Расследование. Греческий исход из Крыма.

Опубликовано: 08 Августа 2017 в 19:20 Распечатать Сохранить в PDF

Суть дела.

В 1778 году в Петербурге было принято решение переселить крымских христиан на побережье Азовского моря. Уже в следующем году потомки греков, готов, армян, валахов, грузин и других христианских народов, общим числом 31 380 человек покорно оставили Крым. В чем причина этого переселения? Что сподвигло людей так неожиданно сняться и покинуть родную землю? Попробуем разобраться.

Политическая ситуация вокруг Крыма.

По итогам русско-турецкой войны (1768 — 1774 гг.) был заключен Кючук-Кайнарджийский мирный договор, согласно которому Россия получила Большую и Малую Кабарду, Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн, с прилегавшей к нему степью между Днепром и Бугом. Россия была обязана вывести войска из Грузии, Мингрелии и Крыма. Русские торговые корабли в турецких водах пользовались теми же привилегиями, что и французские и английские. Россия получала право иметь военный флот на Черном море и право прохода через проливы Босфор и Дарданеллы. Турция обязалась уплатить России 4,5 млн. рублей за военные издержки. Крепость Очаков оставалась во владении Турции.

Крымское ханство и кубанские татары получали независимость. Россия передавала «татарской нации» города и земли, отвоеванные ею в Крыму и на Кубани, а также земли между Бугом и Днестром до польской границы. В трактате было прописано: «Быть всем татарским народам Крымским… без изъятия вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти, но пребывающими под самодержавной властью собственного их хана, всем татарским обществом избранного и возведенного, который да управляет ими по древним их законам и обычаям, не отдавая отчета ни в чем никакой посторонней державе и для того ни Российский двор, ни Порта Оттоманская не имеют вступаться как в избрание и возведение помянутого хана, так и в домашние, политические, гражданские и внутренние их дела ни под каким видом, но признавать и почитать оную татарскую нацию в политическом и гражданском состоянии по примеру других держав под собственным правлением своим состоящих, ни от кого, кроме единого Бога, независящих».

Еще во время войны в 1771 году крымским ханом стал Сахиб II Герай, не без помощи командующего русскими войсками в Крыму князя Долгорукова. Хан Сахиб II Гирей и его брат калга Шахин Герай были настроены лояльно к России, но не пользовались поддержкой ни в крымском правительстве, ни в народе. Поэтому по окончании войны в марте 1775 года он был свергнут.

В ноябре 1776 года князь Прозоровский с 80-тысячной армией вступил в Крым и под русским давлением крымский трон весной 1777 года занял лояльный Петербургу Шахин Герай. Бездарная экономическая политика нового хана, а также неприятие татарами того давления, которое оказывало на них Россия и стремление к независимости привели к восстанию оппозиционных сил, которые собрали 30-тысячное татарское войско. Но силы были не равны, и восстание было подавлено.

Организаторы и исполнители.

Считается, что идея переселения греков родилась в голове Румянцева, о чем он упоминает в письме князю А. Прозоровскому, командующему русской армией в Крыму, от 25 февраля 1778 года: «Христиан при сем случае приглашать на поселение в Азовскую или Новороссийскую губернию, видится тоже удобно…». Князь Прозоровский скептически отнесся к переселению христиан. Он пишет Румянцеву 11 марта 1778 года: «то к сему в теперешнем положении дел и приступить не можно…». «А правительство (Крыма) из сего заключит, что Россия верно ими завладеть хочет…». А. Суворов, который заменил Прозоровского, отмечал в июне Потемкину относительно вывода христиан: «Не обойтись тогда без больших ссор…». И все же идея переселения возобладала. Рескрипт императрицы Екатерины II ставит задачу выселить всех крымских христиан на территорию России в Азовскую и Новороссийскую губернию. За организацию переселения назначены: генерал-губернатор азовский, новороссийский и астраханский князь Потемкин; командующий армией, дислоцирующейся в Крыму генерал А. Суворов и греческий митрополит Готский и Кафайский Игнатий.

После указа императрицы о переселении крымских христиан государственная машина заработала и обратного хода не имела. Т. е. если бы христиане начали упорствовать, их бы выселили насильно в любом случае. Вопрос о переселении был решен на самом верху.

Основная работа ответственных лиц заключалась в решении следующих вопросов:

- пообещать блага митрополиту, чтобы он активно содействовал переезду;

- скрывать от татар подготовку к переезду;

- купить хана, чтобы он не препятствовал переезду;

- настроить христиан следующим образом: напугать их отмщением татар или наказанием русской властью, а также пообещать им экономические блага от переезда.

Что приобрели переселенцы.

Переселенные крымские греки основали город Мариуполь и еще около 20 сёл в его окрестностях. Переселенные армяне основали город Новый Нахичеван (ныне он слился с г. Ростов-на-Дону) и еще 5 сёл.

Цена вопроса.

Для начала рассмотрим, во что обошлось переселение российской казне. На переселение христиан А. Суворов просил от Петербурга 100 тысяч рублей. 2 октября 1778 года Суворов представляет Потемкину ведомость денежных расходов, потраченных на выселение христиан. Общая сумма составила 75 тысяч рублей. Интересно, как были распределены эти деньги:

- деньги на «подарки», выданные митрополиту Игнатию, армянскому архимандриту Маргосу и католическому священнику Якову — 13760 рублей;

- им же на дорожные расходы — 2800 рублей;

- резиденту Константинову на различные расходы — 3640 рублей;

- компенсация за оставленное имущество: 29200 рублей;

- выплата долгов татарам: 440 руб.;

- на организацию перевозки (подводы, фураж, охрана, обеспечение и т. д.): 25160 руб.

Интересно письмо Румянцева резиденту Константинову в Крыму, в котором он отчитывает второго, что тот раскрыл истинную причину передачи 50 000 рублей хану: «в уважение вывода христиан». Таким образом, общая сумма составила 125 тыс. рублей.

Теперь рассмотрим, во что обошлось переселение самим переселенцам. Из доношения армянского общества генерал-поручику Суворову от 18 апреля 1779 года: «…обещать нам изволили, что на место оставшихся наших домов, дадутся такие же построенные; места по желанию нашему отведутся; жалование и провиант производим будет. Но по прибытии нашем отведены места такие, где нет ни воды, ни леса, да и в тех принуждают всякому расписаться, что они для нас удобны… Провиант и жалование сначала всем производили, а ныне некоторым совсем не выдают; людей хлебопахатных отделяют от нас за 120 верст. … ничего полезного нет, и не только награждения, но и последнего от грабежа разбойников и других притеснений лишились, и дошли до такой крайности, что и имевшие прежде у себя хорошее пропитание, собирают ныне помиру милостыню, а другие от голоду отдают вовсе за малое число денег или хлеба своих детей. От такого голоду и по употреблению в пищу вареных в воде отрубей много малолетних померло».

Из письма армянской диаспоры князю Потемкину известно следующее. Всех вышедших из Крыма армян власти Азовской губернии принуждают селиться по реке Терс и строить там дома, а несогласных сажают в кандалы и в качестве наказания используют несколько дней на работах. Из-за неимения крова уже три месяца, от постоянного пребывания в степи под открытым солнцем и от частых дождей они претерпевают крайнюю нужду, «так что чрез сии перемены немало душ померло».

Из письма греческого митрополита Игнатия резиденту Константинову в Крыму, написанного весной 1779 года. «Дорогою великое беспокойство претерпел, а наипаче бедные христиане, которые после приезда сюда, еще большую имели нужду от ненастья и не имея где жить, в своих кибитках кочевали, из которых некоторые простудивши себя от холоду померли. Из бахчисарайских жителей некоторых с трудностию в Новоселиц поместили, а иных в монастырских двух деревнях по две и по три семьи в одной избе, тоже некоторую часть в Александровской крепости и в дальних деревнях, хотя с превеликою нуждою. Прочие же все на открытом воздухе остались, коим позволили всякому для себя, но без помощи, землянки делать; сии лишились всего своего скота и сами с печали не знают что делать. Что мне делать? Мой духовный сын! О чем вы говорили и обнадеживали, ничего еще того нет. Помыслите, что и вы в сем деле участник, и за них все мы будем отвечать Богу. Дорогою и по приезде сюда, что я от них слыхал, единому Богу известно. Заткнув уши свои, уклоняюсь от слуха речей их, ибо ежели бы на их требования ответствовал, то бы давно уже меня лишили жизни. Вы меня ввергнули в глубину огня и в нем страдать оставили; я вас оставляю Божьему правосудию, который воздаст вам по делам вашим; ибо по вашим словам я попался в сию пасть». Митрополит Игнатий в конце концов разругался со своими прихожанами и проклял город Мариуполь и его жителей, а сам скончался 16 февраля 1786 года, всеми забытый, на собственной даче.

Греческие представители в письме в Петербург через сорок лет после описываемых событий сообщали следующее: «Целые семейства пострадали жизнью, а многие лишились половины оных и ни одно семейство не осталось без потери отца, матери, брата, сестры и детей; словом сказать из 9 тысяч мужского пола выходцев не осталось и третьей части…». Из этого мы можем заключить, что в ходе переселения с большой долей вероятности погибло порядка 20 тысяч крымских христиан.

Как издевка в этих условиях звучат слова Екатерины в ее обращении к крымским христианам от 21 мая 1779 года: «…соизволяем не только принять всех вас под всемилостивийший наш покров и яко любезнейших чад, успокоив под оным, доставить жизнь толико благоденственную, толико желание смертных и беспрестанное наше о том попечение простираться могут».

Сопутствующие потери.

Митрополит Игнатий сообщает о 60 селениях и 6 городах Крыма, откуда вышли только греки, не считая иных христиан. Были брошены в Крыму 76 церквей и несколько монастырей. По некоторым данным всего были оставлены (брошены) более 90 населённых пунктов Крыма. Покинутые христианами селения одни запустели и пришли в разрушение, другие заняты были туземцами-мусульманами, некоторые попали через несколько лет во владение греческих выходцев, так называемого «Албанского войска», а два — Мангуш и Биа-сала заселены были переселенцами из России. Лишь в Аутке близ Ялты остались жить потомки старого христианского населения Крыма.

В один год прекратила свое существование древнейшая Готская епархия (в последующем метрополия) Константинопольского патриархата, которая существовала в Крыму с IV века. Она имела богатейшие традиции, включала в себя в разные времена херсонскую, фульскую, боспорскую и кафинскую епархии. Из Крыма были увезены и в последующем утрачены две древнейшие святыни — бахчисарайская икона Божьей матери пещерной церкви Успенского монастыря и икона Георгия победоносца Георгиевского монастыря у мыса Фиолент. Известно, что бахчисарайская икона Божьей матери почиталась не только христианами, но и мусульманами Крыма. Но главное, то, что была рассечена духовная преемственность древнего крымского православия. Эту потерю невозможно оценить.

Причины переселения.

Существует несколько традиционных версий.

Версия первая: греки сами хотели уйти из мусульманского Крыма.

Христиане в Крыму жили сотни лет и внешне уже ничем не отличались от татар, их родным языком давно стал татарский. Все отличие заключалось только в вере и традициях. Они были коренным народом полуострова, и уход для них был немыслим. Вот что говорили евпаторийские греки на предложение выйти из Крыма: «Мы его светлостью ханом и отчизной своей довольны; от предков своих платим дань своему государю, и хоть саблями нас рубить будут, то мы все-таки никуда не уйдем». Армянские христиане в прошении к хану писали: «Мы слуги ваши и подданные триста лет тому назад, как живем в государстве вашего величества в удовольствии и никогда от вас беспокойств не видели. Ныне же нас хотят отсюда вывести. Ради Бога, Пророка и предков ваших нас, бедных рабов ваших, просим от такой напасти избавить, за что за вас Бога молить будем непрестанно».

Крымский историк Бертье-Делагард писал: «Выходили христиане с горькими рыданиями, бегали, скрывались в лесах и пещерах, мало того, принимали мусульманство, лишь бы только остаться в родной земле». Известно, что под Бахчисараем греки под предводительством жены старосты одного из греческих сел Ольги подняли восстание, которое было жестоко подавлено русской армией. В книге «Мариуполь и его окрестности» (1892 год) читаем: «Многие греки желали вернуться обратно; доходило иногда до открытого неповиновения, — и тогда подавлялись строгими начальственными мерами, и правительство высылало военные команды для усмирения беспокойных». Чуть менее половины христиан отказалось переселяться из Крыма. Учитывая, что среди вышедших греки составляли чуть больше 50%, то следует полагать, что на территории Крымского ханства осталось около 10 тысяч православных греков.

Версия вторая: выселение христиан подрывало экономику Крыма.

Бытовало мнение, что князь Румян­цев задумал подорвать торговлю и промышленность Крымского ханства, чтобы легче было его покорить. Главный аргумент за эту версию состоит в том, что именно христиане в Крыму занимались активной экономической деятельностью. Как отмечал Прозоровский, «христиане крымские одни теперь только доход хану давать могут».

Оргументы против этой версии: сам Румянцев в феврале 1778 года отмечал, что «татары не только обезоружены, но по случаю сего мятежа доведены до такого состояния, что им должно пещиись о своем пропитании, а не помышлять на общее с турками противу нас восстание». Иными словами, экономика страны была основательно разрушена затяжной русско-турецкой войной и последовавшей затем гражданской войной. Хан не имел в казне денег и был в долгах. Дальнейшее усугубление экономического положения могло привести только к дестабилизации, и было не желательно Петербургу. На самом деле христиане не представляли собой мощной экономической силы в виду своей малочисленности и равномерной разбросанности по всему полуострову. Российская власть щедро одаривала хана деньгами, что не вяжется с планом развала экономики страны.

Версия третья: России необходимиы были христиане для заселения необжитых, завоеванных территорий.

Кючук-Кайнарджийский мирный договор предоставил России огромную территорию Южной Украины, которую нарекли Новороссией. Российская империя получила от Турции земли южной Украины севернее реки Молочная и между реками Кальмиус и Берда, а также междуречье Днепра и Южного Буга. В 1775 году русские войска генерала Текелия разрушили Сечь, огромные территории Дикого Поля, по которым гуляли лишь ветры и татарские отряды, требовали заселения. Как указывает российский исследователь Евгений Анимица, уже тогда человеческий ресурс России был исчерпан и не в состоянии заселить новые земли. Екатерина II проблему заселения выразила так: «Мы нуждаемся в заселения. Заставьте, если возможно, кишмя кишеть народ в наших просторных пустынях». Захваченные территории были обширными и 30 тысяч крымских христиан — слишком малая лепта при тех затратах на их переселение.

Версия четвертая: переселение христиан — это удар по Константинопольской православной церкви.

Последний метрополит Готский и Кафайский Игнатий (Гозадини), обладавший недюжинной энергией и организаторскими способностями, прибыл из Константинополя морем в Балаклаву в 1771 году, ведь крымские христиане подчинялись тогда Константинопольскому патриарху. Казалось бы, что этот шаг был направлен на поддержание право­славной традиции в регионе и осо­бом внимании к нему со стороны нового пастыря. Но все оказалось наоборот. По злой иронии Игнатий оказался орудием, уничтожившим корни крымского христианства, прораставшие здесь сотни и сотни лет.

Российская дипломатия имела опыт добиваться своего от Константинопольского патриарха. И в этот раз ей удалось посадить на митрополичью кафедру «своего» архиепископа, который имел прямые связи с Петербургом. Брат Игнатия, Александр служил офицером в свите Екатерины, и через него поддерживалась связь Петербурга с только что избранным крымским митрополитом. Причины избрания члена патриаршего синклита в Константинополе Игнатия митрополитом сих пор не обнародованы, хотя, как мы теперь видим, они лежат на поверхности.

Епископ Дорофей, возглавивший после смерти Игнатия епархию, бросил свою паству в Мариуполе и уехал в Крым. Со смертью митрополита Игнатия история Готской епархии в Крыму была окончена, все оставшиеся церкви были переданы во владение Святейшего Синода в Петербурге, а оттуда — Екатеринославской епархии православной церкви. Так Русская православная церковь лишила Константинопольскую православную церковь одной древней епархии, но и сама взамен ничего не приобрела кроме горечи.

Итоги.

Переселение крымских христиан нельзя назвать миграцией, потому что эмигранты — это люди, стремящиеся в иные края в надежде на лучшую долю и открывающиеся перспективы. Крымчане любили свой край и не мыслили иного счастья на стороне. Переселение греков нельзя назвать и депортацией, потому что христиане уходили сами, по своей воле. Здесь лучше всего подходит слово «исход». Исход — это вынужденное оставление родного дома под действием неодолимой силы.

Итак, для чего Российская империя «включила» неодолимую силу и спровоцировала и организовала этот исход? Ответ очевиден, но чтобы ответить на него, необходимо понять суть «русского имперского духа». Оставляем вопрос открытым.

Комментарии 44

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
imya rock 12.08.2017 | 09:3609:36

А над этим всем, ветер поднимал свой флаг,
Выше всех вершин! Вот так!

https://www.youtube.com/watch?v=8cYQxBuHLBc

Речка Лесная 10.08.2017 | 19:0719:07

Где Панов? слился в Черное море?

imya rock 10.08.2017 | 21:0121:01

Наверное пишет что-нибудь (как писателям и положено). Давайте лучше споем. Про "русский имперский дух".

https://www.youtube.com/watch?v=wHeWwcG9ZsI

Речка Лесная 11.08.2017 | 09:0209:02

https://www.youtube.com/watch?v=1DdXDInt0_s

Evgraph Fedotov 10.08.2017 | 06:3706:37

imya rock Сегодня 01:06
Автор не сомвавши.

Ну как же? Вы говорите: по ходатайству Игнатия, от имени греков. Автор говорит: это было собственное решение Петербурга. Тут кто-то говорит неправду.

Если правда Ваша, то зачем ссылаться на индусов и ирландцев? Вы же сами себе противоречите тогда -- индусы и ирландцы Лондон точно ни о чем не просили.

imya rock 10.08.2017 | 13:2613:26

На индусов и ирландцев я ссылаюсь по непонятному для меня (в посте) замечанию о "русском имперском духе".
В посте так и написано:

Ответ очевиден, но чтобы ответить на него, необходимо понять суть «русского имперского духа».

Я представления не имею о сути именно "русского имперского духа". Просил бы объяснить мне отличие "русского имперского" от британского или еще какого.

Evgraph Fedotov 10.08.2017 | 16:2716:27

Имхо, тогда уместно напомнить автору, что уж в ДАННОМ случае имперским духом (ни русским, ни каким еще) не пахнет в принципе: греки захотели переселиться -- их переселили. А проводя параллели с индусами/ирландцами, Вы по сути соглашаетесь с автором. Когда говорят "а у вас негров линчуют", тем самым признают, что у нас конечно тоже дерьмо, но и вы не лучше. А где здесь дерьмо? Тут полный порядок -- если было так, как Вы говорите.

Так все-таки: их "равноудалили" или они сами решили убраться от греха подальше? Я совершенно точно знаю, что вплоть до революции в Крыму жили компактные общины греков. У Куприна есть замечательный цикл рассказов "Листригоны" о греческих рыбаках Балаклавы.

imya rock 10.08.2017 | 17:1517:15

Греки уходили ("исход") потом многие возвращались. Это ж не рабство было. Кто-то уходил, кто-то оставался (да, сначала и вероисповедание меняя), кто-то уходил, потом возвращался.

Меня интересует вопрос "русского имперского духа". Я сам "дух имперский" не исключаю - может и есть такой, но интересно мне что такое именно "русский имперский дух".
Мне-то чего гадать? Я вот думаю, что если использовать термин "русский имперский дух", то он отличается от других "имперских духов" тем, что он более добрый и ласковый, чем другие "нерусские имперские духи" (о чем сразу и написал). Вот и всё.

Evgraph Fedotov 10.08.2017 | 18:1818:18

"Я вот думаю, что если использовать термин "русский имперский дух", то он отличается от других "имперских духов" тем, что он более добрый и ласковый"


Ну, это решать обьектам имперского духа: ирландцам, индусам, грекам, кавказцам, евреям и т.д. К кому ласки прилагались -- тем их и оценивать. К себе-то все снисходительны. Тех же англичан послушать -- так они весь мир облагодетельствовали.

Насколько я знаю, как раз у греков к русским особых претензий нет.