Опубликовано: 07 октября Распечатать Сохранить в PDF

Места, где, предположительно, спрятаны крупные клады

1Сокровища инков

В 1532 году испанский конкистадор Франсиско Писарро высадился на побережье современного Перу и начал завоевание Империи Инков. Поднявшись с побережья в Анды, в центральную часть империи, со своей малочисленной группой солдат Писарро удалось пленить правителя инков Атауальпу.



Для инков золото и серебро не было столь ценным металлом, как для европейцев. Увидев, как много эти металлы значат для испанцев, и в надежде быть выпущенным на свободу, Атауальпа предложил Писарро заполнить помещение, в котором его держали в цепях, до потолка золотом. Когда Писарро от удивления замешкался, Атауальпа пообещал, что вдобавок заполнит соседнее помещение серебром. Когда Писарро наконец пришёл в себя, он возразил, что второе помещение меньше, чем первое, но Атауальпа пообещал заполнить второе дважды. Сбор средств организовал инкский военачальник Руминьяви. На протяжении более чем трёх месяцев инки собирали золото и серебро и приносили его в Кахамарку. Но, по одной из легенд, опасавшиеся восстания испанцы, не дождавшись всего выкупа за Атауальпу, удушили его.

Руминьяви, узнав о казни Атауальпы, забрал собранные инками сокровища и отправился на территорию современного Эквадора, где в горах Льянханатес спрятал их. По разным легендам, размер сокровищ составлял от нескольких сот килограммов до фантастических 750 тонн. Существует еще легенда, что Руминьяви вынужден был сбросить сокровища в пропасть из-за приближающегося отряда испанцев, который Писарро направил на перехват золота. Сам Руминьяви был захвачен в плен и подвергнут пыткам, но он не выдал расположение сокровищ.

Также существует версия, что сокровища находятся на дне озера Титикака. Истории о затерянных сокровищах привлекли известного французского океанографа Жак Ив-Кусто, который в 1968 году исследовал озеро с помощью подводной лодки. Тем не менее, он обнаружил только древние гончарные изделия. Влиятельный американский журнал National Geographic предпринял экспедицию в 1988 году, но тоже без особого успеха.

2Сокровища острова Амалии

Маленький остров в Атлантическом океане с красивым названием Амалия, долгое время был пристанищем для знаменитого пирата, капитана Эдварда Тича, больше известного как Черная Борода. На этом острове он ремонтировал свои корабли и прятал сокровища. Тич, с одним из членов своей команды, уносил награбленное вглубь острова, где выбирал для него подходящее место. Матрос выкапывал яму, а после того, как туда опускались сокровища, капитан выстрелом в затылок убивал бедолагу. Однако, в ноябре 1718 года Черная Борода во время очередного нападения на торговое судно был убит. Тайна зарытых кладов существует и поныне, пират никому не доверил ее при жизни.



Не только Эдвард Тич избрал остров Амалия своим прибежищем, не менее известные французские пираты — братья Пьер и Жан Лафитты, сделали его своей базой. Они нападали на суда работорговцев и «реализовав» захваченных негров-рабов, прятали «заработанное» на острове. Но пиратская удача не всегда была на стороне братьев. В 1809 году у северного берега Мексиканского залива Жан был вынужден затопить свой корабль, груженый награбленными сокровищами, так как был пойман англичанами в ловушку и избежать столкновения не было возможности.

3Сокровища острова Кокос

Еще одно известное пиратское место — принадлежащий Коста-Рике остров Кокос в Тихом океане, к северу от Галапагосских островов. Первый клад спрятал здесь знаменитый пират Генри Морган во второй половине XVII века. В 1668 году он захватил панамскую гавань Портобело, где скапливалось всё золото перед отправкой в Испанию. В течение следующих трёх лет его военной добычей стали города Маракайбо и Панама. Разграбив эти города, он обрёл славу легендарного пирата. В отличие от многих других, Морган скрупулёзно отчислял положенную часть добычи английскому королю Карлу II и за это на закате своей пиратской карьеры был возведён в рыцари и назначен вице-губернатором Ямайки. Легенда гласит, что спустя некоторое время Карлу II донесли, будто бы Морган утаивал бо́льшую часть награбленного золота и зарыл его на острове Кокос. Король Англии «вызвал» короля пиратов в Лондон, где хотел узнать тайну клада. Но Морган якобы сумел предоставить королю исчерпывающие доказательства ложности возведённых на него обвинений. В 1688 году король пиратов и «государственный деятель» умер. Тайна его клада на острове Кокос до сих пор остаётся неразгаданной.



Остров Кокос, расположенный на 5°33' с. ш. и 87°2' з. д., уже давно известен под названиями «остров сокровищ», «пиратский сейф» и «Мекка кладоискателей». Вот уже полтора века этот крошечный, покрытый непроходимыми джунглями клочок суши (длиной 6,5 км, шириной 3,2 км) привлекает к себе внимание многочисленных кладоискателей. Считается, что остров хранит в своих недрах богатства трех знаменитых пиратов: Вильяма Дампира, Александра Грэхема и Скота Томпсона. Интересна история клада, который связывают с именами двух последних пиратов.



Осенью 1820 года войска освободителя Аргентины, Чили и Перу — генерала Хосе Сан-Мартина — наступали на испанских колонизаторов с юга. Столица Перу была отрезана с севера от испанских владений войсками Симона Боливара. Вице-король Перу Хоакин Песуэла решил переправить государственные богатства в Панаму. Сокровища, награбленные испанцами за годы владычества, были тайком доставлены в порт Кальяо. Современная оценка перуанской казны колеблется в следующих пределах: 10 миллионов песо по версии испанцев, 30 миллионов фунтов стерлингов по английской и 30 миллионов долларов по американской версии. В Кальяо стояло пять кораблей. В трюм одного из галеонов — «Релампага» — скрытно погрузили ценности.

У входа в Панамский залив «золотой» эскадре преградил дорогу бриг пирата Грэхема, по кличке Бенито Бонито. Грэхем служил в королевском флоте. Будучи командиром брига «Девоншир», он отличился в Трафальгарском сражении. Со смертью Нельсона слава героев Трафальгара стала угасать, и Грэхем оставил службу и пошел по разбойничему пути.



Корсары Бенито Бонито в абордажной схватке овладели галеоном «Релампага». Пираты повели судно к острову Кокос. Там, на берегу бухты Уэйфер, в подземной пещере, Бенито Бонито спрятал бочки и сундук с драгоценностями. Вскоре два английских брига настигли пиратское судно у берегов Коста-Рики. Александр Грэхем был повешен на рее и унес с собой тайну клада.

Вторая легенда о лимском сокровище утверждает, что оно было отправлено из Кальяо на пиратском судне Скота Томпсона «Мери Диир». Испанцы обещали корсару большое вознаграждение, погрузили в трюм его брига «важные государственные документы» и поставили свою охрану. Но провести Томпсона было трудно. Пираты перебили испанскую охрану и заглянули в трюм… Обрубив якорный канат, бриг ринулся в открытый океан. Но за ним устремился военный корабль. Он догнал судно Томпсона, правда, лишь в бухте Уэйфер острова Кокос. Поскольку сокровищ в трюме уже не оказалось, испанцы повесили всех, кроме Томпсона и его старшего штурмана. Их привезли в панамскую тюрьму, надеясь добиться признания. Но по дороге штурман умер, а капитан хранил тайну клада, понимая, что лишь так может спасти жизнь.



В 1821 году Скот Томпсон был выпущен из тюрьмы. Он перебрался в Канаду, долгие годы жил на Ньюфаундленде, собирая деньги для экспедиции на остров Кокос. Томпсон заключил соглашение с капитаном Киттингом, но перед самым плаванием тяжело заболел и, умирая, отдал Киттингу карту острова со схемой клада. Экспедиция Киттинга достигла острова. Капитан и его новый компаньон Боуг пытались скрыть от команды цель посещения Кокоса, но им это не удалось. Киттинг и Боуг ночью покинули судно и спрятались в пещере. Морякам не удалось отыскать их на острове, и они ушли без капитана. Через некоторое время случайный китобоец подобрал на берегу острова измученного человека. Это был капитан Киттинг. С китобоями он вернулся в Ньюфаундленд. Перед смертью он передал карту Томпсона какому-то приятелю, и тогда она стала всеобщим достоянием.

4Клад Сигизмунда III

Особо богатым на захоронение кладов в России является Смутное время, что и логично. В результате большая часть найденных сокровищ датируется именно XVI—XVII вв.еками. Но вот история самого главного клада тех времен далеко не завершена. Начинается она со слов «Я направил из Москвы 923 поводы разного добра в Калужские ворота на Можайск». Предание гласит, что оригинал этой записи был сделан на «медной доске» на латинском и польском языках и хранится в Варшаве.



Поляки с согласия боярской Думы вступили в Москву, а вся Можайская дорога от Москвы до Смоленска контролировалась польскими гарнизонами. Короткий период согласия оккупантов с боярской верхушкой закончился Московским восстанием в марте 1611 года, которое было жестоко подавлено поляками, а сама Москва сожжена и разграблена. Поляки, по свидетельству Карамзина, «грабили казну царскую, взяли всю утварь наших древних венценосцев, их короны, жезлы, сосуды, одежды богатые, чтобы послать к Сигизмунду… сдирали с икон оклады, делили золото, серебро, жемчуг, камни и ткани драгоценные». Вот эти-то «трофеи» и составили 923 подводы с добром, которые были зарыты на каком-то Никольском погосте.

Клад Сигизмунда спрятан в небольшом подземелье, которое должно было предотвратить повреждение сокровищ, увезенных из Москвы. Приметы закопанного клада довольно четкие. Сокровища спрятаны в 650 метрах от погоста Николая Чудотворца Лапотного, который стоит на реке Хворостянка. В окрестностях погоста есть насыпной зал, суходольный луг, «колодезь» с родником и камни-валуны. Неподалеку от погоста располагается пустошь с речкой Маршевкой, через которую проходила большая проезжая дорога.

Исследователи прошлого столетия, анализируя тексты «кладовой записи», отмечали, что в старое время Смоленская дорога шла южнее Бородина через села Преснецово и Царево-Займище. Где-то здесь, на стыке Гжатского, Можайского и Медынского уездов, и находился погост Николы Лапотного. Таким местом мог являться погост Александра Свирского близ Можайска или безымянный погост на самой границе Можайского уезда. Сожженный в Смутное время, этот погост, находящийся у слияния двух речек, носил, по преданию, имя Николы Лапотного.

Правда, по мнению некоторых исследователей, клад Сигизмунда может быть расположен и ближе к Москве. В районе современной Апрелевки, в верховьях реки Пахры. В XVI — начале XVII веков здесь располагался «монастырь — особняк Николы Чудотворца», а в четырех верстах от него — погост Святого Георгия Великомученика, также упомянутого в «кладовой записи».

5Сокровища графа Ростопчина

Усадьба Вороново, принадлежавшая когда-то И. И. Воронцову, перешла затем по наследству его сыну, Артемию Ивановичу. При нем здесь был создан шикарный особняк, переданный в дальнейшем Федору Васильевичу Растопчину, который в итоге уничтожил здание. Ростопчин сжег усадьбу, чтобы она не досталась французам. Но эта история весьма загадочна. По словам свидетелей, среди пепла и развалин строения не было скульптур из мрамора и бронзы. Возможно, некоторые ценности усадьбы были предварительно спрятаны.



5 сентября армия Кутузова пошла правым берегом Пахры Мимо Никитска и Фролова Яма в сторону Подольска. 7 сентября главная квартира Кутузова остановилась в селе Красная Пахра. Присутствие 85-тысячной армии в 15 верстах от Воронова беспокоило Ростопчина. Солдаты терпели нужду в провианте и фураже и рыскали по округе, забирая необходимые для прокорма припасы. Граф принял меры, чтобы любимую усадьбу не разграбили свои же. За две недели, пока армия топталась буквально у ворот усадьбы, никому из военных чинов не удалось в ней побывать. Граф пригласил квартировать в Воронове лишь двух англичан, находившихся при главной квартире Кутузова — Роберта Вильсона и лорда Терконеля. В течение последующей недели граф ежедневно выезжал к фельдмаршалу, пытаясь узнать, будут ли войска отступать в дальнейшем или нет. Но ответа он, естественно, не получал. Видимо, из-за этой неопределенности им было упущено время для организации эвакуации имущества.

Еще 13 сентября за ужином граф уверял своих заморских гостей, что «если русская армия отступит отсюда, то он скорее сам истребит дом свой и всю деревню, нежели будет свидетелем занятия оной французами». А уже 17-го по распоряжению графа 1720 человек дворовых и крестьян села Вороново были отправлены в Липецкую губернию, в поместье его отца. Их провожали сам граф и Роберт Вильсон.



19 сентября русская армия отступает к Спас-Купле. Ростопчин деятельно готовится поджечь свой дворец. Предварительно он даже прибивает на дверях церкви записку на французском языке: «Восемь лет я украшал мое село и жил в нем счастливо. При вашем приближении крестьяне… оставляют свои жилища, а я зажигаю мой дом: да не осквернится он вашим присутствием. Французы! В Москве оставил я вам два моих дома и движимости на полмиллиона рублей, здесь же вы найдете один пепел». При поджоге дворца присутствовали: сам граф, его доверенные слуги и оба англичанина.

Что же кажется странным в действиях графа Ростопчина? Казалось бы, граф, собираясь уничтожить свой дворец, должен был обязательно продемонстрировать своим соплеменникам (тем же штабным офицерам) все великолепие уничтожаемого дворца, всю его роскошь. Тогда высший свет точно бы по достоинству оценил патриотичный поступок графа. Вместо этого он всячески отгораживается от них. И если крестьяне, эвакуированные в Липецкую губернию, не увезли с собой графское имущество, то куда в таком cлучае подевались мраморные скульптуры в парке и бронзовые из дворца, а также ценности из «голландского домика», который не был сожжен?

По легенде, свои сокровища Ростопчин спрятал в подземельях. Есть свидетельства, что когда-то постройки усадьбы — сам дворец, «голландский домик», конюшня, оранжерея — были соединены глубокими тоннелями.

При капитальном ремонте усадьбы Вороново около самого дворца в 1978—1983 годах строители наткнулись на остатки подземного хода. Стены его были выложены из кирпича, свод — из белого камня; ширина равнялась 2,2 м, высота — 2,3 м. Они пробовали пройти по ходу, но продвинулись лишь несколько метров — своды обветшали и грозили обрушиться в любой момент. На всякий случай руководители работ приказали засыпать вход, исключив, таким образом, возможность несчастного случая.



В 1983 году киевлянин В. А. Малеев исследовал территорию усадьбы методом биолокации. Он нанес на карту схему подземных лабиринтов. По его мнению, обнаруженные тоннели — искусственного происхождения. Московские любители подземной старины с ним соглашаются. Наиболее вероятным местом нахождения сокровищ Ростопчина может быть ход, ведущий от дворца к «голландскому домику».

Есть и данные, полученные путем радиолокационных замеров георадаром «Грот-1». Хотя всю территорию усадьбы проверить не удалось, но зато удалось установить однозначно — подземные ходы в Вороново существуют на самом деле. Но столь же неоспоримо и то, что от этих ходов мало что осталось. Подземные ходы без надлежащего ухода начали терять прочность и обрушиваться. И даже если в них и было некогда что-то спрятано, то его сохранность вызывает большое сомнение.

Источники: ru.wikipedia.org, webpark.ru, nakop.ru, metalloiskatel.by, fotki.yandex.ru



Переслать другу

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте