Опубликовано: 03 февраля Распечатать Сохранить в PDF

Сражения Первой мировой в Тихом океане

1 Осада Циндао

Осада Циндао стала самым ярким эпизодом в войне на Тихом океане. Порт Циндао, административный центр германской колонии Цзяо-Чжоу в Китае, был осажден японскими и британскими войсками и флотом в ходе Первой мировой войны. Операция завершилась взятием города и оккупацией японскими войсками всей территории колонии.

Губернатором Циндао и командующим всеми находившимися там силами был капитан 1-го ранга Альфред Вильгельм Мориц Майер-Вальдек. В мирное время гарнизон крепости состоял из 2325 офицеров и солдат. Крепость была довольно хорошо укреплена. На сухопутном фронте Циндао прикрывали две линии обороны, с моря защищали 8 береговых батарей. Корабли Восточно-Азиатской эскадры, которые могли значительно усилить мощь обороны, ушли из порта в начале войны, чтобы избежать опасности её блокирования в гавани военно-морскими силами противника. Однако, в порту остался старый австрийский крейсер «Кайзерин Элизабет» и ещё несколько небольших кораблей — миноносцы № 90 и «Таку» и канонерки «Ягуар», «Илтис», «Тигр», «Луке». Они имели на вооружение около 40 орудий. В фарватере Циндао немцы затопили несколько старых судов, чтобы помешать противнику войти в порт.



Путем привлечения австрийских моряков-добровольцев Майеру-Вальдеку удалось довести численность гарнизона до 4755 офицеров и рядовых. На вооружении гарнизона было 150 орудий, 25 минометов и 75 пулеметов. В сложившейся ситуации немецкому гарнизону ждать помощи было неоткуда. Оставалось надеяться на быструю победу Германии в Европе.

Противники имели практически неограниченные возможности по наращиванию осадной армии. Японский экспедиционный корпус насчитывал 32−35 тыс. человек при 144 орудиях и 40 пулеметах. Командовал силами генерал-лейтенанта Камио Мицуоми. Японские войска высадились в 4 эшелона с более чем полусотни кораблей и судов. Японские войска поддержал небольшой 1,5 тыс. английский отряд из Вэйхайвэя. Экспедиционный корпус поддерживала мощная морская группировка: 39 боевых кораблей. Японскую 2-ю эскадру возглавлял адмирал Хирохару Като. Эскадра включала в себя: броненосцы «Суо», «Ивами», «Танго», броненосцы береговой обороны — «Окиносима», «Мисима», броненосные крейсера «Иватэ», «Токива», «Якумо» и другие корабли. В состав эскадры, которая блокировала Циндао, также входили британский броненосец «Триумф» и два эсминца.

27 августа 1914 года японская эскадра подошла к Циндао и блокировала порт. На следующий день была произведена бомбардировка порта. Эсминцы были использованы для несения дозорной службы: по 8 кораблей находилось в каждой смене и 4 корабля в резерве.



Высадка на сушу началась только 2 сентября, в бухте Лункоу на территории сохранявшего нейтралитет Китая примерно в 180 километрах от немецкого порта. Первое боевое соприкосновение произошло 11 сентября — японская кавалерия столкнулась с немецкими передовыми постами у Пинду. 18 сентября японцы захватили бухту Лао Шао северо-восточнее Циндао, использовав её как передовую базу для операций против Циндао. 19 сентября японцы перерезали железную дорогу, установив полную блокаду крепости. Собственно на немецкую территорию японские войска вступили только 25 сентября. Днём раньше в состав японского войска влился британский отряд.

26 сентября японцы пошли на первую массированную атаку внешнего оборонительного рубежа Циндао. В течение последующих нескольких дней японские войска выбили немцев с внешнего рубежа обороны. Командир японской 24-й пехотной бригады Хориуци сумел совершить обходной маневр и заставил немцев отступить. У бухты Шацзыкоу японцы высадили десант. 29 сентября немцы оставили последнюю твердыню внешнего рубежа обороны высоту «Принц Генрих». Их вылазка из Циндао была отражена. Японцы начали подготовку к штурму крепости. Во время первых боев японцы потеряли около 150 человек, немцы более 100 человек.



Японские войска стали устанавливать крупнокалиберную артиллерию на господствующих высотах. К тому же, германскую крепость должен был обстреливать и флот. Однако японским кораблям мешали заблаговременно выставленные немцами минные поля. Постепенно кольцо блокады стало сужаться и со стороны моря. 28 сентября начались систематические обстрелы. Броненосцы Антанты регулярно обстреливали Циндао. По мере траления мин корабли стали подходить всё ближе к порту. Однако многократные обстрелы германских позиций не привели к большому эффекту.

Наиболее ярким эпизодом действий германский кораблей стал прорыв германского миноносца № 90. В ночь с 17 на 18 октября немецкий миноносец, после наступления темноты, вышел из гавани, прошел между островами Дагундао и Ланьдао и повернул на юг. Немецкий капитан-лейтенант Бруннер смог пройти мимо группы японских эсминцев и проскочить первую линию блокады. В 23.30 он повернул па обратный курс, чтобы до рассвета вернуться в гавань. Немецкий эсминец шёл под берегом со стороны полуострова Хайси. После полуночи немцы заметили большой силуэт корабля. Противник имел 2 мачты и 1 трубу и Бруннер решил, что это броненосец противника. В действительности это был старый японский бронепалубный крейсер II класса «Такачихо». Бруннер дал полный ход и с дистанции 3 кабельтовых выпустил 3 торпеды с интервалом 10 секунд. Все три снаряда попали в цель. Корабль был уничтожен практически мгновенно. При этом погиб 271 член экипажа. После этого Бруннер не стал прорываться в Циндао. Немецкий командир взял курс на юго-запад. Рано утром миноносец выбросили на берег возле мыса Тауэр (около 60 миль от Циндао). Бруннер торжественно спустил флаг, корабль был взорван и экипаж в пешем строю двинулся в сторону Нанкина. Там команда была интернирована китайцами.

Японцы постепенно и методично разрушали укрепления Циндао. Перед генеральным штурмом, японская артиллерия провела 7-дневную подготовку. 6 ноября японские войска проделали проходы через ров у центральной группы фортов. Японские штурмовые отряды довольно легко смогли выйти в тыл укреплений на горе Бисмарк и западнее горы Ильтис. Таким образом, всё было готово к последнему штурму. К этому моменту стало ясно, что в Европе у Германской империи не получилось молниеносной войны. У небольшого гарнизона Циндао не осталось надежды: надо было сдаваться или погибнуть в последнем бою. 4 ноября противник захватил водокачку. Крепость была лишена водопровода.

Утром 7 ноября комендант Циндао Мейер-Вальдек принял решение о капитуляции крепости. Перед этим немцы стали уничтожать военное имущество. Они также взорвали два оставшихся боевых корабля — австрийский крейсер и канонерка «Ягуар». В 5.15 утра 8 ноября крепость капитулировала. Последними сдались защитники форта на горе Ильтис.

Японцы потеряли во время осады около 3 тыс. человек убитыми и ранеными (по другим данным — 2 тыс. человек). Флот потерял крейсер «Такачихо», эсминец, несколько тральщиков. Англичане потеряли всего 15 человек. Немецкие потери — около 700 убитых и раненых (по другим данным — около 800 человек). Более 4 тыс. человек взяли в плен. Пленных поместили в концентрационный лагерь Бандо в районе японского города Наруто.

2Бомбардировка Папеэте

После начала Первой мировой войны Германская Восточно-Азиатская крейсерская эскадра двинулась на восток через Тихий океан. Во время долгого плавания германские корабли старались наносить ущерб странам-противникам. Например, 7 сентября «Нюрнберг» появился на островах Фаннинга, уничтожил здесь английскую телеграфную станцию, перерезал трансокеанский кабель и скрылся.

В ночь с 13 на 14 сентября броненосные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау» подошли к Апиа, за две недели до этого оккупированному новозеландскими войсками, но не обнаружили там противника. Тогда фон Шпее решил изменить свой маршрут и навестить французские Острова Общества, чтобы дать хоть один выстрел по врагу по пути к Америке.

Чтобы обмануть береговых наблюдателей, крейсера, отходя от Самоа, взяли курс на северо-запад, и перехваченная радиограмма из Апиа подтвердила, что уловка удалась. Описав в море большую петлю, крейсера направились на восток и 21 сентября подошли к острову Бора-Бора. Подняв французский флаг, немцы выдали себя за французов и закупили там свежую провизию.

На Таити у французов имелась лишь береговая батарея из 4 орудий калибром 65 мм, которые в принципе не могли причинить вреда военному кораблю, способному просто доплыть из Европы до Таити. После визита германской эскадры в Апиа французские власти на всякий случай оповестили все свои колонии на юге Тихого океана о потенциальной опасности, и батарея была приведена в боевую готовность.



22 сентября германские броненосные крейсера подошли к Таити. Немцы предпочли бы получить уголь и провизию без боя, но французы, увидев противника, открыли огонь. Немцы ответили огнём из орудий главного калибра (210 мм). В Папеэте началась паника. Подойдя ближе к берегу, «Шарнхорст» заметил в гавани большой пароход и старую канонерку «Зелэ». Французские источники утверждают, что в ходе боя экипаж сам затопил «Зелэ» на входном фарватере, немецкие — что канонерка, получив несколько попаданий, перевернулась и утонула в гавани. Французы сами подожгли угольные склады, а от попадания пары немецких снарядов загорелись склады с копрой. Германские крейсера удалились от Таити, оставляя за кормой столбы чёрного дыма на берегу.

Рейд на Таити помог немецким морякам восстановить уверенность в себе, однако уменьшил их запас боеприпасов, который было невозможно пополнить. Британское командование, получив сведения о германских действиях, поняло, что противник движется к Америке, и направило корабли на перехват, что привело к сражению при Коронеле.

3Сражение при Коронеле

В октябре 1914 года Германская Восточно-Азиатская крейсерская эскадра под командованием вице-адмирала Шпее перебазировалась в южную часть Тихого океана. Корабли, вытесняемые из центральной части Тихого океана британскими и японскими силами, 12 октября пришли к острову Пасхи. Эскадра Шпее состояла из броненосных крейсеров «Шарнхорст» и «Гнейзенау», лёгкого крейсера «Нюрнберг» и четырёх угольщиков. Позднее к ним присоединились действовавшие у западных берегов Южной Америки лёгкие крейсера «Дрезден» и «Лейпциг» с тремя угольщиками. 18 октября эскадра вышла к западным берегам Южной Америки — к Мас-а-Фуэра.

Эскадра Шпее могла сорвать поставку в Великобританию чилийской селитры, использовавшейся для производства взрывчатых веществ. В этой части света британский флот не располагал сильными соединениями кораблей. Фактически, кроме старого крейсера «Рейнбоу», находившегося в Канаде, и двух слабых шлюпов «Алджерин» и «Шируотер», других британских кораблей у западного побережья Америки не было. Британское Адмиралтейство, обеспокоенное появлением германских рейдеров в этих водах, начало стягивать туда силы.

Ещё 14 сентября контр-адмирал Крэдок, командующий британскими кораблями у восточного побережья Южной Америки, получил приказ сосредоточить достаточные силы для встречи броненосных крейсеров Шпее. Крэдок решил собирать их в Порт-Стэнли на Фолклендских островах. В его распоряжении оказались броненосные крейсера «Гуд Хоуп» и «Монмут», лёгкий крейсер «Глазго», вспомогательный крейсер «Отранто» и старый броненосец «Канопус».

«Монмут», «Глазго» и «Отранто» ушли к побережью Чили первыми, а «Гуд Хоуп» с «Канопусом», из-за ремонта броненосца, задержались в Порт-Стэнли до 22 октября. Понимая, что для перехвата Шпее его эскадра должна иметь достаточную скорость, Крэдок решил, что «Канопус» будет обузой. Оставив устаревший броненосец с угольщиками, он на «Гуд Хоуп» пошёл на соединение с британскими крейсерами, уже находившимися у берегов Чили. Крэдок пошёл со своими крейсерами на юг вдоль побережья Чили, оставив далеко позади «Канопус».

Утром 1 ноября Шпее получил донесение о том, что «Глазго» находится в районе Коронеля, и вышел туда со всеми своими кораблями, чтобы отрезать британский крейсер от эскадры Крэдока. Когда эскадра Крэдока встретилась с «Глазго», капитан Джон Люс передал Крэдоку сведения о том, что в этом районе находится одиночный германский крейсер «Лейпциг». Поэтому Крэдок пошёл на северо-запад в надежде перехватить рейдер. Британские корабли шли в строю пеленга — с северо-востока на юго-запад соответственно «Глазго», «Отранто», «Монмут» и «Гуд Хоуп».

Тем временем германская эскадра также подходила к Коронелю. «Нюрнберг» находился далеко на северо-востоке, а «Дрезден» отстал от броненосных крейсеров на 12 миль. «Лейпциг» заметил справа по борту дымы и повернул им навстречу, обнаружив «Глазго». Встреча двух эскадр оказалась неожиданностью для обоих адмиралов, рассчитывавших встретить одиночный крейсер противника.

Британская эскадра начала перестроение, расположившись в строю кильватера за «Гуд Хоуп» и развернувшись на юг. Обе эскадры шли параллельными сближающимися курсами на юг. Британская эскадра шла со скоростью порядка 17 узлов, максимальной для «Отранто». Германская эскадра шла чуть быстрее, но не начинала сближение, выбирая время, положение относительно ветра и дистанцию боя. Шпее ожидал захода солнца, так как до заката его корабли хорошо освещались солнцем, а условия наблюдения за британскими кораблями были тяжёлыми. После захода солнца условия менялись, и британские корабли должны были вырисоваться на фоне ещё светлого горизонта, а на фоне берега германские корабли были бы практически не видны. Текущее положение относительно ветра устраивало Шпее, так как дым от его кораблей мешал британским комендорам, а стекла прицельных труб заливало брызгами. На руку немцам играло также то, что британцы не могли задействовать часть своей артиллерии, расположенную в нижних казематах слишком близко к воде, так как её заливало волнами.



К 19:00 эскадры сошлись на дистанцию боя, и германская эскадра открыла огонь с дистанции 55 каб. Немцы «разделили цели слева», то есть идущий головным «Шарнхорст» стрелял по «Гуд Хоуп», а «Гнейзенау» — по «Монмуту». «Лейпциг» и «Дрезден» сильно отстали, а «Нюрнберг» был за пределами видимости. Правда, от лёгких крейсеров всё равно было бы мало пользы, потому что их сильно качало и они не могли вести эффективный огонь. Германские броненосные крейсера имели возможность вести огонь всем бортом — из шести 210-мм и трёх 150-мм орудий. Британские крейсера не могли задействовать расположенные на главной палубе в заливаемых казематах орудия — четыре 152-мм орудия на «Гуд Хоуп» и три 152-мм на «Монмуте».

С третьего залпа «Шарнхорст» добился накрытия «Гуд Хоуп». С этого момента он давал залпы каждые 15 секунд — из трёх 210-мм и всех трёх 150-мм орудий борта. «Гуд Хоуп» открыл ответный огонь, стреляя очень медленно — один залп каждые 50 секунд. По предположению немецких офицеров, приборы управления артиллерийской стрельбой на «Гуд Хоуп» были выведены из строя ещё до того, как он сделал первый залп. Одним из первых попаданий на «Гуд Хоуп» была выведена из строя носовая 234-мм башня, и над ней поднялся огромный столб пламени от взорвавшегося кордита.

В начале боя «Монмут» вёл довольно частый огонь из 152-мм орудий по «Гнейзенау», хотя снаряды не долетали до германского крейсера из-за слишком большой дальности. Поначалу «Гнейзенау» вёл огонь бронебойными снарядами, затем 150-мм орудия перешли на фугасные. Один из первых попавших в «Монмут» снарядов угодил в крышу носовой 152-мм башни. Из башни вырвался столб пламени, и она не стреляла до конца боя.



«Глазго» открыл огонь по «Лейпцигу», но он был неэффективным из-за сильного волнения. Ответный огонь по «Глазго» вели сначала «Лейпциг», а потом и «Дрезден». «Отранто"в самом начале боя без приказа вышел из строя на запад и скрылся. Фактически исход боя был предрешён в первые 10 минут. Поражаемые каждые 15 секунд германскими снарядами «Гуд Хоуп» и «Монмут» уже не могли эффективно вести ответный огонь по практически невидимым германским кораблям, превратившись в мишени.

Около 19:40 Шпее сбавил ход до 12 узлов и уменьшил дистанцию до 51 каб. С начала боя «Шарнхорст» вёл огонь фугасными снарядами из всех орудий, теперь 210-мм орудия перешли на бронебойные. В 19:50 расстояние между «Гуд Хоуп» и «Шарнхорстом» сократилось до 40 каб. В британский крейсер между второй и третьей дымовыми трубами попал 210-мм снаряд. Над кораблём поднялся столб огня выше мачт и шириной порядка 20—30 м. «Гуд Хоуп» все ещё держался на плаву, и «Шарнхорст» продолжил движение, сделав несколько залпов с расстояния в 25 кабельтовых. В 19:56 флагман Крэдока скрылся в темноте, а зарево пожаров исчезло. Шпее отвернул в сторону, опасаясь торпедной атаки, хотя в действительности «Гуд Хоуп» пошёл ко дну, унося с собой адмирала Крэдока и более 900 человек экипажа.

«Монмут» очень быстро охватили пожары, хотя перед боем всё, что могло загореться, было выброшено за борт. В 19:40 он вывалился из строя вправо, с громадным пожаром на полубаке. Около 19:50 он прекратил огонь и исчез в темноте, а «Гнейзенау» перевёл свой огонь на «Гуд Хоуп».

«Глазго» к этому моменту получил шесть попаданий, только одно из них причинило сильные повреждения, остальные пришлись в ватерлинию в угольные ямы. Когда «Гуд Хоуп» исчез из виду, капитан «Глазго» Люс решил в 20:00 выйти из боя и ушёл на запад. По пути ему встретился агонизирующий «Монмут», который сигнализировал, что будет идти кормой вперёд из-за течи в носу. Люс благоразумно решил не останавливаться и предоставить «Монмут» своей судьбе.

Около 21:00 накренившийся на левый борт «Монмут» был случайно найден отставшим от германской эскадры «Нюрнбергом». Германский крейсер приблизился с левого борта и после предложения сдаться открыл огонь, сокращая дистанцию до 33 кабельтовых. «Нюрнберг» прерывал огонь, давая «Монмуту» время спустить флаг и сдаться, но британский крейсер продолжал бой. Торпеда, выпущенная «Нюрнбергом», прошла мимо, и «Монмут» попытался развернуться, чтобы задействовать орудия правого борта. Но германские снаряды разворотили ему борт, и в 21:28 «Монмут» перевернулся и пошёл ко дну. Считая, что бой продолжается, немцы ушли дальше, не предприняв никаких мер по спасению британского экипажа. Все британские моряки с затонувших кораблей погибли в ледяной воде.



В «Шарнхорст» попало два 102-мм снаряда с «Глазго» и один 76-мм с «Гуд Хоуп». Ни один человек из экипажа не пострадал. В «Гнейзенау» попало 4 снаряда, только одно из этих попаданий было существенным. Снаряд поразил барбет 210-мм башни, её на несколько минут заклинило и начался пожар. 2 человека из команды «Гнейзенау» были ранены. В лёгкие крейсера попаданий не зафиксировано.

Несмотря на победу, Шпее не смог закрепить успех, позволив уйти «Глазго» и «Отранто». Не воспользовался он и возможностью найти и атаковать «Канопус» силами всей эскадры. Вместо этого он направил эскадру к восточному побережью Южной Америки.

Гибель британских кораблей нанесла существенный урон престижу британского флота. Однако германское торжество длилось недолго. Накануне боя, 30 октября, принца Луи Баттенберга на посту Первого морского лорда сменил решительный лорд Фишер. Он сразу же заменил Стэрди, занимавшего должность начальника морского генерального штаба, на контр-адмирала Оливера. Стэрди же после Коронеля был послан к берегам Южной Америки с двумя линейными крейсерами — «Инвинсибл» и «Инфлексибл». Перед ним была поставлена цель найти и уничтожить эскадру Шпее. Теперь уже опрометчиво приблизившемуся к Фолклендским островам Шпее пришлось дать бой в неравных условиях. Британские линейные крейсеры в бою 8 декабря 1914 года, названном некоторыми современниками «сражением гигантов и карликов», без потерь потопили германские броненосные крейсера, тем самым расквитавшись за поражение у Коронеля.

Источники: topwar.ru, ru.wikipedia.org

Переслать другу

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте