перу

24 марта путешественники прибыли в Такна. А 25 марта они добрались до Тараты. «Жандарм отвозит нас в полицейский участок, там нам предоставляют помещение и дают поесть. Обойдя город, мы ненадолго ложимся, поскольку уже в три часа ночи нам предстоит выехать курсом на Пуно в пассажирском грузовике, который, по договоренности с жандармерией, повезет нас бесплатно», — писал Эрнесто. В виде привилегии их разместили на досках, под которыми скопились «вонючие и блохастые» индейцы. Незадолго до рассвета грузовик остановился из-за каких- то проблем с карбюратором. Они находились недалеко от самой высокой точки пути, почти в 5 000 метрах над уровнем моря. Грузовик категорически отказался ехать, и путникам пришлось пройти около трех километров по снегу.

26 марта Гевара и Гранадо прибыли в Пуно, перуанский город, который находится на одном из берегов озера Титикака на высоте 3827 метров. «Наша проблема с жильем разрешилась в жандармском участке, где очень обходительный младший лейтенант поместил нас в лазарете — обоих на одной кровати, но выдав нам при этом теплые одеяла. На следующее утро, посетив собор, что было довольно интересно, мы договорились с водителем грузовика, который ехал в Куско, древней столицы страны инков», — писал Че.

В конце марта путешественники добрались до Куско. Там они посетили библиотеку, читали «Затерянный город инков» североамериканского автора Хайрэма Бигхэма. Путешествовали по храмам города. У них было рекомендательное письмо к доктору Эрмосе, с которым они вели весьма содержательные беседы, также он предоставил автомобиль для поездки по всей Долине Инков, а затем достал билеты на поезд до Мачу-Пикчу.

Че и Гранадо провели много времени в Археологическом музее Куско. Он достаточно беден: когда властям раскрыли глаза на то, что у них из-под носа уплывают несметные сокровища, было уже поздно. Кладоискатели, туристы, иностранные археологи систематически грабили этот край, музею достались лишь крохи. «Однако для таких, как мы, не слишком-то сведущих в археологии, с набором недавно приобретенных и весьма путаных знаний о цивилизации инков, там было на что посмотреть, и несколько дней мы только этим и занимались. Смотритель оказался метисом, очень знающим — он весь так и пылал энтузиазмом расы, чья кровь текла в его жилах», — вспоминал Че Гевара.

Несколько дней в начале апреля они провели на развалинах древнего города инков Мачу-Пикчу. Расположившись на площадке для жертвоприношений старинного храма, стали пить мате и фантазировать. Гранадо вспоминал диалог с Эрнесто: «Знаешь, старик, давай останемся здесь. Я женюсь на индианке из знатного инкского рода, провозглашу себя императором и стану правителем Перу, а тебя назначу премьер-министром, и мы вместе осуществим социальную революцию». Че ответил: «Ты сумасшедший, Миаль, революцию без стрельбы не делают!"

10 апреля они уехали в грузовике в направлении Уанкайо. 13 апреля посетили Уанкарама. Там Эрнесто перенес сильный приступ астмы. Гевара и Гранадо явились к старшему лейтенанту, интенданту поселка, и попросили у него лошадей, чтобы добраться до лепрозория Уамбо. Вскоре привели лошадей и проводника. 14 апреля они прибыли в лепрозорий. Их принял начальник санитарной службы сеньор Монтехо. «Служащие здесь люди занимаются молчаливым благотворительным трудом; общее состояние — плачевное: две трети и без того небольшой площади отведено непосредственно больным, где и протекает жизнь этих обреченных, числом 31, которые смотрят на то, как проходят их дни, и на близящуюся смерть (по крайней мере, я так думаю) совершенно равнодушно. Санитарные условия ужасающи, и то, что на горных индейцев не производит никакого впечатления, повергает в неимоверное уныние людей из другой среды, хотя бы мало-мальски образованных. При мысли о том, что эти несчастные проводят всю свою жизнь в четырех глинобитных стенах, окруженные людьми, говорящими на чужом языке, и четырьмя санитарами, с которыми они неподолгу видятся каждый день, можно впасть в кому», — так описывал свои впечатления Че Гевара.

Затем путешественники добрались до городка Андауайлас, где остановились в больнице — Геваре необходимо было лечение. В этой больнице он провел 2 дня. 22 апреля прибыли в Айакучо. Они продолжали путь к Лиме. Путешествие давалось им очень нелегко, так как денег уже совсем не осталось, мучил голод, а по ночам — сильный холод. «Машина ехала всю ночь и, как всегда, выезжала из укромных долин и продолжала подъем по холодной перуанской пампе, превратившей нашу мокрую одежду в острые, как лезвия, сосульки. Мы с Альберто оба стучали зубами от холода и сидели, положив ноги друг на друга, чтобы их, чего доброго, не свело судорогой. Голод странным образом не сосредоточился в какой-то определенной точке, а словно разлился по всему телу, что не давало нам покоя, и настроение было соответствующее», — писал Че.

1 мая Че Гевара и Гранадо прибыли в Лиму, столицу Перу. Они посетили Главную больницу Лимы, которая отвечала за помощь прокаженным. В течение их пребывания в Лиме они посетили больницы «Дос де Майо» и «Лойса», а также Антропологический Музей, Университет Сан-Маркоса, Национальную Библиотеку и Порт Кальяо, посмотрели на бой быков. Они оставались в течение почти 20 дней в Главной больнице Лимы вместе с больными. «Несмотря на всю свою незатейливость, нас больше всего тронуло прощание больных. Они собрали больше 100 солей, которые вручили нам вместе с красноречивым, хоть и кратеньким посланием. Потом некоторые приходили проститься лично, и не у одного в глазах стояли слезы, когда они благодарили нас за ту малую толику жизни, что мы им дали, пожимая им руки, принимая их скромные подарки и сев вместе с ними послушать футбольный радиорепортаж», — писал Че. 17 мая они покинули Лиму.

19 мая они добрались до Серро де Паско, 22 мая — до Нескуильи. 24 мая путешественники прибыли в Пукальпа, около реки Укаяли. Укаяли — речной поток, внутриандской гидрографической сети, который объединяет свои воды с рекой Мараньон, формируя поток Амазонки. Че Гевара и Гранадо хотели по воде добраться до Икитоса. Капитан одного судна согласился взять с них за билеты третьего класса, а потом устроить в первом. Обычно плавание судна по этому маршруту длится четыре дня, но река обмелела, из-за чего приходилось делать остановки. У Че Гевары вновь разразился приступ астмы, к тому же одолевали москиты. Плавание получилось тягостным.

1 июня Гевара и Гранадо прибыли в Икитос и остановились в местной больнице. А 6 июня они уехали в лепрозорий Сан-Пабло по Амазонке на борту маленькой наемной лодке по имени Лебедь.

7 июня они прибыли в Сан-Пабло и встретились с доктором Федерико Брезиани, главным врачом колонии. «В понедельник утром отправились в дом презрения. Больных 600 человек, живут они в типичных для сельвы хижинах, ни от кого не завися, делая то, что им хочется и свободно занимаясь своим ремеслом, организованные в общину со своим ритмом жизни и характерными чертами. Здесь есть делегат, судья, полиция и т. п. Уважение к доктору Брезиани чувствуется во всем, и заметно, что он координирует дела колонии, предотвращает стычки и помогает договориться враждующим группам», — писал Че. 14 июня в компании больных и рабочих лепрозория отпраздновали день рождения Эрнесто Че Гевары, ему исполнилось 24 года.



20 июня Гевара и Гранадо на бальсовом плоту «Mамбо» направились по Амазонке в Летисию.

5Колумбия

23 июня Че Гевара и Гранадо прибыли в Летисию. Там они заключили контракт на работу тренерами армейской футбольной команды, которую выполнили за 10 дней. В Летисии им пришлось заплатить сто тридцать колумбийских песо за билеты на самолет до Боготы. «После чудного путешествия в самолете, где нас трясло, как в шейкере, мы прибыли в Боготу. Во время полета Альберто рассказывал всем пассажирам, как ужасно было лететь через Атлантику, когда отказали три из четырех двигателей, и закончил словами: «говорю вам, что эти «дугласы»…» — причем так убедительно, что мне стало не по себе», — вспоминал Че.

2 июля путешественники прилетели в Боготу, столицу Колумбии. Их нас взяла под свое крыло лепрологическая служба. Альберто прочитал несколько лекций, в результате им обоим предложили места. Гранадо готов был ответить утвердительно, но потом у Че случился скандал с полицией, и они решили поскорее уехать в Венесуэлу. 11 июля они покинули Боготу.

6Венесуэла

14 июля Че Гевара и Гранадо пересекли мост на реке Тачира, которая отделяет Колумбию от Венесуэлы и прибыли в Сан Кристобаль. 17 июля они доехали до Каракаса и остановились в пансионе Католической Молодежи на улицах Михарес и Мерседес. Несколькими днями спустя Че принял решение о возвращении на родину в Аргентину для завершения своих знаний в области медицины.

Гранадо остался работать в Венесуэле в лепрозории Каракаса. Че же требовалось в одиночку добраться до Буэнос-Айреса. Случайно встретив дальнего родственника — торговца лошадьми, он в конце июля отправился сопровождать на самолете партию лошадей из Каракаса в Майами, а оттуда ему предстояло вернуться порожним рейсом через венесуэльский Маракайбо в Буэнос-Айрес. Однако из-за поломки мотора самолета в Майами Че задержался на месяц. Он жил почти без денег, проводя время в местной библиотеке. 31 августа 1952 года Че вернулся в Буэнос-Айрес.

Источники: Эрнесто Че Гевара. Дневник мотоциклиста, che-guevara.ucoz.ru, ru.wikipedia.org

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте