Опубликовано: 26 июня Распечатать Сохранить в PDF

Как нашли гробницу Тутанхамона

1Начало раскопок Картера и Карнарвона в Долине Царей

Говард Картер, английский археолог и египтолог, начал принимать участие в археологических экспедициях в Египте еще в конце XIX века. В 1906 году Картер познакомился с археологом-любителем и коллекционером древностей лордом Карнарвоном, щедро выделившим средства на археологические изыскания. В последующие годы они вели раскопки в разных частях фиванского некрополя, но только в июне 1914 года получили концессию на раскопки в Долине Царей.

Хотя многие исследователи были убеждены, что в Долине уже все перекопано, и найти ничего нового там невозможно, Говард Картер был уверен, что гробница Тутанхамона еще не обнаружена и что она должна находиться неподалеку от центра Долины Царей. На зимний сезон 1914/15 года было намечено начало раскопок, но разразилась Первая мировая война и на время спутала планы.

Настоящая работа в Долине началась осенью 1917 года. Горы щебня, выброшенного во время предыдущих раскопок, загромождали всю поверхность Долины Царей. Картер приступил к расчистке треугольника, образуемого гробницами Рамсеса II, Мернептаха и Рамсеса VI. За один сезон археологи сняли значительную часть верхних слоев на этом участке и добрались до входа в гробницу Рамсеса VI, где натолкнулись на рабочие хижины, стоявшие на основании из массы кремневых обломков, что в Долине обычно указывает на близость гробницы. Они хотели продолжать раскопки в том же направлении, но тогда доступ к гробнице Рамсеса — одной из самых популярных среди посетителей гробниц в Долине — оказался бы закрытым. Поэтому решено было подождать более благоприятной возможности.

Работа на этом участке была возобновлена осенью 1919 года. В том сезоне было запланировано полностью очистить весь треугольник от щебня. Для этого была нанята значительная партия рабочих. Когда леди и лорд Карнарвон приехали в марте 1920 года в Долину, весь щебень верхних наслоений был уже убран и можно было углубиться в почву, нетронутую раскопками. Вскоре был найден небольшой тайник с тринадцатью алебастровыми сосудами, на которых стояли имена фараонов Рамсеса II и Мернептаха.

За исключением небольшого участка под рабочими хижинами, археологами был исследован весь расчищенный треугольник, однако гробницу так и не удалось обнаружить. Это место было временно оставлено. В следующие два сезона Картер был занят раскопками в маленькой прилегающей долине, где расположена гробница Тутмоса III.

2Обнаружение входа в гробницу

Наконец, Говард Картер решил приступить к загроможденному гранитными обломками и рабочими хижинами участку у подножья гробницы Рамсеса VI. Было решено начать раскопки пораньше, с тем чтобы, если понадобится закрыть доступ к гробнице Рамсеса VI, сделать это в такое время, когда посетителей в Долине еще не так много.

Картер приехал в Луксор 28 октября 1922 года. К 1 ноября были собраны все рабочие, можно было приступить к работе. Предыдущие раскопки были приостановлены у северо-восточного угла гробницы Рамсеса VI. Отсюда рабочие и начали копать траншею в южном направлении. Несколько дней ушло на то, чтобы убрать с участка древние хижины рабочих. К вечеру 3 ноября работа по их уборке была закончена.

Утром 4 ноября, прибыв на место раскопок, Говард Картер был поражен необычайной тишиной. Работа была приостановлена. «Я понял, что случилось нечто необыкновенное, и вскоре с радостью услышал: под первой же снятой хижиной обнаружена высеченная в скале ступенька. Это известие было слишком хорошим, чтобы я мог в него поверить. Однако быстро проведенная дополнительная расчистка убедила меня в том, что мы действительно обнаружили начало высеченного в скальном грунте спуска, который находился на каких-нибудь четыре метра ниже входа в гробницу Рамсеса VI и на такой же глубине от теперешней поверхности Долины», — писал Картер в своем дневнике.



Раскопки продолжались весь день и все следующее утро. Однако лишь после полудня 5 ноября была удалена груда щебня, завалившая вход. Ступенька обнажалась за ступенькой, и, когда была расчищена двенадцатая по счету, показалась верхняя часть дверного прохода, заложенного камнями, замурованного и запечатанного. «Запечатанная дверь! Значит, это верно! Наконец-то мы были вознаграждены за все годы терпеливого труда. Насколько я помню, первым моим побуждением было возблагодарить судьбу за то, что моя работа в Долине не осталась бесплодной. С лихорадочно возрастающим возбуждением я начал осматривать оттиски печатей на замурованной двери, чтобы установить, кто покоится в этой гробнице. Но я не нашел имени ее владельца. Единственными разборчивыми оттисками были хорошо известные оттиски печати царского некрополя: шакал и девять пленных», — вспоминал Картер.

Археолог проделал под притолокой маленькое отверстие, чтобы в него можно было просунуть электрический фонарик. За дверью вся галерея до самого потолка оказалась завалена камнями и щебнем. Время было уже позднее. Картер приказал засыпать дверь, выбрал самых честных рабочих и поручил им охранять гробницу в течение всей ночи.

Лорд Карнарвон находился в это время в Англии, дальнейшая работа была отложена до его приезда. 23 ноября Карнарвон со своей дочерью леди Эвелиной Хэрберт, верной его помощницей во всех работах в Египте, прибыл в Луксор. 24 ноября после полудня лестница была полностью очищена — все шестнадцать ступенек. Теперь можно было тщательно осмотреть всю дверь. На нижней ее части оттиски печатей оказались гораздо яснее, среди них многократно повторялось имя Тутанхамон. Теперь, когда всю дверь можно было тщательно осмотреть, стало очевидно, что часть замурованного прохода оказалась дважды последовательно вскрытой, а затем вновь заделанной. Ранее обнаруженные печати с шакалом и девятью пленниками стояли на вновь замурованной части стены, в то время как нетронутую нижнюю часть покрывали оттиски печати Тутанхамона, которой и была первоначально запечатана гробница. Следовательно, грабители все-таки побывали здесь. Но судя по выстроенным над гробницей хижинам, это были грабители, жившие не позднее правления Рамсеса VI.



Утром двадцать пятого ноября все оттиски печатей на стене были тщательно зарисованы и сфотографированы. Затем начали разбирать дверь. Она состояла из неотесанных камней, закрывавших весь проход от пола до потолка. Дальше начиналась уходящая вниз, но уже без ступенек, галерея высотой около 2,5 м. Началась ее расчистка от камней и щебня.

26 ноября с утра продолжалась расчистка галереи. Работа шла медленно. Во второй половине дня на расстоянии 10 метров от внешнего входа был обнаружен второй замурованный и запечатанный вход. «Дрожащими руками я проделал небольшое отверстие в левом верхнем углу замурованной стены. Темнота и пустота, в которую щуп свободно уходил на всю длину, говорили о том, что за этой стеной уже не было завала, как в только что очищенной нами галерее. Опасаясь скопления газа, мы сначала зажгли свечу. Затем, расширив немного отверстие, я просунул в него свечку и заглянул внутрь. Лорд Карнарвон, леди Эвелина и Коллендер, стоя позади меня, с тревогой ожидали приговора. Сначала я ничего не увидел. Теплый воздух устремился из комнаты наружу, и пламя свечи замигало. Но постепенно, когда глаза освоились с полумраком, детали комнаты начали медленно выплывать из темноты. Здесь были странные фигуры зверей, статуи и золото — всюду мерцало золото! На какой-то миг — этот миг показался, наверное, вечностью тем, кто стоял позади меня, — я буквально онемел от изумления. Не в силах более сдерживаться, лорд Карнарвон с волнением спросил меня: «Вы что-нибудь видите?» Единственно, что я мог ему ответить, было: «Да, чудесные вещи!» Затем, расширив отверстие настолько, чтобы в него можно было заглянуть вдвоем, мы просунули внутрь электрический фонарь», — так описывал Картер это важнейшее событие в его жизни.

3Гробница Тутанхамона

27 ноября 1922 года гробница была подключена к осветительной сети Долины. Лорд Карнарвон, леди Эвелина, Коллендер и Картер вошли в обнаруженное помещение и приступили к его подробному осмотру. В дальнейшем этот зал называли передней комнатой.

В зале стояли три больших позолоченных ложа. Боковыми сторонами каждого ложа служили скульптурные фигуры чудовищных зверей. Их тела поэтому были неестественно вытянуты во всю длину ложа, а головы вырезаны с потрясающим реализмом. Справа у стены стояли две статуи — черные скульптуры фараона в полный рост. В золотых передниках и золотых сандалиях, с булавами и посохами в руках, со священными уреями-хранителями на лбу — они стояли друг против друга. Между ними обнаружился замурованный проход.



Также в комнате громоздилось множество других вещей: сундуки с тончайшей росписью и инкрустацией, алебастровые сосуды, черные ковчеги, красивые резные кресла, инкрустированный золотом трон, трости и посохи всевозможных форм и рисунков, колесницы, сверкающие золотом и инкрустациями, портретная статуя фараона и т. д.



В середине декабря в передней комнате закипела работа. Необходимо было провести детальную фотосъемку помещения. Затем предстояла кропотливая работа по разбору артефактов, которые очень скученно лежали в помещении. Часть из них находилась в прекрасном состоянии, но очень многие ценности требовали немедленной реставрации. Некоторые же вещи без предварительной обработки просто нельзя было взять в руки — они тут же рассыпались. Разборка предметов в передней комнате заняла в общей сложности семь недель. К середине февраля все вещи были перенесены в лабораторию, за исключением двух сторожевых изваяний, оставленных специально, каждый сантиметр пола был выметен и пыль просеяна, чтобы в ней не осталось ни одной бусинки, ни одного кусочка инкрустаций.

На 17 февраля 1923 года была назначена операция по открытию запечатанной двери. К двум часам дня приглашенные — всего около двадцати человек — собрались у гробницы. В передней комнате все было подготовлено заранее. Чтобы предохранить статуи от возможных повреждений, их обшили досками, а между статуями воздвигли небольшой помост, чтобы с него можно было легко дотянуться до верхнего края дверного прохода. Вскрытие двери решили начать сверху, так как такой порядок работы был самым безопасным. Разборка замурованного прохода заняла два часа. Еще во время разборки стало понятно, что это ни что иное, как вход в усыпальницу фараона.



В погребальном покое высился огромный позолоченный ковчег, сооруженный для защиты и сохранения саркофага, внутри которого покоился сам фараон. Размеры этого ковчега были так велики (5×3,3 метра при высоте 2,73 метра), что он заполнял почти всю кубатуру усыпальницы. Со всех четырех сторон от стен его отделяло узкое пространство — около 0,65 метра, а его крыша с коньком и лепным карнизом почти касалась потолка. Весь ковчег сверху донизу был покрыт золотом, по бокам были вделаны пластинки из сверкающего синего фаянса, а на них без конца повторялись изображения одних и тех же магических символов, которые должны были сохранить и укрепить последнее обиталище фараона. Вокруг ковчега прямо на полу лежало множество погребальных эмблем, а в северном конце усыпальницы — семь магических весел; они должны были понадобиться фараону в его переправе через воды загробного царства.

Стены усыпальницы, в отличие от передней комнаты, были украшены пестрыми изображениями и надписями. Исполнение их отличалось некоторой поспешностью. В восточной стене усыпальницы оказалась низкая дверь, а за ней — еще одна небольшая комната. Вход в эту комнату не был ни замурован, ни запечатан, но при этом в ней хранились ценнейшие сокровища гробницы.



В сезоне 1923/24 годов началась работа по вскрытию саркофагов. В усыпальнице находились четыре наружных саркофага и еще один внутренний (кварцитовый). Исследователи поочередно вскрывали саркофаги, работа эта была непростой и небыстрой. Наконец был вскрыт кварцитовый саркофаг. Выполненное с исключительным мастерством золотое изображение юного царя заполняло всю внутренность саркофага. Это была крышка чудесного антропоидного гроба около 2,25 метра в длину, покоящегося на низких носилках, украшенных изображениями львиных голов. Это был наружный гроб, заключавший в себе еще несколько. Крылатые богини — Исида и Нейт заключали гроб в свои объятия. Они были сделаны техникой низкого рельефа, в то время как голова и руки царя представляли собой чрезвычайно тонко и изящно выполненные из массивного золота произведения круглой скульптуры.



В последующие сезоны велась работа по вскрытие гробов. Их оказалось три. Третий гроб длиной 1,85 метра был сделан из массивного золота. Маске этого золотого гроба было придано портретное сходство с царем, но черты его, хотя и условные, так как они символизировали Осириса, были более юными, чем на других гробах. Гроб украшал орнамент «риши» и фигуры Исиды и Нефтиды — сюжеты первого гроба. Их дополняли крылатые фигуры Нехебт и Буто. Эти фигуры богинь-хранительниц — эмблемы Верхнего и Нижнего Египта — резко выделялись на гравированном орнаменте, щедро украшавшем гроб, так как представляли собой пышные массивные накладки из перегородчатой эмали. Изображения богинь были инкрустированы полудрагоценными камнями. Под крышкой этого гроба покоилась мумия фараона.

Источники: e-reading.club, awesomeworld.ru, liveinternet.ru

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте