Монастыри – 14-й корпус – далее…?

Опубликовано: 28 Октября 2016 в 23:47 Распечатать Сохранить в PDF

Привычная кремлевская картинка, не правда ли? Одно время она даже присутствовала на российских банкнотах.

Это так называемый «14-й корпус» Кремля. Мне он памятен по двум причинам. В раннем детстве я впервые была здесь на театральном спектакле (да, существовал одно время «Кремлевский театр» — Википедия утверждает, что до 1961 года, но это вряд ли, явно дольше, ибо тогда с моими воспоминаниями не сходится). А в 90-х годах это стал президентский корпус, и я бывала тут на пресс-конференциях.

Только вот первая фотография (удобно с цифровыми камерами, вся информация сохраняется!) сделана в 2007 году. А лет за сто до того мне в кадр попало бы совсем иное.

Музей архитектуры открыл в своем здании Аптекарского приказа выставку, посвященную стоявшим когда-то в Кремле Чудову и Вознесенскому монастырям. Что не случайно — и тут придется напомнить и о приключениях последних лет.

Хоть 14-й корпус на нашей памяти выглядел если не древним, то все-таки достаточно старым — и колонны, и раскраска ампирные, — это был на самом деле новодел советского периода. А до этого на его месте находились Чудов и Вознесенский монастыри и Малый Николаевский дворец. Вот они на выставочной схеме.

Никто не зацепился глазом за слово «был»? Да, тут своя история. Вот 14-й корпус — в другом ракурсе — на фотографии 2008 года.

А вот 2012 год. Думаете, мы видим все тот же корпус? Ничего подобного, видим огромный, в 20 метров высотой, забор, на котором наш корпус в полную величину нарисован. А за забором идет ремонт. Или реставрация. Или реконструкция. В общем, некие работы — вот и подъемный кран торчит.

Летом 2015 года вид все тот же.

А вот летом 2016 года у знакомых с топографией московского Кремля отвисает от изумления челюсть.

Ну да, корпус исчез. Его снесли. А в высочайших инстанциях встал вопрос — не восстановить ли на его месте то, что было раньше?

Вот и давайте разбираться — что мы знаем об утраченных зданиях и насколько эти знания полны (сам спорный принцип новодельного восстановления пока оставим за скобками).

Чудов монастырь был основан во второй половине XIV века. За долгие столетия своего существования был связан со многими историческими событиями (в частности, здесь был пострижен Василий Шуйский, здесь же — низложен патриарх Никон). Ну, и с легендами тоже — по преданию, именно отсюда бежал монах Григорий Отрепьев, ставший, как утверждалось, Лжедмитрием I. Ну, а название свое монастырь получил от церкви Чуда Михаила Архангела (один из самых ранних каменных храмов в Москве, построенный в 1501 году на месте разобранного более древнего храма, причем авторство некоторыми приписывается Алевизу Новому, строителю Архангельского собора Кремля — последнее спорно, но что итальянцы тут приложили руку, это уж точно).

Вознесенский монастырь был почти ровесником соседу, но если датой основания Чудова называют 1365 год, то здесь — 1386-й (основательницей же считают жену Дмитрия Донского Евдокию). Использовался среди прочего как место жительства царских невест до свадьбы. Впрочем, был и усыпальницей женщин царского рода.

Пожалуй, самой заметной постройкой этого монастыря был храм довольно поздний — начала XIX века. Неоготическая церковь святой Екатерины была выстроена по проекту Карло Росси (единственная сохранявшаяся к ХХ веку его постройка в Москве).

Ну, и наконец Николаевский дворец. Вообще-то это был изначально архиерейский дом, возведенный в 1770-х годах по проекту Матвея Казакова. Однако позже здание было отписано в казну, перестроено под руководством архитектора Ивана Мироновского (директора Московского дворцового архитектурного училища) для семьи Николая Павловича (тогда еще великого князя), позже еще несколько изменено Константином Тоном.

Ну вот, стояли себе спокойно все эти строения до 1917 года. Впрочем, в том году они еще только пострадали от артобстрела во время ноябрьских боев.

Сразу после прихода в Москву большевиков Кремль стали приспосабливать для новой власти — одновременно как административное пространство, как жилье и как казармы для охраны. Вопрос о сносе каких-либо зданий в этот момент, тем не менее, не стоял. Более того, пострадавшие подверглись реставрации, и привлечены к ней были профессионалы. Больших средств, правда, не выделили, так что ограничилось починкой повреждений. Но все же.

Наступил 1929 год. И в этом году стал вопрос о строительстве Военной школы им. ВЦИК.

(В порядке пояснения: речь идет, по сути, о так называемых «кремлевских курсантах». Само заведение меняло название добрый десяток раз. В самом начале (декабрь 1917 года) это были «Московские революционные пулеметные курсы», и находились они еще не в Кремле. В Кремль же их передислоцировали в 1918 году — на замену отправленным на фронт латышским стрелкам, которые до того и обеспечивали охрану Кремля. Имя ВЦИК было присвоено школе в 1921 году, потом это было Московское пехотное училище им. Верховного Совета РСФСР, а нам сейчас оно известно как Московское высшее военное командное училище.)

Дело в том, что строить военную школу решили как раз на месте Чудова и Вознесенского монастырей.

Архитекторы забеспокоились. Создали комиссию, комиссия вынесла мнение: «Постройка такого громадного здания в 5 этажей на указанном участке окончательно нарушит всю ценность Московского Кремля, т. к. намеченные к сломке здания, не только каждое в отдельности, но и как высоко-художественная группа памятников, находящихся в наиболее сохранившейся части кремля, составляет в целом типичный архитектурный пейзаж Кремля, известный во всем мире, как лучшее произведение как русских зодчих, так и в особенности знаменитых итальянских мастеров Алевиза, Марко Руффо и др., эпохи расцвета итальянской архитектуры (Спасские ворота, стены Кремля, соборы Чудова и Вознесенского монастыря и др.).»

Не забыли намекнуть и на возможные финансовые сложности: «Постройка такого высокого и громоздкого здания, в условиях насыпного грунта Кремля, потребует весьма сложного и дорогостоящего фундамента

Не помогло. Тогда попытались спасти хотя бы часть строений, внедрив их в новый проект (частью сохранились и эскизы, и фотографии макетов).

Опять безрезультатно. За основу был принят проект военного инженера Владимира Апышкова (а вовсе не Ивана Рерберга, как указывается в многочисленных справочниках — хотя к собственно строительству Рерберг действительно имел отношение). Было решено пойти по пути псевдоклассицизма.

Перед угрозой разборки строений архитекторы и историки искусства бросились спасать что могли. Сохранились рисунки, которые делал тогда совсем еще молодой историк архитектуры Петр Максимов.

Наспех делают обмеры. Готовят к снятию со стен древние фрески — некоторые успели снять, и совсем небольшое количество — вывезти (сейчас они в ГИМе, в Третьяковке, в Музее Рублева и Русском музее).

[

Даже снятые со стен фрески не всегда удавалось спасти. Так, драматичной оказалась ситуация в Чудовом монастыре: подготовив с вечера фрески к вывозу, наутро историки застали на месте собора груду камней: строение уже успели взорвать (по свидетельству вдовы Петра Максимова, которое приводит замдиректора Музеев Московского Кремля Андрей Баталов, при взрыве в Чудовом монастыре погиб и максимовский обмерный дневник). От одних фресок остались черно-белые фотографии, от других — вообще ничего.

На выставке в МУАРе показали и кадры разборки.

Знаете, что во всем это самое обидное? Военная школа, вселенная в кремлевский новострой в 1932 году, уже в 1935-м была переведена в другое место, в Лефортово.

Здание, между тем, надо было как-то использовать. Сюда переселилось Управление коменданта Кремля, потом Президиум Верховного совета. Побывал тут, как я уже вспоминала, и театр. В более близкое к нам время — подразделения президентской администрации.

Реконструкцию комплекс переживал несколько раз — и в конце 30-х, и в 60-х годах. Последняя по счету, в 2000-х, обернулась, как мы уже знаем, сносом.

Известие о желании восстановить на прежнем месте Чудов и Вознесенский монастыри стало для профессионального сообщества очередным шоком. Не только по факту, но и потому, что материалов для подобных работ — крайне мало.

То, чем мы сейчас располагаем, Музей архитектуры и показал на своей выставке. Помимо не так уж многочисленных фотографий, сделанных в период с конца XIX века по 1929 год, это некоторое количество художественных изображений (которые, естественно, не имели характера профессиональной архитектурной фиксации) и некоторое количество планов — скорее иллюстративных, чем полных и точных.

Вот, например, листы из казаковского «Альбома казенных строений» — планы первого этажа строений Чудова монастыря.

Панорама Москва-реки из Кремля — тут тоже можно углядеть часть утраченного.

Вот собор Чуда архангела Михаила в издании «Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества» (1846 год).

Вот зафиксированные в середине XIX века наличники окон строений XVII-XVIII веков: тут есть и наличники келий Чудова монастыря.

Вид Ивановской площади, написанный Федором Алексеевым в 1810 году.

[

Церковь Михаила Малеина Вознесенского монастыря, написанная в 1920-х годах Дмитрием Суховым (с 1923 по 1933 год — главный архитектор-реставратор московского Кремля).

Ну, или вот такой план зданий Вознесенского монастыря (из книги «Краткое историческое описание первоклассного Вознесенского девичьего монастыря в Москве», 1894 год).

А это Чудов монастырь в книге Потапова «Очерк древней русской гражданской архитектуры», 1902 год.

В общем, информации для возможного восстановления — а это должны быть точные планы и обмеры — тут практически нет. Плюс второй вопрос: а если бы и смогли каким-то чудом восстановить монастырские строения в точности, со всеми кельями, то как их, простите, использовать сейчас?

Зато есть возможность для создания музеефицированного археологического памятника. Вот и белокаменные фрагменты с мест раскопок представлены.

А пока вернемся на само спорное место. Как вы думаете, что там можно видеть сейчас?

Правильно, автостоянку. А как иначе? В Москве парковочные места теперь в дефиците.


Комментарии 24

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Сергей Макаров 01.11.2016 | 15:3215:32

Добрый день, Татьяна! Вероятно, то, что было разрушено на территории Кремля до 1991г можно «понять», но, то, что и сегодня продолжается «реконструкция» исторической территории Кремля уже выглядит как фарс. Стоянки для авто можно выполнить подземными, с предварительными археологическими изысканиями, но не та к как это было у Кутафьей башни и Александровским садом, с уничтожением артефактов строителями иначе процесс реконструкции был бы длительным- археология не терпит спешки.
Вспоминаться Фрауэнкирхе в Дрездене, был когда она лежала в руинах, и когда она была восстановлена на средства граждан Германии, участие стран союзниц уничтоживших ее в частности было символическое.
ЮНЕСКО — финансирует работы связанные с сохранением в частности, памятников архитектуры вкл. в ее список. Исключили Дрезден из списка из за моста? Германия и так без ЮНЕСКО делает многое для своих памятников архитектуры, для России это тоже не «беда» газа и нефти на это тоже должно хватить, да только что-то больше памятников исключают из списков памятников или «забывают» включить, хотя понятно почему, нужны символы — скрепы, в частности, памятник «собирателю земель русских»...

Сергей Макаров 01.11.2016 | 15:5315:53

Забыл, извините, лично я не согласен с мотивацией принятого решения по сносу тюрьмы Шпандау, нет, это не цитадель, она в другом месте, там сейчас расположен Музей. На мой взгляд, надо было оставить этот памятник архитектуры - тюрьму, как молчаливое напоминание многим сегодняшним власть при держащим..

Сергей Макаров 01.11.2016 | 16:0716:07

Русские солдаты ценой своей жизни сохраняли исторические здания в том же Дрездене - Хофкирхе -Придворная церковь. На правой колонне ее главного входа есть надпись мелом сохраняемая и сегодня: «Музей проверен. Мин нет. Проверял Ханутин» ...Есть неприметный памятник бомбежек Дрездена - закопченый купидон на лестнице Цвингера, его оставили как напоминание о тех разрушительных бомбежках города союзниками.

СамсонЪ Петергофскій 30.10.2016 | 22:4922:49

Татьяна, на самом деле вопрос серьезнее, чем многие комментаторы способны это осознать.
На мой, примитивный (он же академический), питерский взгляд, главным архитектурным символом Кремля (и современной России) стала Спасская Башня (СБ) . Это хорошо. СБ - это круто, потому что это старО. СБ -это бренд РФ №1. This is for ever. В 19 веке, в России была другая ситуация. Лично я, культа Спасской башни в 19 веке не замечал. Санкт-Петербург, Петергоф, Царское Село, Гатчина стояли гораздо выше в системе ГосСимволов России, чем Кремль. После 1917 многое изменись. Сталин порвал с европейской ориентацией России и сделал СБ символом СССР.
НО:
Давайте соблюдать архитектурные правила. Если мы хотим возвысить Спасскую Башню ( а мы этого хотим), то фундамент и фасад Екатерининского Собора и Николаевского дворца надо отнести на 2-3 метра левее красной линии Спасской Башни. Это значит, что строить будем не на старых фундаментах, а левее. Это будет очень красиво, но исторически ложно. Надо об этом говорить.

Татьяна Пелипейко 31.10.2016 | 17:0017:00

СамсонЪ, так вопрос о том, чтобы встроить "что-нибудь" взамен 14-го корпуса не стоял - в конце концов, корпус не разваливался.
Возникла вдруг мысль сделать "как было". А "как было" можно только в точности. Для чего нет никакой основы. Для сравнения, новгородский Спас был обмерен и зафиксирован во всех подробностях еще во время реставрации в 1900-х годах, благодаря чему и стало возможным восстановить его после войны.

За советский период в Кремле было два больших новостроя - 14-й корпус и Дворец съездов. Восстановить вместо них то, что было - невозможно.
Ну, а раз поторопились снести 14-й, а теперь вроде остыли (или пока?) в отношении восстановления - осталось придумывать что бы там устроить.
А так- конечно, вышла дыра.

СамсонЪ Петергофскій 29.10.2016 | 23:2823:28

Даже и не знаю как относиться к происходящему. 14 корпус не жалко.
Екатерининская церковь и Николаевский дворец вроде встанут…
А вот древние постройки…

Татьяна Пелипейко 29.10.2016 | 23:3423:34

Так и от них нет точных обмеров (даже внешних, не говоря о внутренней планировке). И фундаменты от большинства строений уже не найти - в 29-м перекопано.
То есть это был бы не просто новодел, а более чем приблизительный новодел.