Опубликовано: 28 февраля Распечатать Сохранить в PDF

Возвращение Ленина в Россию в 1917 году

1Цюрих

Первые известия о победе Февральской революции в России Владимир Ильич Ленин получил 15 марта 1917 года, находясь в Цюрихе. С этого момента он начал искать пути быстрейшего возвращения на родину. Ленин хорошо знал, что ехать через Англию просто так ни он, ни другие видные большевики не могут. Английские власти были достаточно хорошо осведомлены об их революционной деятельности, при проезде через Англию их могли задержать и даже арестовать. Но все же Ленин обдумывает условия проезда через Англию, которые следовало согласовать с английским правительством путем переговоров. Эти условия предусматривали предоставление швейцарскому социалисту Фрицу Платтену права провоза через Англию любого числа эмигрантов, независимо от их отношения к войне, предоставление вагона, пользующегося правом экстерриториальности на территории Англии, а также возможности быстрейшей отправки эмигрантов из Англии пароходом в порт любой нейтральной страны. Но английские власти на это не пошли, что вынудило русских эмигрантов в Швейцарии прибегнуть, как к последней возможности возвращения в Россию, к проезду через Германию.



Мысль получить разрешение на проезд через Германию в обмен на интернированных в России немцев и австрийцев возникла в эмигрантских кругах вскоре после получения известий об амнистии в России. Эмигранты знали, что во время войны между Россией и Германией через нейтральные страны неоднократно производился обмен военнозадержанными и военнопленными, и полагали, что объявленная Временным правительством амнистия откроет перед ними этот удобный путь возвращения на родину. На совещании представителей российских и польских социалистических организаций циммервальдского направления в Берне 19 марта этот план был выдвинут лидером меньшевиков Мартовым. Одному из руководителей швейцарской социал-демократии Роберту Гримму было поручено позондировать правительство Швейцарии о согласии на посредничество в переговорах по этому вопросу с представителями немецких властей в Берне. Когда Ленину стало окончательно ясно, что путь через Англию закрыт, он обратился к плану Мартова. Но переговоры шли медленно, и Владимир Ильич решил привлечь к этому делу Фрица Платтена.

«Однажды, в 11 часов утра, мне позвонили по телефону в секретариат партии и попросили быть в половине второго для беседы с товарищем Лениным в помещении рабочего клуба «Эйнтрахт». Я застал там небольшую компанию товарищей за обедом. Ленин, Радек, Мюнценберг и я отправились для конфиденциальной беседы в комнату правления, и там товарищ Ленин обратился ко мне с вопросом, согласился бы я быть их доверенным лицом в деле организации поездки и сопровождать их при проезде через Германию. После короткого размышления я ответил утвердительно», — писал Платтен в книге об эмиграции Ленина.

Объяснение с Гриммом было короткое и решительное. Гримм заявил, что он считает вмешательство Платтена нежелательным. Это заявление еще более усилило в Ленине прежнее недоверие. Однако, Гримм ничего не предпринял против этого шага, и министр Ромберг принял Платтена для переговоров по делу о переезде русских эмигрантов, проживающих в Швейцарии. По поручению Ленина и Зиновьева, Платтен представил министру Ромбергу следующие условия, на которых эмигранты согласны совершить переезд:

1. Я, Фриц Платтен, руковожу за своей полной личной ответственностью переездом через Германию вагона с политическими эмигрантами и легальными лицами, желающими поехать в Россию.
2. Вагон, в котором следуют эмигранты, пользуется правом экстерриториальности.
3. Ни при въезде в Германию, ни при выезде из нее не должна происходить проверка паспортов или личностей.
4. К поездке допускаются лица совершенно независимо от их политического направления и взглядов на войну и мир.
5. Платтен приобретает для уезжающих нужные железнодорожные билеты по нормальному тарифу.
6. Поездка должна происходить по возможности безостановочно в беспересадочных поездах. Не должны иметь места ни распоряжение о выходе из вагона, ни выход из него по собственной инициативе. Не должно быть перерывов при проезде без технической надобности.
7. Разрешение на проезд дается на основе обмена уезжающих на немецких и австрийских пленных и интернированных в России. Посредник и едущие обязуются агитировать в России, особенно среди рабочих, с целью проведения этого обмена в жизнь.
8. Возможно кратчайший срок переезда от швейцарской границы до шведской, равно как технические детали должны быть немедленно согласованы.

Через два дня последовало безоговорочное согласие. Сообщая о решении Берлина, Ромберг известил Платтена о том, что в Штутгарте в поезд сядет Янсон, представитель Генеральной комиссии немецких профессиональных союзов. Из дальнейших переговоров выяснилось, что были поставлены следующие условия переезда: 1) максимальное число уезжающих не должно превышать 60 человек, 2) два пассажирских вагона второго класса будут стоять наготове в Готмадингене. День отъезда был назначен немецкими властями на 9 апреля.

Группа желающих ехать через Германию к 1 апреля состояла лишь из 10 человек. Большевистские группы в Швейцарии по просьбе Ленина довели до сведения эмигрантов всех политических направлений, что желающие ехать в первой партии могут присоединиться к группе. За несколько дней первоначально маленькая группа отъезжающих выросла до 32 человек.

К 11 часам утра 9 апреля все необходимые приготовления были закончены и Цюрихское вокзальное управление было предупреждено об отъезде эмигрантов. Все уезжающие собрались в ресторане «Церингергоф» за общим скромным обедом.

В половине третьего группа эмигрантов направилась из ресторана к цюрихскому вокзалу, нагруженные подушками, одеялами и прочими пожитками. На вокзале собралась внушительная толпа патриотически настроенных эмигрантов, выкрикивавших обвинения отъезжавшим в национальном предательстве и предсказания, что все они будут повешены в России как еврейские провокаторы. В ответ на это при отходе поезда его пассажиры исполнили хором «Интернационал». Согласно расписанию поезд отошел в 3 ч. 10 мин. В Тайнгене происходил швейцарский таможенный досмотр, причем паспорта не проверялись.

2Готмадинген

На вокзале в Готмадингене группу эмигрантов временно изолировали в зале III кл. Потом они сели в пломбированный пассажирский вагон II—III класса. Дети и женщины заняли мягкие места, мужчины разместились в III классе. Их сопровождали двое офицеров германского Генерального штаба — капитан фон Планец и лейтенант фон Буринг, который бегло говорил по-русски.

Поездка протекала нормально. Часть из пассажиров пламбированного вагона не могла удержаться и пела на французском языке Марсельезу, Карманьолу и другие французские песни, не обращая внимания на сопровождавших их офицеров.

Три вагонных двери были запломбированы, четвертая, задняя вагонная дверь, открывалась свободно, так как Платтену и офицерам было предоставлено право выходить из вагона. Ближайшее к этой свободной двери купе было предоставлено офицерам, сопровождавшим эмигрантов. Проведенная мелом черта на полу коридора отделяла, без нейтральной зоны, территорию, занятую немцами, — с одной стороны, от русской территории — с другой.

3Засниц

В Заснице эмигранты оставили немецкую территорию; перед этим было проверено число едущих, сняты пломбы с багажного вагона, и состоялась передача багажа. Там они сели на пассажирский пароход «Королева Виктория». Море было неспокойно. Из 32 путешественников не страдали от качки только 5 человек.

4Треллеборг

На пароходе от пассажиров потребовали выполнения обыкновенных формальностей — заполнения анкет. Ленин видел в этом какую-то коварную хитрость врага, и приказал подписываться разными псевдонимами, что позже привело к комичному недоразумению. Пароходное радио получило запрос из Треллеборга, едет ли на этом пароходе Ульянов. Это Якуб Ганецкий, ожидавший эмигрантов в шведской гавани уже несколько дней, притворившись представителем русского Красного Креста, добился права пользования правительственным радио. Капитан знал из анкет, что никакого Ульянова нет, но на всякий случай спросил, нет ли случайно между пассажиров господина Ульянова. Ленин долго косился, пока, наконец, не признался, что он и есть Ульянов.

«В Треллеборге мы произвели потрясающее впечатление. Ганецкий заказал для всех нас ужин, которому предшествовали по шведскому обычаю закуски. Наша голытьба, которая в Швейцарии привыкла считать селедку обедом, увидев громадный стол, заставленный бесконечным количеством закусок, набросилась как саранча и вычистила все до конца к неслыханному удивлению кельнеров, которые до этого времени привыкли видеть за закусочным столом только цивилизованных людей. Владимир Ильич ничего не ел. Он выматывал душу из Ганецкого, пытаясь от него узнать про русскую революцию все… что Ганецкому было неизвестно», — вспоминал Карл Радек.

5Стокгольм

По железной дороге из Мальме эмигранты приехали утром 13 апреля в Стокгольм. Здесь их встретили представители левой шведской социал-демократии К. Линдхаген, Ф. Стрём и корреспондент социал-демократической газеты «Politiken». Ленин передал для этой газеты коммюнике, в котором были изложены все обстоятельства, касающиеся поездки. В Стокгольме Лениным было создано Заграничное бюро ЦК РСДРП (б) для информации иностранных рабочих о событиях и задачах русской революции. Ленин не хотел задерживаться в Стокгольме. «Самое важное, — заявил он корреспонденту газеты «Роlitiken», — чтобы мы прибыли в Россию как можно скорее. Дорог каждый день».



«Волнение, которое все мы переживали, как-то стерло впечатление времени и пространства. Слабый след остался в памяти от Стокгольма. Машинально ходили по улицам, машинально что-то закупали из самого необходимого для поправления неказистого туалета В. И. и других и чуть ли не каждые полчаса справлялись о том, когда же уходит поезд в Торнео», — вспоминал Зиновьев.

13 апреля в 18 ч. 37 мин. эмигранты выехали из Стокгольма в Россию через Финляндию.

6Торнео

В Торнео, на пограничной русской станции, встреча, оказанная эмигрантам местными солдатами, отличалась исключительной теплотой. Солдаты с воодушевлением рассказывали о революционных событиях и восторженно приветствовали вернувшихся эмигрантов. Там Платтена разлучили с его спутниками. Он имел намерение сопровождать товарищей до Петрограда, но этому воспрепятствовал английский контроль.

«Торнео. Помнится, это было ночью. Переезд по замерзшему заливу на санях. Длинная узенькая лента саней. На каждых из этих саночек по два человека. Напряжение достигает максимальной степени. Наиболее экспансивные из молодежи (покойный Усиевич) нервничают необычайно. Сейчас мы увидим первых революционных русских солдат. В. И. внешне спокоен. Его прежде всего интересует то, что делается там, в далеком Петербурге. Через замерзший залив, занесенный глубокими снегами, он напряженно смотрит вдаль, и глаз его как будто видит на полторы тысячи верст вперед то, что происходит в революционной столице», — писал Зиновьев.

7Петроград

Из телеграммы В. И. Ленина, посланной им из Торнео М. И. Ульяновой и в «Правду», революционный Петроград узнал о приезде вождя и вышел встречать его.

16 апреля Ленин приехал в Петроград и был восторженно встречен трудящимися. На площади Финляндского вокзала с башни броневика перед тысячами встречавших его революционных рабочих, солдат и матросов Ленин призвал партию, рабочий класс и революционную армию на борьбу за социалистическую революцию.





Источники: profilib.com, detectivebooks.ru, yroslav1985.livejournal.com, ru.wikipedia.org

Переслать другу

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте