Наполеон в Москве. Часть 2. Несколько дней в столице

Опубликовано: 01 Августа 2017 в 13:07 Распечатать Сохранить в PDF

14 сентября 1812 года, Наполеон Бонапарт оседлал свою лошадь, присоединился к отряду разведки и двинулся в сторону Москвы. До столицы Российской Империи было не больше нескольких километров. Отряд шёл медленно и осторожно. Разведчики то и дело останавливались, спешивались и уходили вглубь дороги пешком — все ждали засады. Французские солдаты, как и их главнокомандующий, были практически уверены — будет решающий бой за Москву.

Подбираясь к городу, армия видела начатые, но покинутые траншеи. Пустые повозки и следы стоянок. Но с каждой минутой разведка приносила всё больше и больше однотипных сведений — вокруг ни души. Русской армии ни здесь, ни в радиусе многих километров нет.

К двум часам дня, Наполеон со свитой поднялись на Поклонную гору, а разведка ушла далеко вперёд. Высший свет французской армии впервые в жизни увидел столицу Российской империи. Золотые купола церквей с играющим на них солнечным светом виднелись дальше, внизу.

╨Ш╨╗╨╗╤О╤Б╤В╤А╨░╤Ж╨╕╤П 1.jpg
Наполеон на Поклонной горе — ожидание делегации бояр. В. В. Верещагин

Армия внезапно перестала быть дисциплинированным войском, а превратилось в сумасшедшую, от радости, толпу людей. Все: солдаты, офицеры, генералы прыгали от счастья и только и делали, что кричали «Москва! Москва!». Каждый ускорил шаг и по мере того, как всё больше и больше людей поднималось на Поклонную гору, шум становился сильнее.

Свидетели этого позже писали в своих мемуарах: «При виде этого золотого города, где сплелась Азия и Европа, мы остановились, охваченные горделивым раздумьем. Какой славный день выпал нам на долю! Мы чувствовали в этот момент, что взоры всего удивленного мира должны быть обращены на нас и каждое наше движение войдёт в историю!»

Наполеон полностью разделил общую радость. Улыбка никак не могла, да и не хотела, сходить с его лица. Маршалы, к этому времени не совсем доверявшие своему Бонапарту, приободрились. Сейчас они могли простить ему всё, что было и чего не было. Они забыли свои досады и поражения. Сияющая Москва манила к себе все сто тысяч человек.

Но шло время и никто не видел русской армии. Никто не видел даже простых гражданских — вокруг всё ещё не было ни души. Перестав праздновать, Наполеон отдаёт приказы и остаётся со свитой на Поклонной горе. Здесь он ожидает делегации, которая вручит ему ключ от города и подпишет мир. С самой высокой точки пригорода на тот момент, Бонапарт наблюдает за движением частей своей Великой армии.

Польский корпус под командованием Юзефа Понятовского, генерала и племянника последнего короля Польши Станислава Понятовского, обходит город с юга, а 4-й корпус французской армии под началом принца Евгения (Принца Эжена, фр. Eugène), вице-короля Италии, наступает на город с севера. Неаполитанский король Иоахим Мюрат, маршал кавалерии, вместе со своими конными разведчиками пробирался к предместьям города и был ближе всех к Москве.

╨Ш╨╗╨╗╤О╤Б╤В╤А╨░╤Ж╨╕╤П 2.jpg
Юзеф Понятовский

╨Ш╨╗╨╗╤О╤Б╤В╤А╨░╤Ж╨╕╤П 3.jpg
Иоахим Мюрат. В. В. Верещагин

Спустя полчаса в ставке на Поклонной горе началось оживление — прибыл конный офицер от Михаила Милорадовича, русского генерала от инфантерии. Он прибыл заявить, что генерал подожжёт город, если его арьегарду не дадут выйти из города и благополучно отступить. Наполеон, готовый сейчас на любые уступки, соглашается. Устанавливается недлительное перемирие и отряды Мюрата смешиваются с отрядами Милорадовича в окрестностях города. Казаки, всё ещё остававшиеся в городе, узнали Иоахима. Они окружили его и стали осыпать комплиментами и восторженными возгласами. Кто-то из них даже выкрикнул: «Гетман! Гетман!». Не выдержав напора лести, Мюрат отобрал у всех своих офицеров часы и раздал их казакам.

Около четырёх часов дня, в ставку на Поклонную гору начинают возвращаться первые разведчики с неутешительными новостями — Москва пуста. Небольшой отряд смог проникнуть за городские стены и не увидел там никого, кроме редких бродяг и пьянчуг. Проехав по улице, разведчики находили только пустые дома и оглушающе тихие улицы.

Поняв, что делегации бояр он уже не дождётся, Бонапарт решает свернуть ставку и двинуться в город. Спустившись вниз, к Дорогомиловской заставе (ориентир на наше время — площадь Киевского вокзала), он вновь останавливается, но уже возле городских ворот. Мюрат торопит его — войска и так ждут слишком долго, пора входить в город.

Теша себя иллюзиями, вида «Этот народ даже не знает порядок сдачи города победителю!», Наполеон отдаёт приказ — армии разрешено войти в Москву. Однако, всем офицерам строго передано: следить за своими людьми, чтобы не допустить грабежей и мародёрства.

╨Ш╨╗╨╗╤О╤Б╤В╤А╨░╤Ж╨╕╤П 4.jpg
Вступление французов в Москву

В течение нескольких часов к нему одного за другим приводят французов, живущих в столице Империи. Они несколько дней не выходили из дома, чтобы не попасть под народный гнев русского населения, но точно знают и могут сказать — город опустел. Все, за исключением нескольких тысяч человек, в основном иностранцев и раненых, покинули столицу и ушли вместе с армией.

Однако, по мемуарам и воспоминания современников великого французского командующего, можно сказать точно — Наполеон не верил, что такое возможно. Не верил, что все, абсолютно все бросили нажитое непосильным трудом и кропотливой коммерцией.

Один из офицеров генерала-интенданта Пьера Дарю, решивший выслужится перед Бонапартом, вошёл в город с небольшой группой солдат, и захватил в плен шестерых бродяг, снующих по столице в поиске еды. Приведя их к Императору, он уже вообразил, как будет принимать личную благодарность от Наполеона. Однако, тот сразу же, с первых слов понял, кто перед ним стоит и замысел офицера не удался. Через несколько минут был отдан приказ главе кавалерии — собрать конницу и проникнуть в город.

Иоахим Мюрат встал в первые ряды своей конницы и начал вторжение в город. 25000 солдат и офицеров на лошадях больше часа объезжали безлюдный город. Такая количество всадников вытянулось в одну длинную и сомкнутую колонну. Французы ехали молча и вокруг них был слышен лишь стук копыт и отдающийся звон подков, отбиваемый по стенам покинутых домов.

Первые лошади достигли ворот Кремля, в то время как последние ещё даже не проникли в сам город. Медленный шаг лошадей был внезапно прерван раздавшимися выстрелами. Авангард колонны обстреляли с Кремлёвских стен, но ворота были закрыты, а на самих стенах кавалеристы увидели пьяных людей, которые что-то кричали им на русском, перемешивая слова со звериными криками. Мюрат обратился к ним со словами мира, но ответом ему стали очередные выстрелы и броски камней.

Всё так же неожиданно на Мюрата и его людей напали — это были такие же пьяные, грязные и вооружённые люди. Сначала французы думали, что их будет достаточно разоружить, чтобы захватить в плен и утихомирить, но даже оставшись без оружия, нападавшие размахивали кулаками и пытались укусить любого, кто близко к ним подойдёт. Кавалерия была вынуждена расстрелять нападавших на месте.

╨Ш╨╗╨╗╤О╤Б╤В╤А╨░╤Ж╨╕╤П 5.jpg
Расстрел пленных французскими войсками

Настроения у оставшихся в городе русских были разные. Пока люди Мюрата отбивались от нападавших, за этим действом следило почти полтысячи новобранцев для русской армии, которую попросту забыли на главной площади страны. После первых же криков и выстрелов эта несуразная толпа разбежалась и больше себя никак не показывала. Чуть дальше от Кремлёвской площади был найден обоз со съестными припасами и сопровождавший его эскадрон, который тот час же побросал оружие при виде французских войск. Пока конница всё глубже и глубже продвигалась в город, она натыкалась на сотни отставших и столько же дезертиров русской армии. Они добровольно сдавались в руки авангарда, но тому не было до них ни дела, ни времени. Они оставляли их следующим за ними войскам, но ситуация повторялась вновь и вновь. Так, брошенные всеми и ненужные абсолютно никому, они в итоге отправляются на запад, в надежде успеть присоединится к частям русской армии, обходящей столицу с севера на юг через восточное направление.

Останавливаться Мюрат не собирается — он лишь кидает быстрые взгляды на дома вокруг и продолжает мчать со своими людьми дальше, на северо-восток. Иоахим преследует отступающий арьергард неприятельской армии, уходящей по дороге на Владимир. Наконец достигнув их, он видит тысячу казаков и десятки пушек. Сразу же следует приказ — открыть огонь и нарушить перемирие, которое было принято Бонапартом и Милорадовичем. Кавалерия колеблется. В их головах они уже достигли конечной точки этого длительного и ужасающего пути и наконец пришли туда, где и должны находиться — в Москве, столице Российской Империи. После колебаний, они, под нажимом Мюрата, открывают огонь по казакам. Завязывается ничего не значимая стычка и спустя полчаса конница уходит обратно, вглубь города.

Вечером 14 сентября 1812 года главные силы французской армии вошли в Москву через Фили, Дорогомилово и Лужники. Сам Наполеон остался на ночь в одном из домов Дорогомиловского предместья. Губернатором захваченной столицы он назначил маршала Эдуара Мортье.

«Главное следите, чтобы не было грабежей и мародёрства! Вы отвечаете мне за это своей головой! Защищайте Москву против всего и всех!» — таковы были слова напутствия Бонапарта новому главе города.

╨Ш╨╗╨╗╤О╤Б╤В╤А╨░╤Ж╨╕╤П 6.jpg
Эдуар Мортье

Отдохнуть Императору Франции в эту ночь не удалось. Один за одним приходили французы, живущие в городе, русские солдаты и просто оставшиеся горожане. Пришёл даже русский полицейский офицер с донесением — начался пожар. Верить им Наполеон отказывался. До тех пор, пока в два часа ночи разведчики Мюрата не донесли — огонь показался в Гостином Дворе, в самом богатом квартале города. Тут же был отдан приказ: тушить всеми средствами. Сделать это было сложно, так как по приказу Ростопчина большая часть противопожарных средств была вывезена из города.

Утром 15 сентября Наполеон под звуки Марсельезы, со своей личной гвардией, вступил в Кремль. Вдохновлённый внезапным счастьем, возникшем у него при виде этого древнего дворца, он пишет письмо Александру I с предложением мира. В ближайшем госпитале его солдаты нашли десятки брошенных раненых русских солдат, про которых или забыли, или специально не брали с собой при отступлении. Среди них был штаб-офицер, способный держаться на ногах. Ему выдали лошадь, немного провианта и поручили доставить письмо Императора русскому царю.

Наполеон, поднявшись на Боровицкий холм, наблюдал за бушующим пожаром, охватившим весь район Китай-города. Всё утро и весь день 15 сентября солдаты боролись с возникающим то тут, то там, пожаром. Победить его полностью никак не удавалось. Оставив несколько бригад для тушения, всем остальным Солдатам был отдан приказ — искать себе убежище и отдыхать. Обрадованные, но падающие с ног от усталости, они бежали к домам, быстро там осваивались и тут же валились в сон. Кто-то заходил в дома бедняков, кто-то попадал в дома дворян. В тот день на это не обращали внимания, всем хотелось просто отдохнуть и выжить.

Два гренадерских офицера расположились в одном из зданий Кремля, прямо на крыше. Около полуночи их разбудил необыкновенный свет — то был свет пламени, окружавший дворцы. Огонь сначала освещал красивую русскую архитектуру, но почти сразу же и уничтожал её. Северный ветер гнал пламя прямо на Кремль и здания, где расположились войска, мирно спавшие в этот момент. Но судьба ещё благоволила французским войскам — направление ветра резко изменилось и люди спокойно продолжили спать.

╨Ш╨╗╨╗╤О╤Б╤В╤А╨░╤Ж╨╕╤П 7.jpg
Московский пожар

Ночью случилась ещё одна важная вещь для армии и для Наполеона лично — часовые, расставленные в плохом порядке и, к тому же, уснувшие, пропустили мимо себя целый артиллерийский парк русской армии. Он был оставлен прямо под стенами Кремля и всю ночь судьба этой компании зависела от мельчайших искр, летавших вокруг. Но Бонапарту везло — он, как и его люди, дожили до рассвета. Пороховые бочки не сдетонировали.

«Мортье и его люди, изнемогая от усталости и борьбы с огнём на протяжении 36 часов, прибыли в Кремль. Большинство было убеждено, что первоначальной причиной бедствия явилось пьянство и неповиновение наших солдат. Мы глядели друг на друга с отвращением и с ужасом думали о том крике всеобщего возмущения, который поднимется в Европе. Мы были теперь армией преступников, весь цивилизованный мир должен был осудить нас!» — писали мемуаристы.

Но собирая сведения разведки, в головах у высшего командного состава французской армии начала складываться понятная картина. Все передавали примерно похожие донесения: в ночь с 14 сентября на 15 сентября, первым домом был взорван дворец князя Трубецкого — это был первый сигнал для поджигателей. Тотчас же после этого загорелась биржа. Были замечены русские полицейские, разводившие огонь в домах с помощью пик, вымазанных в смоле. Во многих домах, в печках, были заложены гранаты, взрывавшиеся после растопления печи. Солдаты передавали: даже в тех кварталах, где никого не было видно, в пустых домах творилось что-то странное. При подходе к ним внутри дома что-то негромко щёлкало и из щелей начинал идти белый дым. Этот дым быстро становился чёрным, а через несколько минут пожар охватывал всё здание.

По улицам толпами ходили грязные и пьяные люди с факелами в руках. Это были каторжники, выпущенные на свободу московским градоначальником. Они пытались поджечь как можно больше зданий перед тем, как их заметят. Французская армия взялась за оружие. Гвардия Наполеона встала на защиту Кремля и расстреливала каждого, кто пытался проникнуть к стенам с огнём в руках. Конные разведчики рубили поджигателям руки после быстрого и однотипного суда. Но было уже слишком поздно — пожар всё сильнее и сильнее захватывал город.

╨Ш╨╗╨╗╤О╤Б╤В╤А╨░╤Ж╨╕╤П 8.jpg
Поджигатели города

Тут же пронёсся слух: Кремль минирован. Это подтверждали и пленные русские и листовки, разбросанные вокруг, появившиеся, казалось, из ниоткуда. Несколько слуг в панике начали бегать по комнатам и уговаривать всех спасаться. Однако, солдаты спокойно ждали приказа своего Императора — без слова Наполеона никто бы не сдвинулся и с места. Бонапарт же в злости ходил по одной из комнат Кремля и раздумывал — что ему и его Великой армии делать? Решения, которое тут же выправит их положения, не было.

Принц Евгений и Мюрат смогли проникнуть в комнату к Императору и на коленях умоляли его покинуть Кремль и отойти от города. Огонь был уже в нескольких десятках метрах от окон его комнаты. Здание, где он так недолго прожил, несколько раз загоралось, но было успешно потушено. Башня Арсенала так же несколько раз начинала гореть, но была потушена. Поняв, что что-то здесь не так, солдаты проникли в неё и нашли там русского полицейского.

Он то и раскрыл всю схему работы по поджогам. Полицейский сообщил, что просто исполнял приказ графа Ростопчина и то, что таких людей по городу больше 500 человек. Они целенаправленно поджигают здания и уходят после этого на восток и присоединяются к армии Кутузова. Несчастного поволокли в ближайший двор, где взбешённые гренадёры закололи его штыками.

Двадцать минут спустя Наполеон покинул Кремль вместе со своей охраной. Великая французская армия начала покидать Москву, падшую под ударами огненного смерча.

Комментарии 10

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Виктор Ф 11.08.2017 | 21:2221:22

Думаю, и то и другое имело место. И Ростопчин оставил диверсантов,и французы вели себя как пьяные завоеватели. Так что логично все. Как было реально, никто уже не узнает и спорить тут глупо.

Евгения Полянцева 03.08.2017 | 08:4108:41

-Ничего не поняла Я в этой "очередной серии".. ."о поджогах"...
-Вот Я просто не верю в какую-либо организованность и направленность всех этих поджогов...
-А верю Я в то (склонна считать) .., что наполеоновская армия вошла в брошенную как попало "нетронутую" Москву ..., где сохранилось всё "изобилие"... -гигантские хранилища-ледники были переполнены всевозможной битой птицей (куры.,гуси., индюки).., телячьими , бараньими и свиными тушами ; ледники с мороженной рыбой (треска , осетры, белуга ,сомы , налимы и прочая белая и красная рыба...-морская и речная) ..; огромные подвалы-склады с копчёными окороками , гусями , балыками ...и тд..; а также бочки с солёной рыбой и икрой ..; а также бочки с квашеной капустой и солёными огурцами....; Бочки всевозможного варенья и всякого мёда...и засахаренных фруктов...; а также ...-винные склады с несметными запасами спиртного ... -вина , хмельные мёды.., бочки и бочонки со всякими восточными импортными винами...; склады с мануфактурой (отрезы ситцев.., парча.., бархат.., овчина... ; ювелирные лавки... и тд...и тд...и тд...

Евгения Полянцева 03.08.2017 | 08:4008:40

-И на всё на это лихо и безудержно набросилась голодная французская солдатня...
-Просто началась сплошная "вакханалия"... -французские солдаты просто обожрались и обпились... -И дальше ...-так и продолжали ...-обжираться ., пить и грабить всё что ни попадя... -И именно поэтому наполеоновская армия стала просто неуправляемой... -солдаты перестали подчиняться своим офицерам... -всё просто пошло вразнос....
-Только невменяемая перепившаяся солдатня начнёт стрелять в иконы и заводить лошадей в церкви... -даже католические и протестантские храмы не избежали этой участи... - Конечно же... -начались пожары..... -Гвардии с огромным трудом удавалось поддерживать хоть какой-то порядок (расстреливали своих же вояк... -особых зачинщиков и смутьянов) ... -Но это была уже не армия ... а вооружённый сброд....
-Наполеон совершил непростительную ошибку ...тем , что ввёл свою армию в Москву... и задержался там... -Надо было сразу уносить ноги...


-А то .., что якобы какие-то там оставленные "поджигатели" всё это организовали...под руководством графа Растопчина..., да ещё и выпущенные на свободу каторжники... -ну.., это ...-просто "смеяться курам"... -Это просто анекдот... -Хахах... -такая "версия" устраивает как русских...-так и французов... -вот и сочиняют небылицы... -и те и другие...