Опубликовано: 17 июля Распечатать Сохранить в PDF

Последний путь Романовых перед расстрелом

1Царское село

2 марта 1917 года (по старому стилю) российский император Николай II отрекся от престола. 8 марта исполком Петросовета, когда стало известно о планах Николая уехать в Англию, постановил арестовать царя и его семью, конфисковать имущество и лишить гражданских прав. В тот же день в Могилёве царь попрощался с армией. Перед отъездом Николая из Могилёва представитель Думы в Ставке заявил ему, что он «должен считать себя как бы арестованным». А в Царское Село прибыл новый командующий Петроградским округом генерал Корнилов и арестовал императрицу. 9 марта в 11:30 Николай прибыл в Царское Село как «полковник Романов».

С 9 марта по 1 августа 1917 года Николай II, его жена и дети жили под арестом в Александровском дворце Царского Села.

К августу 1917 года у Временного правительства возникли значительные сложности в содержании царской семьи под боком у неспокойного Петрограда. Тобольск был тихим, спокойным местом, и глава временного правительства А. Ф. Керенский, отправляя туда царя, в сущности, хотел его там укрыть. «Было решено (в секретном заседании) изыскать для переселения царской семьи какое-либо другое место, и все разрешение этого вопроса было поручено мне. Я стал выяснять эту возможность. Предполагал я увезти их куда-нибудь в центр России, останавливаясь на имениях Михаила Александровича и Николая Михайловича. Выяснилась абсолютная невозможность сделать это. Просто немыслим был самый факт перевоза Царя в эти места через рабоче-крестьянскую Россию. Немыслимо было увезти их и на Юг. Там уже проживали некоторые из Великих Князей и Мария Федоровна, и по этому поводу там уже шли недоразумения. В конце концов я остановился на Тобольске. Отдаленность Тобольска и его особое географическое положение, ввиду его отдаленности от центра, не позволяло думать, что там возможны будут какие-либо стихийные эксцессы. Я, кроме того, знал, что там удобный губернаторский дом. На нем я и остановился. Первоначально, как я припоминаю, я посылал в Тобольск комиссию, в которую, кажется, входили Вершинин и Макаров, выяснить обстановку в Тобольске. Они привезли хорошие сведения», — писал он.



2Тобольск

Место ссылки царской семьи тщательно скрывалось до последнего момента. Семья Николая ничего не подозревала о поездке в Тобольск и была уверена, что их всех отвезут в Крым. О том, что их отправят в Тобольск, Керенский сообщил Николаю II лично 27 июля 1917 года.



1 августа в 6 часов 10 минут утра из Царского Села на восток вышел поезд. Вся семья и часть свиты расположились в одном вагоне, в остальных восьми — прислуга и охрана из гвардейских стрелков 1-го полка. Вскоре по этому маршруту ушел состав сопровождения, в котором находилась остальная часть свиты и прислуги, охрана из солдат 2-го и 4-го полков. В общей сложности в обоих поездах, кроме Романовых, расположились 45 человек приближенных царской семьи, 330 солдат и 6 офицеров караула. С собой Романовы везли 2 800 пудов груза (почти 40 тонн вещей).



Поздно вечером 4 августа оба поезда с интервалом 30 минут подошли к станции «Тура» на берегу реки. В Тюмени офицеры местного гарнизона устроили для прибывших целый парад. Выстроившись у входа на пристань, они при выходе из вагона бывшего царя и его семьи приветствовали их отданием чести. У причала пристани «Тура» стояли три судна: «Русь», «Кормилец» и буксир «Тюмень». Романовых разместили на «Руси». В сопровождении пошли остальные суда.



6 августа Романовы прибыли в Тобольск. Местные жители ожидали прибытия бывшего царя и его семьи, но оттого, что дом еще не был подготовлен к приему ссыльных, они еще целую неделю жили на корабле. Это было прекрасное время: они могли совершать прогулки по Иртышу, встречаться с местными жителями. Романовы посетили Сузгунскую сопку (известную как Лысая гора).



13 августа началось проживание Романовых в губернаторском доме. Кроме многочисленной охраны в Тобольск прибыли люди, не пожелавшие отставить царскую семью в трудную минуту. Среди них были генерал-адъютант Татищев, гофмаршал князь Долгоруков, лейб-медик Боткин, воспитатель цесаревича Алексея — Пьер Жильяр. Всего 45 человек приближенных и прислуги. Романовы занимали восемь комнат из восемнадцати. На первом этаже проживали слуги, находилась столовая. Охрана царской семьи проживала в доме Корниловых. Непосредственной охраной царской семьи занимался отряд особого назначения под началом полковника Кобылинского, составленный из отборных солдат трех гвардейских стрелковых полков. Выходить в город Романовым запрещалось.



Время проживания в Тобольске для Романовых было относительно спокойным: дети занимались уроками, читали, бывший император работал в своем кабинете. Во дворе был устроен турник, качели, выкопан прудик для уток. Вечером царская семья собиралась в гостиной: беседовали, играли в карты, пили чай. В доме часто устраивались семейные любительские спектакли. В теплые дни Романовы любили принимать солнечные ванны на крыше оранжереи. Николай охотно занимался физическим трудом — пилил и колол дрова. 8 сентября 1917 года в праздник Рождества Богородицы Романовым разрешили посещать Благовещенскую церковь. Посещение храма продолжалось до 7 января 1918 года, но затем было запрещено, а для совершения Богослужений в Большой зале губернаторского дома установили иконостас. Службу проводил священник Благовещенской церкви о. Алексий Васильев и две монахини Иоанно-Введенского монастыря. В губернаторском доме часто бывала и игуменья монастыря Мария. Она приносила продукты, письма.



О приходе к власти большевиков Романовы узнали с опозданием в две недели. «17 ноября. Такая же неприятная погода с пронизывающим ветром. Тошно читать описания в газетах того, что произошло две недели тому назад в Петрограде и в Москве! Гораздо хуже и позорнее событий Смутного времени» (из дневника Николая II).



В Тобольске был образован Солдатский комитет, избранный охраной царя. Отношение комитета к бывшему императору было враждебным. В конце декабря 1917 года комитет постановил снять у свергнутого царя погоны. Николай воспринял это как унижение, заявил, что «этого свинства» он им не забудет, и снимать погоны отказался. В феврале 1918 года солдаты, раздраженные обильным питанием царя, потребовали перевести его на солдатский паек.



26 марта 1918 года в Тобольске установилась советская власть. Из Тюмени прибыл отряд комиссара Демьянова и его помощника Нагибина с 80 красноармейцами. Следом за ними из Омска прибыли два роты латышей во главе с революционным матросом Павлом Хохряковым. Последним прибыл отряд Поплавского из Екатеринбурга. Таким образом, Тобольск стал ареной столкновения враждебных друг для друга отрядов Красной армии, каждый из которых претендовал на право охраны губернаторского дома.





6 апреля в Тобольск прибыл комиссар Яковлев, который имел мандат, подписанный Лениным и Свердловым, чтобы вывести царскую семью из Тобольска. Однако, прибыв в Тобольск, Яковлев узнал, что цесаревич Алексей тяжело болен. Отправлять нужно было в распутицу на подводах, и дороги до Тюмени мальчик мог просто не перенести. Поэтому Яковлев принял решение вывести из Тобольска сначала только часть семьи. 13 апреля 1918 года в 4 утра Николай и Александра выехали из Тобольска в Екатеринбург, взяв с собой из своих детей только великую княжну Марию. Остальные дети отбыли в Екатеринбург позднее.

3Екатеринбург

17 апреля 1918 года в 8 часов 40 минут поезд с Николаем прибыл в Екатеринбург. По прибытию состава на железнодорожную станцию Екатеринбурга его встречала большая и агрессивно настроенная толпа, во главе которой находился комиссар вокзала. Люди требовали предъявить им Романовых. В течение трех часов, что стоял состав на пятой ветке от края перрона, настроение толпы все более и более возбуждалось и она постепенно приближалась к поезду все ближе и ближе. Яковлеву пришлось окружить поезд цепью своих охранников и дать команду выкатить пулеметы и приготовить их к бою, что подействовало успокаивающе на толпу. Но вокзальный комиссар кричал, показывая в сторону вокзала, что даст команду открыть по поезду огонь их пушек, которые действительно были там выставлены и Яковлев видел, что возле них копошились фигурки людей. В этот критический момент между перроном с толпой и составом с царской семьей подошел и остановился товарный поезд. Пока толпа, отсеченная им, перебиралась через товарный состав, поезд с царем, уже получив маневренный паровоз, сумел сняться с места и перейти на другую станцию — Екатеринбург-2, где и произошла передача арестованных уральским большевикам, во главе с членом президиума Уралоблосовета Ф. И. Голощекиным.



С железнодорожной станции арестованные в открытом автомобиле под конвоем «грузовика с вооруженными до зубов солдатами», как записала в своем дневнике Александра Федоровна, были доставлены в «дом особого назначения» — реквизированный особняк военного инженера в отставке Н. Н. Ипатьева. По воспоминаниям А. Д. Авдеева, назначенного комендантом дома, после того, как царь и царица вошли в дом, председатель Уралсовета А. Г. Белобородов объявил им: «По постановления ВЦИК, Николай Романов и его семья будут находиться в Екатеринбурге, в ведении Уральского областного Совета рабочих и солдатских депутатов впредь до суда».

«Дом хороший, чистый. Нам были отведены четыре комнаты: спальня угловая, уборная, рядом столовая с окнами в садик и с видом на низменную часть города, и, наконец, просторная зала с аркою без дверей. Разместились следующим образом: Аликс [императрица], Мария и я втроем в спальне, уборная общая, в столовой — Демидова, в зале — Боткин, Чемодуров и Седнёв. Около подъезда комната караульного офицера. Караул помещался в двух комнатах около столовой. Чтобы идти в ванную и W. C., нужно проходить мимо часового у дверей караульного помещения. Вокруг дома построен очень высокий досчатый забор в двух саженях от окон; там стояла цепь часовых, в садике тоже», — писал Николай II в своем дневнике.



Царская семья провела в последнем своём доме 78 дней. В 1 час 30 минут ночи с 16 на 17 июля к дому Ипатьева прибыл грузовик для перевозки трупов. После этого был разбужен врач Боткин, которому сообщили о необходимости всем срочно перейти вниз в связи с тревожной ситуацией в городе и опасностью оставаться на верхнем этаже. На сборы ушло примерно 30 — 40 минут. Семеро членов семьи: Николай Александрович, Александра Федоровна, Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, Алексей, а также: лейб-медик Евгений Боткин, повар Иван Харитонов, камердинер Алексей Трупп и горничная Анна Демидова, перешли в полуподвальную комнату (Алексея, который не мог идти, Николай II нес на руках). В полуподвале не оказалось стульев, затем по просьбе Александры Федоровны были принесены два стула. На них сели Александра Федоровна и Алексей. Остальные разместились вдоль стены. Юровский ввел расстрельную команду и зачитал приговор. Затем он отдал команду, и началась беспорядочная стрельба. Расстрельщикам не удалось сразу убить Алексея, дочерей Николая II, горничную и доктора. Кто-то из них был застрелен; уцелевших, по данным следствия, добивал штыком П. З. Ермаков.

Источники: tobolsk-eparhia.ru, tobolsk.info, ru.wikipedia.org



Комментарии 1

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
kviten brightside 17.07.2016 | 21:1921:19

Каждый раз читаю про царскую семью и каждый раз ужасаюсь. Я не говорю, что досконально знаю ситуацию, но я так же понимаю, что это были гораздо более достойные люди, чем те, что пришли на смену.