Лета не будет

Опубликовано: 12 Июня 2018 в 16:29 Распечатать Сохранить в PDF

Посмотрел, наконец-то, фильм Кирилла Серебренникова «Лето». Это мюзикл, абсолютно в духе и стиле «La La Land» — только на материале питерского «подпольного рока» начала 80-х. Если судить его, как жанровое кино — картина совершенно прелестная. Радостная, романтичная, сентиментальная — всё как положено. Если подходить с мерками «байопика» — «Лето», конечно, не канает, поскольку степень достоверности невелика. Процентов 30. По этой же причине, полагаю, большинству серьёзных поклонников Цоя фильм не понравится.

Помимо чудесной атмосферы и незабываемых песен, фильм «Лето» содержит и отчётливый духоподъёмный месседж. Если совсем коротко, то звучит он так: можно оставаться свободными людьми и живя в несвободной стране. Если слегка развернуть, то: при самом маразматическом, подавляющем, злобном и бездарном режиме можно кайфово жить, красиво любить и свободно творить. Чем не девиз для сегодняшней прогрессивной молодёжи?! Не сомневаюсь, что и сам Кирилл Серебренников всей душой поддерживал эту светлую доктрину — пока не сел под домашний арест. Я бы и сам подписался под такой декларацией тотальной внутренней эмиграции — тем более, что всё это прошёл вместе с героями фильма — но есть одна важнейшая деталь, о которой забывают, говоря о разительном сходстве «позднего застоя» и путинизма.

Относительно беспечное «лето» (1981−82) Цоя и его друзей длилось недолго: наступили осень и зима. Гонения на рок, «чёрные списки», аресты музыкантов, облавы на концертах. Это уже 1983−84 годы. И становилось всё более люто. Мы были, как говорят изобретатели бокса англичане, saved by the bell — «спасены ударом гонга». Если бы в 1985 не зазвонил спасительный колокольчик в руках МС Горбачёва, всё сложилось бы совсем иначе. Легко представляю себе избрание Генсеком, скажем, Григория Романова, верного хранителя коммунистических скреп — и продолжение стабильной деградации государства. Для действующих лиц и рокенрольного антуража фильма «Лето» последствия, с высокой долей вероятности, бы были такие:

Ленинградский Рок-клуб: просто закрывается (уже в 84-м он висел на волоске); кураторы отделываются выговорами по партийной линии. (Вероятность 100%)

«Аквариум», «Кино», «Зоопарк» Майка и им подобные: попадают в «чёрные списки» и лишаются всякой возможности выступать публично — под угрозой репрессивных мер административного и уголовного характера. (Вероятность — 100%; списки были составлены и опубликованы ДСП в 1983, все рок-концерты в Москве запрещены в 1984 году).
Виктор Цой: отлучённый от музыки, работает истопником, вырезает из дерева фигурки нэцке, растит сына и изредка поёт близким друзьям старые и новые песни. (Вероятность 75%).

Борис Гребенщиков: пытается сохранить «Аквариум» хотя бы как студийную группу, но после посадки Андрея Тропилло (см. ниже) теряет надежду, женится на иностранной студентке и уезжает на Запад. (Вероятность 85%).

Майк Науменко: распускает группу, интенсивно спивается и вскоре умирает при невыясненных обстоятельствах. (Вероятность 90%)

Андрей «Свин» Панов, главный ленинградский панк, близкий друг Майка и Цоя: задерживается за антисоциальное поведение и хулиганство и отправляется в места заключения; на зоне или избивается до смерти ментами, или погибает в драке с блатными. (Вероятность 60%).

Андрей Тропилло, звукорежиссёр студии, где были сделаны все ранние записи «Аквариума», «Кино» и Майка: студия остаётся в распоряжении Дома Пионеров, а вот «ночного продюсера» по доносу арестовывают и обвиняют в нелегальной звукозаписи и распространении антисоветских песен; он получает значительный срок. (Вероятность 55%).

Артемий Троицкий, организатор первых публичных выступлений Цоя и Майка, первых московских концертов «Аквариума»: увольнение с работы (1983), запрет на публикации (1984), посадка за тунеядство или несанкционированные связи с иностранцами (1985); откинувшись, присоединяется к БГ за бугром. (Вероятность 70%).

Нам очень повезло: мрак рассеялся скоро и быстро. Цой написал «Перемен» и «Дальше действовать будем мы», когда ему было 23 года. Нам с Майком тогда было по тридцатнику, Боре — 32. Всё впереди! А у вас, дорогие молодые люди путинской России? Хорошо ещё, если только бесконечная осень…

Комментарии 13

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Андрей Иваныч 14.06.2018 | 12:4312:43

-- "нам с майком". прямо-таки четвёрка битлз - цой, гребенщиков, науменко и... троицкий.
-- Ну что вы, у него у самого, надо полагать, со-о-всем другая последовательность - троицкий, а потом уж все остальные...
---------------------
Вспомнилось... из тех времен:

Мы с тобой будем дружно жить,
Ты - работать, я - руководить.

11 11 13.06.2018 | 11:5411:54

Вам бы, уважаемый автор, припаяли бы ещё и спекуляцию. И валюту. И запросто могли подвести под вышку. З А П Р О С Т О. У них как раз уже на мази это шло, после Елисеевского.
Только вот не колокольчик у меченного звонил в руке, набатный колокол звонил по ним. Он же секретарь ЦК по сельскому хозяйству был. И он все прекрасно видел - полный кирдык совку. Они все всё прекрасно видели и понимали. Ещё чуть - и народ снова бы занялся людоедством. Как, кстати, и случилось чуть позже в Северной Корее.
Это был пиковый момент. Тут - или/или. Но у них уже был пример Китая перед глазами, который всего за 2 года накормил голодный миллиард. Т.е., картинка маслом: выбрали бы другое "или", жратва бы кончилась совсем. Голодные бунты и ни где-нибудь, а прямо на Горького/Тверской. У кого память отшибло, напомню - именно там и были тогда бунты. Только табачные.
И вот тут им надо показать голодным озверелым людям: барыг, спекулянтов, кровопивцев. Слить злобу на кого-то. Вы идеальный персонаж, для этого. Вас бы, уважаемый автор, просто бы порвала на мелкие кусочки озверелая толпа. Как, кстати, и рвала друг-друга в очередях за водкой, стиральным порошком и прочим дефицитом.

Семён Рошаль 15.06.2018 | 05:0405:04

голодные озверелые люди появились с 92 г. раньше их не было.

Лана Астрикова 13.06.2018 | 09:2209:22

Мне было очень интересно прочесть. Глубокий подтекст. Спасибо.