Под небом Африки моей

Опубликовано: 05 Мая 2018 в 09:14
Источники: https://gumilev.ru/about/78/
Распечатать Сохранить в PDF

Но, поверив Шоанской изысканной лести,

Из старинной отчизны поэтов и роз

Мудрый слон Абиссинии, негус Негести,

В каменистую Шоа свой трон перенес.

Н. Гумилев, сборник «Шатер»

«Старинная отчизна поэтов и роз" — Абиссиния (Эфиопия) считается родиной прадеда А. С. Пушкина, Ибрагима Ганнибала, которого, как известно, в 1703 г. захватили в плен и отправили в султанский дворец в Константинополе. Там он в течение года был прислужником. В 1704 году русский посол Савва Рагузинский, выкупил и привёз «арапчонка» в Москву, где он был крещён (в крещении получил библейское имя «Абрам», отчество «Петрович» от крестного отца, Петра I).

Под небом Африки моей

Вздыхать о сумрачной России…

Шоа— провинция Эфиопии. НЕГУС НЕГЕСТИ (Negus Negesti или Nagast, «царь царей») — титул абиссинского императора (Брокгауз и Ефрон. Энциклопедия Брокгауза и Ефрона. 2012). Негусы- якобы, потомки царя Соломона и царицы Савской. Древнеэфиопский язык геэз по сию пору используется в литургиях Эфиопской православной церкви и Эфиопской католической церкви.

Живописцы писали царя Соломона

Меж царицею Савской и ласковым львом.

(Н. Гумилев)

Николай Гумилев за 4 года, в период 1909—1913 гг. г. совершил три экспедиции в Абиссинию. Санкт-петербургский Музей антропологии и этнографии добился государственных дотаций на дальние экспедиции. В качестве «путешественника» был, почему-то, выбран 27-летний Н. Гумилев, который никогда не был этнографом. Он должен был доставить экспонаты для африканских коллекций музея.

Есть музей этнографии в городе этом

Над широкой, как Нил, многоводной Невой,

В час, когда я устану быть только поэтом,

Ничего не найду я желанней его.

Есть версии, что Музей был использован русской разведкой. Так, А. Полетаев, например, пишет-

«Надо признать, что прямых указаний и документов на его причастность к деятельности разведывательного управления российского Генерального штаба никем не обнаружено и, вероятно, не будет обнаружено никогда. Отечественная разведка, когда хотела, умела работать не только профессионально, но и элегантно. А вот косвенных свидетельств такой работы филолога и поэта, как представляется, более чем достаточно. При этом следует допустить, что первые две экспедиции — 1907 и 1910 годов — он, скорее всего, действительно совершил на свой страх и риск, чего никак нельзя сказать об экспедиции 1913 гада — самой длительной и насыщенной, проведенной аккурат за год до начала Первой мировой войны и трехлетней (1914 — 1917) гражданской войны в Эфиопии. Третья экспедиция Николая Степановича, длившаяся с 10 апреля по 20 сентября предвоенного 1913 года, проходила под прямым патронажем Музея антропологии и этнографии Императорской Академии наук. Директор музея академик Василий Васильевич Радлов в немыслимо короткие сроки договорился с Правлением русского Добровольного флота о бесплатном проезде Н. С. Гумилева и его спутника Н. Л. Сверчкова на пароходе флота от Одессы до Джибути и обратно».

Н. Л. Сверчков был племянником Гумилева, фотографом. Хочу отметить — первые две экспедиции — «на свой страх и риск», а третья — под патронажем Музея (именно в Абиссинию).

В своих письмах, дневниках, произведениях он много пишет об этой стране.

«Я побывал в Абиссинии три раза и в общей сложности провел в этой стране почти два года. Я прожил три месяца в Харраре, где я бывал у раса (деджача) Тафари, некогда губернатора этого города. Я жил также четыре месяца в столице Абиссинии, Аддис-Абебе, где познакомился со многими министрами и вождями и был представлен ко двору бывшего императора российским поверенным в делах в Абиссинии. Свое последнее путешествие я совершил в качестве руководителя экспедиции, посланной Российской Академией Наук» («Записка об Абиссинии»).

Что же русский поэт там делал? Все, что положено искателю приключений — собирая этнографический материал, охотился на львов, переправлялся через реки, рискуя был съеденным крокодилами (в плетеных корзинах вместо лодок), знакомился с туземными вождями, встречался с императором Абиссинии Менеликом II. Надо заметить, что там было очень опасно, с учетом войн враждующих племен. Во время второго похода — к истокам Голубого Нила — даже влюбился в одну «царицу" — жену местного вождя. Решил ее украсть (не знаю, может, был нетрезв? :)). За подготовку похищения был брошен в яму, где и сидел долго, мог умереть от голода. «Царица» подкармливала его через прислугу, а потом не выдержала. Ее воины отбили Гумилева, спрятали. Молодой поэт поселился в сладком «плену» у африканской «царицы Савской». «Штирлиц упал на пол. Пол был женский…».

В Абиссинии были христианские миссии (в том числе, Русская). Надо отметить, что различные миссии, советники при местных вождях-царьках — это иезуитская система разведки, которую взяли на вооружение многие разведки мира. Проезжающий мимо французский миссионер помог Н. Гумилеву связаться с русским консулом. Возможно, этот контакт с консулом и послужил поводом для выбора кандидатуры Гумилева руководителем экспедиции Музея этнографии. Гумилев в январе 1910 г. вернулся в Россию, а в апреле 1910 г. уже женился на Анне Ахматовой. Затем, в сентябре того же года, опять отправился в Абиссинию. Результатами экспедиции стали собранные Н. Гумилевым богатейшие этнографические материалы — фольклорные (песни, легенды, предания местных народов), множество ритуальных, бытовых предметов, ценные фотографии. Российская Академия Наук по достоинству оценила уникальные материалы, собранные Гумилевым, в частности, относящие к исследованию племен сомали и харрари. Возможно, русская разведка тоже оценила (?). Есть версия, что Гумилев был казнен большевиками именно за эту тайную сторону своей бурной жизни.

На фото Н. Гумилев с проводниками (крайний слева), 1913 г. Искренне жаль его стало, глядя на это фото.


Комментарии 15

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Александр Ткаченко 06.05.2018 | 17:0017:00

\\Искренне жаль его стало, глядя на это фото.\\
------------
Не знаю, Речка, в принципе, жаль, когда человеку человек укорачивает жизнь. Но, вот племянника жаль по особенному: жизни всего 25 лет, следовать за дядей (как за братом), что называется, буквально, хоть в пасть крокодилу, создать коллекцию редчайших фото, и как-то остаться... в тени. Да, правда, отмечен дядей последними строками в "Абиссинии":
...И как в хижине дымной меня поджидает
Для веселой охоты мой старый слуга.

"старый слуга" — Коля Сверчков. И то — может быть, что сие: очередная версия.

Реч-ка Лесная 06.05.2018 | 18:5218:52

Александр, племянника также жаль, конечно
С началом Первой мировой войны дядя и племянник ушли добровольцами на фронт:

«… они записались вольноопределяющимися в Лейб-гвардии Кирасирский полк, стоявший в Царском Селе. Обоих их откомандировали в Школу прапорщиков. Н.С. назначили на фронт, а Колю М. по слабости легких оставили в тылу. Взятка писарю — и вместо „негоден" поставили „годен", и Коля М. отправлен в полк. Отравленный ядовитыми газами, контуженный, он вернулся домой»6.

За участие в войне Николай Сверчков получил 8 орденов и развившийся из-за отравления туберкулез.

По сведениям В. Шубинского10, после революции он заведовал краеведческим музеем в Бежецке, где в имении Гумилевых Слепнёво с 1917 года жили А.С. Сверчкова и А.И. Гумилева с внуком Левой. Отсюда, в 1918 году, вместе с женой (урожд. княгиней Софьей Амилахвари) Николай Леонидович отправился к ее родным в Кутаис, по по дороге, в Екатеринодаре, умер от воспаления легких.

Ему было всего 25 лет. Вдова Сверчкова вернулась в Бежецк, но пережила мужа лишь на год.

Ненадолго пережил «Колю маленького» и его расстрелянный в 1921 году дядя — «Коля большой»
https://tsarselo.ru/yenciklopedija-carskogo-sela/istorija-carskogo-sela-v-licah/sverchkov-nikolai-leonidovich-1894-1918.html

Александр Ткаченко 06.05.2018 | 19:1319:13

\\ 8 орденов \\ !!!!

Татьяна Пелипейко 06.05.2018 | 16:4716:47

Я бы тоже не переоценивала большевиков - ну куда им тогда залезать в дела внешней разведки еще довоенного времени.
А вот что разведка могла использовать и этнографов, и антропологов, и даже художников - кто б особо сомневался. Художников, к примеру, нередко возили с собой на военных кораблях - ну, пишет там себе в порту пейзажик, ага. А заодно портовые укрепления оказываются зафиксированы.

Реч-ка Лесная 06.05.2018 | 18:5618:56

Татьяна Пелипейко Сегодня 16:47
Я бы тоже не переоценивала большевиков - ну куда им тогда залезать в дела внешней разведки еще довоенного времени.
---------------------
Татьяна, утечка информации об агентах могла быть. Это во-первых, а во-вторых, организация Таганцева" могла быть также организована бывшими офицерами разведки и контрразведки РИ (если она имела место быть). Недаром по сию пору не рассекречены материалы.

Evgraph Fedotov 05.05.2018 | 23:2623:26

"Есть версия, что Гумилев был казнен большевиками именно за эту тайную сторону своей бурной жизни."

А вот это уже чепуха. Хорошо известно, за что именно. Хотели бы шлепнуть за Африку -- шлепнули бы за Африку. Тогда все делалось в открытую, никто с делами не химичил.

Гумилев велик! Его стихи -- это какая-то параллельная Вселенная. Спасибо Речке за это напоминание.

Надеюсь, что он действительно участвовал в заговоре -- для такого гения было бы обидно стать НЕВИННОЙ жертвой. Нет, он должен был погибнуть в борьбе. Ни о ком из жертв большевиков не жалею так, как об этом сумрачном гении.

Но, с другой стороны, как сказал другой сумрачный -- ну может не гений, но уж точно большой талант:

"Кто кончил жизнь трагически,
Тот истинный поэт,
А если в должный срок --
То в полной мере" (с)

Реч-ка Лесная 06.05.2018 | 06:0906:09

Евграф, спасибо за отзыв. Я как поэта Гумилева не очень- то люблю, если честно :). Не чувствую "музыки стиха". У него стихи интересные, я бы так выразилась. Но огромному числу людей он нравится. Я помню, Вы писали о том, что любите Гумилева. Насчет заговора- дело Таганцева очень запутанная история. Очень вероятно, что Гумилев мог участвовать в этой организации.
"Тем не менее историческая правда в деле «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева» (ПБО) пока не установлена[2]. По состоянию на 2011 год из 253 томов следственного дела исследователям было доступно лишь три тома, а 250 томов по-прежнему засекречены" (вики)
А вот по поводу Музея этнографии- все косвенные признаки его службы Отечеству налицо (я имею ввиду разведку). Например, в последнюю экспедицию он взял фотографа, потом сдал "в музей"огромное количество негативов. Вроде бы ничего особенного... Был бесплатно доставлен мор флотом туда и обратно, судя по всему, имел большие финанс средства. Больше все удивляет выбор его кандидатуры (да еще после контакта с консулом)- с одной стороны, уже побывал там 2 раза. А с другой- человек, не будучи этнографом даже близко, привлекается к сбору этнографического материала. Другими словами, очень похоже, с учетом политической ситуации на тот момент.