Екатеринбург, часть 5: «городок чекистов» как прообраз соцкультбыта

Опубликовано: 01 Октября 2017 в 23:49 Распечатать Сохранить в PDF

Екатеринбург нередко называют «заповедником конструктивизма». Действительно, зданий, которых можно отнести к этому стилю (функциональность, железобетон, геометрические структуры, большие, нередко так называемые «ленточные» окна, плоские крыши, опорные столбы и в целом игра не декором, а объемами), в городе насчитывают почти полторы сотни. Что может показаться удивительным, но тут сыграла роль раннесоветская новация административно-территориального деления: в 1923 году была создана Уральская область.

Что это за зверь такой? Образована область была из Пермской, Екатеринбургской, Челябинской и Тюменской губерний. Но главное для нашего сюжета — центром этого внушительного образования был назначен Екатеринбург (в Свердловск город переименовали только в 1924 году). И длилось все это до 1934 года, когда область вновь разделили.

Ну так вот: новоявленной столице новоявленной крупной области требовалась не только новая бюрократия, но и место, где ее размещать. Потому и давались деньги на строительство, и шло само строительство — а совпало это как раз с взлетом конструктивизма, в том числе и в СССР.

И частью этого масштабного строительства в Екатеринбурге стал жилой комплекс, возведенный по заказу НКВД-ОГПУ для проживания командного состава (он и получил у местных жителей прозвище городка или квартала чекистов). Работала над ним группа архитекторов под руководством Ивана Антонова (об оригинальной судьбе последнего — чуть ниже).

Сфотографировать весь комплекс «с земли» практически невозможно. К счастью, в открытых источниках обнаружились разнообразные «виды сверху».

А еще лучше — вот такой макет. По нему уже ясно, что речь о замкнутом пространстве: корпуса домов соединены между собой, мест для прохода не так много.

Самое большое здание, полукруглой формы, проектировалось как «общежитие для одиноких, малосемейных и командированных» (sic). Впоследствии было благополучно перепрофилировано в гостиницу (которая сейчас в менее благополучной ситуации ждет реставрации).

А вот правее (здание с ярко выраженным боковым цилиндром) разместился «Дом культуры им. Ф. Э.Дзержинского» (ну кого же еще?). Сейчас тут живет областной краеведческий музей.

Главная достопримечательность этого здания — расположенная в том самом цилиндре винтовая лестница. Она закручена против часовой стрелки, а балки потолка наверху образуют пятиконечную звезду.

Лестницу в разных ракурсах можно разглядывать бесконечно. Но пора двигаться внутрь комплекса — ворота совсем рядом (и да, когда-то проход сюда был только по спецпропускам — даже школьникам было проблемно навестить одноклассника. А сейчас веселые граффитисты свободно рисуют карикатуры на нехватку в городе парковочных мест).

Первые здания, которые предстают перед вошедшим — вовсе не жилые. И тут как раз требуется пояснение к заголовку поста. Чекистский городок планировался еще и как образец нового быта — быта, в котором женщина освобождается от тягот домашнего хозяйства и может посвятить себя… ну естественно, работе. То есть тут фабрика-кухня, прачечная, детсад, поликлиника, и т. д. и т. п.

А вот и сами жилые дома. Как видно по макету, их внешний периметр не имеет промежутков (ворота же комплекса — только с двух сторон, и они охранялись). Добавлю, что пилообразная конфигурация внешней стороны породила шутки о «чекистской пиле».

Обратим внимание и на крайне оригинальную форму балконов.

Нумерация квартир в доме была не по отдельным корпусам, а сквозная. Уже тут можно судить о численности руководящего состава свердловского ОГПУ-НКВД той эпохи (и это еще было не единственное в городе их ведомственное жилье).

Квартиры при этом были по размеру очень разные. В каких-то корпусах — вполне скромные даже по меркам «хрущоб». Там же, где проживало более высокое начальство, трехкомнатные квартиры имели площадь 97 кв. м, четырехкомнатные — 114 кв. м. При этом — хотя дом был газифицирован — кухонь в этих квартирах, вне зависимости от их площади, не было. Газовые плиты размещались в небольших нишах в прихожих и явно предназначались не для готовки (а фабрика-кухня вам на что?), а разве что для того, чтобы согреть чайник. (Впоследствии, разумеется, многие жильцы осуществили перепланировку. Но даже и сейчас, говорят, в объявлениях о продаже квартир в этих домах можно встреть описание жилья без кухни.)

Строительством комплекса ведало непосредственно «Строительное бюро Уральского ПП ОГПУ». Оно же обеспечивало стройку рабочей силой: краеведы успели записать воспоминания уже почтенных екатеринбуржцев, которые еще могли видеть своими глазами, как на стройплощадку приводили колонной из бараков раскулаченных крестьян.

Очевидно, в работе поучаствовали и специалисты иного рода. Так, при более позднем ремонте в этих квартирах нередко обнаруживали «жучки» — подслушивающие устройства. Да и домоуправление комплекса было подчинено непосредственно УНКВД Свердловской области (и, как утверждается, у коменданта были дубликаты ключей от всех квартир).

Но пора сказать несколько слов и о главном архитекторе проекта. Его звали Иван Павлович Антонов.

Семья Антоновых, русская по происхождению, издавна проживала на территории, ставшей после распада Российской империи независимой Финляндией. Соответственно, и архитектор Антонов (выпускник, к слову, архитектурного отделения Академии художеств в Санкт-Петербурге) оказался финским гражданином. А вот дальше становится любопытно: в 1926 году (ему около тридцати лет — в основном эти ранние конструктивисты были молоды) он оформляет долгосрочную визу в СССР и едет (судя по всему, по рекомендации своих бывших преподавателей в ИАХ) на Урал. Всего в Свердловске и других городах региона Антонов построил, самостоятельно или в тандеме с еще одним выпускником ИАХ и своим сокурсником Вениамином Соколовым, около двух десятков зданий.

И тут, как положено, на него пишут донос.

Нет, не по поводу упомянутой «пилы» городка чекистов — тут-то архитекторы заранее отговорились образом развевающихся знамен. А по поводу еще одного из построенных им в городе зданий — в расположении его балконов кому-то померещился православный крест.

«Померещился» тут, наверно не совсем верно: написавший донос сам был архитектором (имя его на попавшихся мне екатеринбургских сайтах так и не названо, но отмечено, что дальнейшая карьера этого человека была вполне успешной). И формулирует он со знанием дела: «творческая мастерская архитекторов Антонова и Соколова при строительстве Жилкомбината НКВД опорочила идею труда, которую он должен был пропагандировать, и заложила в основу своей работы пропаганду религии… и протащили вредный по своей идеологической сути архитектурный проект». И далее: «Зачинщиком и идеологом буржуазных архитектурных извращений является агент буржуазной Финляндии — иностранный подданный архитектор Антонов Иван Павлович». Тут, понятно, и до обвинений в шпионаже недалеко.

Но… но мир оказался не без добрых людей. Архитектора предупредили — и он спешно покинул Свердловск (как говорилось в его выездных документах, «архитектор Антонов направляется на родину в Финляндию, на лечение, вместе со своей женой и дочерью«).

Так что уцелел, прожил еще три с лишним десятка лет, в Финляндии много чего построил. В СССР же больше не был ни разу. Его дочь (чье имя звучало уже как «Ирен Антонофф») вспоминала: «Отец рассказывал мне, что они уезжали из Свердловска в большой спешке. Утром от своих знакомых в НКВД он получил документы на выезд и билеты на поезд до Ленинграда. Уже перед своей смертью в 1967 году в одном из наших с ним разговоров отец говорил, что самое лучшее, что он создал как архитектор, находится в СССР — в Свердловске».

В СССР же его имя из архитектурной истории оказалось вычеркнуто: в архивах Свердловска уничтожили все документы, которые касались даже самого его пребывания на Урале. Все, вплоть до фотографий и чертежей — так что информацию о человеке, внесшем в формирование образа Екатеринбурга немалый вклад, можно обнаружить сейчас лишь в скупых публикациях относительно недавнего времени. На официальном городском портале, в разделе «Люди нашего города», история с угрозой ареста и бегством вообще не упоминается.

Но вернемся вновь к «городку чекистов».

Жизнь его обитателей была хоть и несомненно более комфортной, чем у большинства сограждан, но далекой от идиллии. Текучесть обитателей тут была очень большая — новые жильцы занимали место тех, за кем приехал ночью «черный воронок». Кстати, современным исследователям оказались недоступны, например, списки жильцов 20-х — 30-х годов: банальные домовые книги были то ли засекречены, то ли вовсе уничтожены.

А штрихи того времени сохранились. Вот въездные ворота — все те же, что были. И даже замок в них, говорят, подлинный.

Ходят легенды и о существовавших между зданиями подземных ходах. А также подземельях — в которых, по рассказам, то ли допрашивали, то ли расстреливали, то ли и то, и другое сразу. В тех случаях, по крайней мере, когда арест высокопоставленного лица хотели сделать как можно менее публичным.

Так ли это? Кто знает… Могло ли быть? Да все могло, но для серьезного разговора нужны факты.

А вот хоть и не факт, но впечатление. «Эта клумба во дворе — подлинная, из того же времени», — сказал кто-то из моих спутников по «конструктивистской» прогулке. Я сфотографировала обложенную камнем клумбу, и только потом обратила внимание на стоявшего за ней старика с тростью — очень древнего, с очень внимательным, очень цепким взглядом. Словно тоже вышедшего из того непростого времени.


Комментарии 10

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Александр Ткаченко 03.10.2017 | 23:3923:39

Да, общая беда для конструктивизма — металлопластиковые окна, особенно, белые, вспучатся, что волдыри и прощай исторический пласт.

Татьяна Пелипейко 04.10.2017 | 13:3713:37

Да, в то время авторы четко планировали и цвет оконных рам, и покраску балконов, а не только стен.
Но пластиковые окна - везде проблема. Для старых зданий они ничуть не лучше.
Меня в этом плане порадовал мэр (или как он там называется) подмосковного города Зарайска. Там мало что в центре города (это в основном сохранившаяся частная застройка) не разрешают строить выше определенного уровня, но и решили повести борьбу с пластиковыми окнами.(я вот тут о них писала: https://echo.msk.ru/blog/moscowtravel/2032020-echo/). Вплоть до помощи от города в некоторых случаях. Ведь дело-то не в типе окон, а в их форме. И как мне говорил один специалист по ремонтам, окна можно сделать с виду любые при всей современности технологии. Можно (и, наверно, нужно) и так, что не отличишь с виду от старых..

Александр Ткаченко 05.10.2017 | 00:1200:12

Прочитал по ссылке:))
Занятно, неужели мэр Зарайска узнал о архитектурной аутентичности в Академии управления (то ли учится там, то ли учился), в любом случае, молодец.

Татьяна Пелипейко 05.10.2017 | 14:2214:22

Думаю, это просто прагматичный подход: они решили себя позиционировать как туристический объект (благодаря сохранившейся полностью крепости - кремлю - начала XVI века. Плюс там любопытные археологические находки, плюс зацепились за имена купцов Бахрушиных и скульптора Голубкиной).
Будь они ближе к Москве (а так - 140 вроде километров), там действительно бы паслись туристы. Но с учетом более дальней дороги их надо активно завлекать - вот и стараются.

Алла Златомрежева 03.10.2017 | 17:5117:51

так сейчас это нежилые дома? вид у них...

Речка Лесная 03.10.2017 | 18:3018:30

Алла, дома жилые. Там рядом Свердловская киностудия (я работала неподалеку). Например, там был снят эпизод фильма "Ты есть" 1993г
https://www.youtube.com/watch?v=aPogzp_pD2E
на времени 1:31:30 актриса кричит "собака" и дальше дом "чекистский"

Алла Златомрежева 03.10.2017 | 19:5719:57

А, значит, за 20 лет так обветшали снаружи..

Татьяна Пелипейко 04.10.2017 | 13:3113:31

Это совершенно жилые дома (была даже надежда посмотреть квартиру изнутри, но не сложилось).
С их внешним видом проблема вот в чем. Как памятник архитектуры они памятник, причем чуть ли не федерального значения. А как за жилые дома за них в ответе город и прочие ЖЭКи или как там это называется. И все эти институции не могут между собой разобраться кто за что в ответе.

Борис Вараксин 03.10.2017 | 07:2907:29

В Москве тоже есть "городок НКВД". Правда, не такой выразительный. В районе Олимпийского проспекта. Да и дом в районе Оружейного переулка с великолепными барельефами на фронтоне - той же конторы. Всё под контролем...

Татьяна Пелипейко 03.10.2017 | 16:4116:41

Ну, ведомственных зданий, и даже комплексов их, везде полно. Тут любопытен сам проект как некий замкнутый социум. :)