О поэзии

Опубликовано: 01 Ноября 2017 в 18:13
Источники: Facebook
Распечатать Сохранить в PDF

Лучше писать прозу, чем стихи. Вот почему.

Посредственным прозаиком быть не стыдно. Особенно если пишешь подробные, обстоятельные вещи про нынешнюю жизнь. Тогда есть шанс, и немалый, что тебя будут читать через сто лет. Как памятник времени. Как кладезь драгоценных подробностей быта. Как исторический источник своего рода. Как мы сегодня читаем Терпигорева-Атаву, Федорова-Омулевского, Осиповича-Новодворского, Помяловского, Эртеля, Боборыкина, Короленко, Слепцова, Альбова, Потапенко и многих, многих других. Так что быть обыкновенным, средним, добросовестным — то есть, повторяю, посредственным прозаиком — вполне почтенная литературная роль.
Но — быть посредственным поэтом?.. Боже!

Комментарии 14

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Сергей Терехин 29.12.2017 | 21:4421:44

Сонет

Слились скитанья сердца в путь один,
Сошлись ручьи в поток живой шумящий.
Тягучий зной не тронет вечных льдин
Но зелень летняя ждёт убелённой чащи.

Немолчный шум старинных городов
И Север мой с безмолвьем верной стужи.
Поблекший Рим, и копии богов
И пыль холмов Тосканы и Перуджи.

Весь аромат давно остывших дней
Живёт во мне, и каждый день ясней
Я вижу мир сквозь призму отторженья.

Отцветший сад багрит свою листву,
И первый иней опалил траву,
И дух готов как Феникс для сожженья.

Сергей Терехин 29.12.2017 | 21:2421:24

Пророчу я своим стихам покой
Неявленны,незнаемы,нетленны
Да спите вы, в покое неизменны,
Не тронуты безвестной мне рукой.

Живёте вы, к чему судьбы иной
Для вас желать, просты и сокровенны
Окружены немолчной тишиной
В плену страниц, но не душою пленны.

И час придёт оставив свой покой
Вдруг хлыните шумящею рекой
От стен Москвы до сладостной Равенны

Аркадий Куратёв 02.11.2017 | 07:2207:22

На счет чтения стихов Драгунский не оригинален - писали об этом и другие авторитеты, в том числе и Бродский. Нынче и того сложней - сочинителей стихов куда больше, чем читателей. И приведенный список писателей в те времена легко можно назвать графоманами. Надо набраться терпения или ничего не читать вообще. Дело вкуса и востребованности.