Крым. На линии огня.

Опубликовано: 19 Ноября 2017 в 19:33 Распечатать Сохранить в PDF

А я стою один меж них

В ужасном пламени и дыме,

И всеми силами своими

Молюсь за тех и за других.

М. Волошин

1919 год. Весной Красная армия начала наступление на Крым. 4 апреля были взяты Перекоп и Армянск. Армия Деникина стала отступать в сторону Керчи. 11 апреля части большевиков вошли в Симферополь. 20 апреля в Севастополе демонстрация сторонников большевизма была расстреляна греческим отрядом. 23 апреля английские и французские войска покинули на кораблях Севастополь. К маю в Крыму установилась Советская власть.

В конце июня деникинцы при поддержке англо-французских войск вторично захватили Крым, свергнув Советскую власть, просуществовавшую там 75 дней. Как писал Деникин: «Состав вооруженных сил Юга с мая по октябрь (1919 г.) возрастал последовательно от 64 тыс. до 150 тыс. Таков был результат нашего широкого наступления. Только при таком условии мы имели возможность продолжать борьбу». После установления Деникиным прямого военного правления на территории Крыма, Особое отделение контрразведки организовала волну арестов.

1920 год.

Для поднятия боевого духа солдат и офицеров, а также авторитета и статуса церкви 30 апреля 1920 года по рекомендации епископа Вениамина в армии Врангеля был учрежден орден «Святого Николая чудотворца». Армейские священники награждались наперстным золотым крестом на Георгиевской ленте. Церковное управление в Крыму при Врангеле возглавлял архиепископ Дмитрий. Балаклавский Георгиевский монастырь выполнял функции флотского военно-морского монастыря. К обители были приписаны монахи, служившие на кораблях.

В октябре деникинская армия, окруженная превосходящими силами противника, имея за собой дезорганизованный рейдом конницы Буденного тыл, оставив слабые заслоны на севере, отступила в Крым. Отступление по своей спешности носило все признаки катастрофы и сопровождалось большими потерями в людях, запасах и снаряжении. На Перекоп, к Чонгару и Сивашу армия пришла в состоянии моральной и материальной дезорганизации. «Неприступные позиции» у Перекопа на деле оказались без надежных бетонных укрытий, без помещений для гарнизона, без наблюдательных пунктов, без ходов сообщений, без связи и серьезных искусственных препятствий. Ко всему этому неожиданно ударили небывалые для Крыма морозы. Температура упала до — 20 гра­дусов. В результате Сиваш замерз. Штурм Перекопа Красной армией начался 7 ноября. Уже 8-го войска перешли Сиваш, а 11 числа захватили Чонгар.

Для защиты Крыма Врангель имел армию, общей численностью 320 000 чел. При этом на фронте было сосредоточено всего 45 000 чел. (5 дивизий). Остальные представляли собой «раздутый» тыл. Красная армия, для взятия Крыма располагала 28 дивизиями.

Эвакуация.

Перед эвакуацией Крыма генерал Врангель открыто объявил всем, оставляющим пределы Отечества, о невозможности рассчитывать на чью-либо помощь на чужбине, предлагая каждому сво­бодно решить свою судьбу. Из Стамбула в срочном порядке были затребованы в Севастополь французские транспорты и частные пароходы Русского Общества Пароходства и Торговли и Российского Транспортного Общества. В среду вечером, 10 ноября Врангель подписал приказ об эвакуации. Французский флот, в ночь на 11 ноября получил указание отправиться к берегам Севастополя, чтобы прикрывать эвакуацию. По распоряжению Врангеля в первую очередь грузились раненые и семьи военнослужащих. Для эвакуации воинских частей, сдерживающих наступление Красной армии, были подготовлены транспорты, рассчитанные на 30 тыс. человек.

К 19 ноября 1920 года из Крыма в Стамбул вышли 126 судов русского военного и торгового флота, имея на борту 145 693 человека: 15 тыс. казаков, 12 тыс. офицеров, 4−5 тыс. солдат регулярной армии, более 30 тыс. офицеров и чиновников тыловых частей, 10 тыс. юнкеров и до 60 тыс. гражданского населения, в большинстве своем семей офицеров и чиновников. Крым покинула и большая часть духовенства во главе с епископом Вениамином. Архиепископ Таврический и Симферопольский Дмитрий остался в Крыму.

Из доклада Врангеля: «В общем, мною вывезено до 130 000 человек, из которых 70 000 войска (30 000 бойцов и 40 000 обслуживающих тыл) и 7 000 раненных; остальное — гражданское население». Из флота юга России ушли все суда, которые смогли держаться на воде: 66 вымпелов русской эскадры (18 боевых судов, 26 транспортов и 22 мелких судна), 9 торгово-пассажирских пароходов, мелкие суда торгового флота и почти все частновладельческие.

Переход.

Пароход «Кронштадт» напротив мыса Фиолент столкнулся с небольшим болгарским транспортом «Борис», который затонул. Болгарскую команду удалось спасти. «Кронштадт» буксировал миноносец «Жаркий», два истребителя и яхту «Забава». После того, как тросы не выдержали, истребители и яхта затерялись в море, благо команды на них не было.

На транспорте «Рион» угля загрузили только на пол-пути, и он встал в открытом море. «Рион» буксировал миноносец «Звонкий», к корме которого прицепили маленькую шхуну с сестрой милосердия и юношей кадетом, которых отказались взять на борт. Эту шхуну оторвало волной и унесло в море. Утром «Рион» взял на буксир американский крейсер.

На судах, пришедших в Стамбул из Крыма, было вы­везено имущество (продовольствие, обмундирование, белье, шерсть, обувь, мануфактура) на сумму около 60 миллионов франков, артиллерийских грузов на 35 миллионов франков и угля на 6 500 000 фран­ков; всего на сумму до 110 миллионов франков. Все это имущество, за исключением весь­ма незначительной части обмундирования, выданного на нужды армии и беженцев, на сумму примерно 15 миллионов франков, взя­то французами.

Согласно договора Главнокомандующего с верховным комиссаром Франции на юге России графом де-Мартель, все лица, эвакуированные из Крыма, поступали под покровительство Фран­цузской республики, взамен чего правительство Франции брало в залог русский тоннаж.

«Красный террор».

После прихода в Севастополь большевиков, жизнь понемногу начинала налаживаться. Стала выходить газета «Маяк Коммуны», появились новые деньги. В учебных заведениях обещали скоро начать занятия. Одновременно с частями 51-й дивизии в город вошло несколько та­чанок Повстанческой армии батьки Махно, но основная его «армия» вошла в Балаклаву, вместе с отрядами зеленых. Если среди зеленых было много уголовников, выдававших себя за страдаль­цев по политическим причинам, то махновцы были самыми откровен­ными бандитами. Так что по ночам в городе начались налеты и грабе­жи. В Балаклаве и в Кадыковке грабежи сопровождались убийствами.

Особый отдел 51-й дивизии уже с первых дней занятия Севастополя начал регистриро­вать оставшихся «белых». «ЧеКа» занялся судом и распра­вой. Были забыты листовки Фрунзе, обещавшие амнистию. Арестованных выво­зили на автомашинах за город, на дачу Максимова и там расстреливали. После того, как большевики захватили власть в Крыму, они начали масштабные репрессии, в результате которых было уничтожено по разным данным от 96 до 120 тыс. человек.


Комментарии 2

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Пётр Патрусов 22.11.2017 | 22:3322:33

Соглашусь с Рошалем. Не было столько много Белых офицеров в конце войну в Крыму. А так пост неплохой.

Семён Рошаль 20.11.2017 | 18:2918:29

по разным данным от 96 до 120 тыс. человек//

что за разные данные? это из разряда "миллиард жертв коммунизма". по разным данным, от 12 до 52 тыс.