Иван Грозный и сын – версии и факты

Опубликовано: 26 Мая 2018 в 19:54 Распечатать Сохранить в PDF

Ну, наверно, все уже слышали о недавнем происшествии в Третьяковке.

Коротко напомню: в пятницу вечером, незадолго до закрытия музея, некий посетитель, схватив металлическую стойку ограждения, нанес ею несколько ударов по картине «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» (именно таково полное название произведения).

В результате, как говорится в официальном сообщении (имеется на сайте ГТГ), стекло, защищавшее работу от изменений температурно-влажностного режима, было разбито. Холст прорван в трех местах (в центральной части, на фигуре царевича). Пострадала также авторская рама. Работа изъята из постоянной экспозиции и перенесена в реставрационную мастерскую.

Нападавший задержан и передан правоохранительным органам. По имеющимся на данный момент сведениям, это приезжий из Воронежа. Свои действия он объяснил двумя обстоятельствами: а) картина, на его взгляд, не соответствует историческим фактам, б) был нетрезв. (Источник фотографии — МВД.)

Вообще судьба у этой картины и так тяжелая. Сначала, правда, обходилось одной критикой, без вандализма. Но зато критика шла из источника более чем серьезного: письмо с выражением недовольства работой, впервые выставленной в 1885 году на XIII выставке передвижников, написал Александру III не кто иной, как Константин Победоносцев: «Сегодня я видел эту картину и не мог смотреть на нее без отвращения». Известна и реакция царя: «Картина отвратительная, напишите об этом директору Департамента полиции, я полагаю, что он может запретить возить ее по России и снять теперь с выставки».

Картину, впрочем, тут же приобрел Павел Михайлович Третьяков. А через некоторое время сумел добиться и снятия запрета на ее демонстрацию.

Но что же вызвало недовольство Победоносцева? Наверно, прежде всего «неподобающее» изображение царственного персонажа. Но еще и «фантастический», по мнению обер-прокурора Святейшего синода, сюжет: Репин, дескать, использовал версию Карамзина (убийство царевича отцом), а эта версия вовсе не обязательно соответствует действительности.

К версиям чуть позже, а сначала о первом случае вандализма. 1913 год. На картину набросился с ножом 29-летний старообрядец Абрам Балашов. Полотно получило три серьезных пореза.

Нападавший, впрочем, был в результате признан душевнобольным (он оказался сыном крупного фабриканта, что, вообще-то, могло и повлиять на ситуацию). А вот картину пришлось подвергнуть серьезной реставрации: сначала ею занялся сам Репин (не слишком удачно), а в дальнейшем работу завершил ставший к тому времени директором Третьяковки Игорь Грабарь. Картина после этого находится под постоянным присмотром реставраторов, с 1927 года (данные ГТГ) — под стеклом. Ни разу не выдавалась с тех пор на сторонние выставки, поскольку перемещение могло причинить ей вред.

Нельзя не упомянуть о еще одном печальном результате того инцидента: многолетний хранитель Третьяковской галереи, живописец Егор Хруслов, покончил с собой.

На фоне инцидента нынешнего мы вспоминаем, что несколько лет назад некие «общественники» направили министру культуры Мединскому письмо с призывом убрать картину из экспозиции Третьяковки в запасники как «оскорбляющую патриотические чувства». А также как «клевету на помазанника божьего».

Под «клеветой» тут понимается отсутствие достоверных документов XVI века, которые подтверждали бы убийство сына отцом. Хотя ожидать составления по этому поводу полицейского протокола было бы, понятно, по меньшей мере опрометчиво.

Версий вообще в разное время высказывалось немало. Они к тому же разветвлялись: если убил отец сына — то почему? То ли из-за политических разногласий по поводу результатов войны с Литвой… То ли дело внутрисемейное: отец, дескать, ударил за неподобающе легкую одежду беременную невестку, а сын за жену вступился… Или вовсе Иван-старший (о ужас! тут харассмент!) жены Ивана-младшего домогаться стал — ну и схватились…

Другая версия — вообще отец царевича не убивал, тот сам заболел да и помер (по пути в Петербург, ну да, как тут ляпнул недавно один из политиков).

То ли все-таки смерть естественной не была, но стала следствием отравления (кем и с какой целью — сторонники этой теории, правда, не уточняют).

В официальных источниках (то есть контролировавшихся, понятное дело, царем) говорится только, что сын-наследник скончался (а что, вы ожидали чего-либо иного?).

Но что интересно — судебно-медицинская экспертиза на этот счет все-таки имела место. Правда, почти через четыреста лет после самого события.

Мы знаем, что внешний облик самого Ивана Грозного был воссоздан по его черепу антропологом Михаилом Герасимовым.

Как же вышло, что антрополог получил доступ к царскому черепу? А дело в том, что при реставрационных работах в приделе Архангельского собора московского Кремля (где и располагались великокняжеские и царские захоронения) из-за проседания фундамента возникла необходимость переместить каменные саркофаги. И возникла мысль — а чего же тогда заодно не вскрыть и не изучить?

Что и постановили (протокол № 1 от 18 апреля 1963 года). Вообще эти протоколы «комиссии по проведению научной работы в Архангельском соборе» сохранились в кремлевских архивах, да и в интернете вполне находимы — например, здесь (но предупреждаю: «многа букаф»).

Исследование захоронений в Архангельском соборе московского Кремля производилось в том же, 1963 году. Вскрывали при этом не только саркофаг Ивана Грозного (что, собственно, и позволило Герасимову осуществить реконструкцию по неплохо сохранившемуся черепу), но и, среди прочих, саркофаг царевича Ивана Ивановича. Между тем его портретом герасимовской работы мы не располагаем. Почему?

Процитируем «протокол № 6» от 23 мая 1963 года, касающийся как раз исследования останков царевича: «Череп не сохранился, осталась в сохранности одна нижняя челюсть».

Через некоторое время вопрос о наличии на останках каких-либо механических повреждений был поставлен перед Государственным научно-исследовательским институтом судебной медицины Минздрава СССР. В экспертной справке которого по поводу царя говорится: «Кости Ивана Грозного наиболее хорошо сохранились. Следов механических повреждений на них не установлено». А вот по поводу царевича: «Полное посмертное разрушение отдельных костей и значительные изменения некоторых костей лишают возможности высказать категорическое суждение, полностью исключающее возможность прижизненного повреждения костей». И далее (все-таки фантазировать серьезные судмедэксперты ХХ века не стали): «В связи с изложенным нельзя решить вопрос о достоверности сюжета картины художника И. Е. Репина

Единственное, что таким образом предстает как факт: череп пожилого отца сохранился, череп молодого сына — нет.

Это был, однако, не единственный вопрос, поставленный перед судмедэкспертами. Вопрос номер два касался возможности отравлений. В справке приводятся данные химического исследования четырех захоронений — нас же, понятно, интересуют два: «Найденное в останках, извлеченных из всех четырех саркофагов, количество мышьяка не дает оснований говорить о каких-либо отравлениях соединениями мышьяка. Повышенное количество ртути, обнаруженное в останках Ивана Грозного и Ивана Ивановича, может быть обусловлено применением ртутьсодержащих препаратов с лечебной целью. Следует при этом отметить, что соединения ртути издавна применялись для лечения различных заболеваний. В то же время обнаруженное количество ртути не позволяет полностью исключить возможность острого или хронического отравления ее препаратами».

А мог ли царевич все же скончаться от какого-либо заболевания? В «Окончательном заключении», направленном 20 мая 1966 года дирекцией Музеев Кремля министру культуры Фурцевой, говорится: «В лаборатории пластической реконструкции Института этнографии АН СССР проведена рентгеноскопия скелетов. У Царевича Ивана определен третичный люэс». Вот вам еще сюрприз…

В общем, все могло быть. Однако широкое распространение версии об убийстве, причем распространение среди современников, можно, наверно, рассматривать как достаточно серьезное косвенное свидетельство.

Ну, и возвращаясь к в очередной раз поврежденной картине: ей, понятно, предстоит очередная реставрация. С деталями Третьяковская галерея обещает познакомить нас в понедельник. Будем, что называется, наблюдать.


Комментарии 29

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Татьяна Пелипейко 28.05.2018 | 21:4121:41

Петру на 21.18 (кнопка "ответить" не работает): все, что я написала выше, ведет как раз к тому, что такую версию невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть.
Был бы череп обнаружен целым - можно было бы, по крайней мере, сказать, что смертельного удара по голове точно не было (хотя это не мешало бы иной версии убийства - скажем - отравления).
Что, пожалуй, косвенным образом может свидетельствовать в пользу использованной Репиным версии - так это ее исключительная экзотичность. Скажем, умер бы сын от болезни - слухи-сплетни об отравлении были бы логичными. Но чтоб вот так, голову разбить - ну не придумаешь.
Но утверждать, опять же, ничего не можем.
Но смотрите, сколько всего в художественных произведениях сказано о Ричарде III, Борисе Годунове, Сальери... Вполне возможно, что никто из них приписываемому персонажу не совершал.

Пётр Патрусов 28.05.2018 | 21:1821:18

Татьяна, есть мнение, что Иван Грозный не убивал своего сына. Как Вы думаете?

Evgraph Fedotov 29.05.2018 | 19:4219:42

Петр, Вы пост-то читали? Татьяна именно эту версию и рассматривает (и находит ее неубедительной).

Но к данному случаю вандализма это отношения не имеет. Художник не историк -- он изображает то, что хочет и как хочет. Это его право, особенно у гения. Настоящий библейский Давид, например, не мог быть обнаженным -- именно древние иудеи обьявили наготу греховной -- так что, давайте разобьем знаменитую статую Микеланджело?

Пётр Патрусов 30.05.2018 | 22:5122:51

Евграф, конечно пост я читал и даже поставил +. Я согласен что художник может написать всё что ему в голову придёт. Однако и без этой картины, я читал что царь Иван Грозный всё-таки убил своего сына. Так что к Репину нет никаких претензий. Мне непонятно почему именно эта картина так притягивает к себе вандалов. Напишите свою версию. Мне будет интересно почитать.)

Evgraph Fedotov 31.05.2018 | 06:0506:05

Ну я не психолог... картину я видел сам вблизи, и действительно на нервную систему она действует тяжело. Как романы Достоевского или некоторые симфонии Бетховена, например. В принципе люди с неуравновешенной психикой могут и сорваться, особенно если они еще накануне "остограммились".

Но с другой стороны, "Даная" -- картина исключительно спокойная, мирная, символ жизни и красоты, но свой псих нашелся и на нее, причем трезвый. На каждый чих не наздороваешься -- в человеческом мозгу 100 миллиардов нейронов и там, в принципе, может произойти какой угодно сбой в любую сторону. Удивительно, что основная масса людей боле-менее нормальные, а не то, что находятся психи. Картину нужно восстановить, психа изолировать, охрану усилить, водку в музеях не продавать -- и не особенно заморачиваться "мистикой".

Пётр Патрусов 31.05.2018 | 22:4422:44

Спасибо, Евграф, за ответ.

Татьяна Пелипейко 28.05.2018 | 19:0119:01

Коротко: отреставрировать картину, сказали, возможно. Но сложно.
Потом напишу поподробнее.

Татьяна Пелипейко 28.05.2018 | 23:2423:24

Собственно, написала - но когда повесят? :)