Вождь племени могауков

Опубликовано: 09 Апреля 2018 в 10:18
Источники: Доступны по конкретному запросу
Распечатать Сохранить в PDF

Стать индейцем в детстве было проще пареной репы. Собирались во дворе вороньи перья. Мастерился лук, из фанеры выпиливалось хищное лезвие томагавка, прикреплявшееся потом к суковатой палке. Что ещё? Повязка на голову, как у апачей. И непременно чтобы было жарко, тогда можно было носиться с друзьями по кустам без майки, голыми до пояса…

В реальности обряд посвящения в воины у индейцев так просто не совершался. А без этого обряда невозможно было стать полноценным членом племени, нельзя было взять в жёны индианку. К нему готовились много лет, с детства, потому что нужно было научиться терпеть боль. Две высушенные и скреплённые вместе когтистые орлиные лапы всаживались под кожу и мышцы груди через два надреза, сделанных ножом. Веревка цеплялась за когти и перекидывалась через верхушки шестов вигвама. Кандидат либо подвешивался на этой верёвке к самому верху в самом вигваме, либо должен был стоять снаружи, натягивая веревку и упираясь ногами. У одних племен это всё надо было выдерживать пока поёт шаман, а петь он мог долго. У других — в таком виде надо было простоять сутки. Так что к вопросу о членстве в племени старейшины подходили вполне серьёзно.

Мы не индейцы, у нас свои тесты и стрессы. Почитайте воспоминания о войне, послушайте или вспомните рассказы ветеранов, кому что довелось пережить. Иногда не верится, что такое было возможно…

Вот к примеру, в своих мемуарах «На дальних маршрутах», которые вышли в Киеве в 1983 году, Герой Советского Союза, полковник А. Н. Кот, участник ночного налёта 19 апреля 1944 года советских бомбардировщиков на занятый немцами железнодорожный узел Львов-1, пишет:

«В этом налёте в числе других цель освещал экипаж Ивана Даценко. Кроме штурмана Безобразова, радиста Светлова, в составе экипажа находился и заместитель начальника политотдела дивизии гвардии майор М. А. Завирохин. Когда самолёт, сбросивший САБы (осветительные бомбы), поймали несколько прожекторов, сердце у меня замерло. Вражеские зенитки словно взбесились. Трассы снарядов потянулись к освещённому бомбардировщику. Фейерверки разрывов окрасили небо в багровый цвет, но лётчик вёл самолёт по боевому курсу сквозь огненный вихрь. И вдруг раздался взрыв. Видимо, снаряд, а может и не один, попал в бензобак. Во все стороны разлетелись пылающие обломки. Многие из тех, кто был в это время в районе цели, видели эту страшную картину. Никто из членов экипажа не успел воспользоваться парашютом…"

Картина полковником Котом нарисована безапеляционная — рванул самолёт, и всё тут. Чего скажешь. Война… Как будет видно ниже, причина «рвануть самолёт» в мемуарах у полковника была веская. Надо было во что бы то ни стало обьявить геройски погибшим одного человека. Очень уж неудобная вырисовывалась картина, если в смерти этого человека на поле боя возникали какие-нибудь сомнения.

К слову сказать, нестыковки в этой истории начинаются сразу же при чтении реальных документов. У полковника Кота политотделец Завирохин поименован «М.А», а по документам, в которых говорится о том, что в ночь на 19 апреля 1944 года он не вернулся с боевого вылета, он Николай Александрович, то есть «Н. А.» Другой человек? Да ладно цепляться-то, опечатка…

Но это не всё. Документ называется «Именной список безвозвратных потерь личного состава частей и Управления 3 Гвардейской авиационной Днепропетровской дивизии Дальнего Действия по состоянию на 10 апреля 1944 года». То есть дата составления документа предшествует дате возникновения потерь. Документ печатали 10-го, а экипаж из Завирохина, Даценко и Безобразова не вернулся с задания на 9 дней позже. Да ну ладно, ну опять опечатка!

Кроме того, радист Светлов, о гибели которого вместе с другими членами экипажа эпически повествует полковник Кот, в этом списке вообще отсутствует, хотя самолёт должен вылетать на задание с радистом. Это если нужна связь. А если она не нужна, что тогда? Но разве так бывает? Бывает, и ещё как! При выполнении особо секретных операций в эфир не выходят, сохраняя полное радиомолчание. Переговоры в эфире могут перехватить немцы. Зачем врагу вообще знать, что мы куда-то летим? Вот товарищ Светлов и остался кемарить в казарме.
В списке сказано ясно — не вернулись с боевого задания. Возможно убиты. А возможно и нет. В аналогичных документах формулировка «не вернулся с боевого задания» - такая же самостоятельная категория, как и «убит» или «умер от разрыва сердца».

Так куда же подевались три храбрых лётчика — Николай Завирохин, Григорий Безобразов и Иван Даценко? О Завирохине и Безобразове сведений не сохранилось, а вот Иван Даценко, пилот того бомбардировщика, оказался человеком у себя на родине знаменитым. И не только на родине.

Он родился на Полтавщине, возле Диканьки, в селе Чернечий Яр 29 ноября 1918 года. У него были брат Василий, и сестра Дарья. Отец их часто болел, и дети росли весьма самостоятельными, потому что мать потеряли рано. Иван хорошо учился и окончил после школы зооветеринарный техникум. В 1937 году его забрали в армию. В те годы шла полным ходом подготовка к большой войне, с которой мало кому суждено было вернуться. Требовались кадры грамотных офицеров. Иван с братом попали в Чкаловское лётное училище в Оренбурге. К началу войны оба были весьма опытными пилотами. Василий летал на истребителях, и в 1943 году погиб в воздушном бою. Иван попал в бомбардировочную авиацию, потери которой в военных действиях всегда на порядки меньше, чем в других родах войск. Не потому что пилоты уклоняются от боя, но потому, что бомбардировщик идёт на большой высоте, часто ночью, и относительно мало страдает от обстрела.

Иван, однако, зарекомендовал себя опытным пилотом со стальными нервами. Его несколько раз посылали за линию фронта на бомбардировку обьектов в глубоком тылу немцев. По документам выходит, что в 1942 году он несколько раз бомбил Кенигсберг, Тильзит, Брест. Он бомбил немецкие войска в Сталинградском котле. Летом 1942 года он и его экипаж нанесли бомбовый удар по немецкому аэродрому под Орлом. Самолёт был изрешечён ответным огнём немцев, Даценко раздробило ногу, но он довел горевшую машину до линии фронта, чтобы ребята успели выпрыгнуть над своей территорией. И только после того, как экипаж выпрыгнул, он прыгнул сам.

Так что полученное 18 сентября 1943 года звание Героя Советского Союза он заслужил полностью. 213 боевых вылетов — это вам не фунт изюма. Но и наград, кроме Золотой Звезды к званию Героя, у Даценко было в наличии — Орден Боевого Красного Знамени, Орден Ленина, медаль «За оборону Сталинграда». Что-то крайне важное делал на войне экипаж Ивана Даценко. За простое бомбометание таких орденов не давали.

В апреле 1944 года последовал тот самый ночной налёт на железнодорожный узел возле Львова, с которого экипаж Даценко не вернулся. Однополчане писали матери и сестре Ивана, что не верят в его гибель, слишком опытный был пилот… После войны в родном селе Даценко установили мраморную доску. Его именем назвали местную пионерскую дружину. В селе в его память был организован мемориальный музей. Хотели переименовать в его честь одну из улиц села. Но вот этого уже не получилось — воспрепятствовало районное начальство. Безо всяких обьяснений. Как у нас умеют — не надо, и все. Нецелесообразно.

Сомнений в том, что Иван геройски погиб, у семьи не было. Простой народ вообще бесхитростен и доверчив. Никому и в голову не пришло запрашивать какие-то документы о погибшем брате и сыне в Министерстве Обороны. А зря. Потому что документов о Герое Советского Союза Иване Даценко сохранилось удивительно мало. Все связанные с ним бумаги НКВД забрало из его части уже через неделю после того ночного налёта. Впрочем, если бы семья и узнала об этом, ничего кроме лишних переживаний это бы не принесло.

В 1967 году в Канаде, возле Монреаля происходила грандиозная выставка «Экспо-67». Сейчас уже и трудно представить, что это такое было, а павильоны этой выставки используются в Монреале до сих пор. Для возведения выставочной площадки был построен искусственный остров на реке Святого Лаврентия. 28 миллинов тонн скальной породы уложили в русло. Выставку посетили лидеры многих стран, огромное количество гостей самого разного ранга, знаменитостей, специалистов и, конечно же, разведчиков. Потому что, как сформулировал в своей блестящей книге «Аквариум» офицер ГРУ Виктор Суворов — ни одна выставка на планете, будь то книжная ярмарка или конкурс золотых рыбок, не происходит без посещения её рыцарями плаща и кинжала.

Советский Союз демонстрировал на той выставке достижения космонавтики, но кроме того на выставку приехало множество советских танцевальных коллективов, музыкальных ансамблей и артистов. И вот один из них, знаменитый чеченский танцор Махмуд Эсамбаев, исполнил танец Огня перед премьер-министром Канады Лестером Пирсоном. Пирсон был потрясён и хотел отблагодарить артиста за доставленное эстетическое наслаждение. Эсамбаев спросил Пирсона — а нельзя ли посмотреть на настоящие танцы американских индейцев, ему, как танцору, это было бы крайне интересно. Премьер организовал для советской делегации поездку в резервацию индейцев-ирокезов, что расположена к югу от Монреаля на территории провинции Онтарио, и частью — на территории США.

Индейцы долго развлекали советских гостей своими плясками и красочными нарядами, а потом к Эсамбаеву подошёл рослый индейский вождь в полном облачении и с традиционным убором из орлиных перьев на голове. Звали его Проникающий Огонь, Penetrating Fire. Эсамбаев, который как и все советские граждане в ту пору, языкам был не обучен, пытался что-то сказать на ломаном английском. И в ответ услышал на ласково-певучем украинском: «Здоровеньки були! Ласкаво прошу до мого вигвама!» Ошарашенный Эсамбаев стал расспрашивать вождя, откуда он может знать украинский, на что вождь отвечал, что сам он — с Полтавщины, зовут его — Иван Даценко, что вот, тесть его, вождь племени, умер, а он женат на дочке вождя, дети у них… Вышла его жена-индианка, она тоже говорила по-украински, вождь приказал жене подать галушки и горилку, сели, выпили… Далее вождь Иван предложил Махмуду спеть, тот застеснялся, и к общему окончательному обалдению советской делегации, вождь, его жена, их дети и ещё пара индейцев грянули «Розпрягайте, хлопци, коней…». Иван пел и плакал. Потом уже Эсамбаев стал расспрашивать его, не хочет ли он домой, на Украину. «На колинах би повз, — отвечал вождь Проникающий Огонь, — та не можно мене…"

Впоследствии они переписывались. Эсамбаев послал Ивану фотографии его села и дома. Иван отвечал «брату Махмуду», что построил себе в резервации точно такой же дом, поставил плетень, посадил подсолнух. На фотографиях привезённых Эсамбаевым, Дарья Даценко сразу узнала брата. Не вернувшегося с задания 19 апреля 1944 года…

Вскоре после встречи с Эсамбаевым, вождя Проникающий Огонь посетил и советский посол в Канаде, товарищ Шпедько. В те годы советский посол в буржуазной стране без специальной санкции руководства и не перекрестившись в КГБ минимум 55 раз, не имел права встречаться с кем-либо из местных жителей, да тем более из бывших военнослужащих РККА, пропавших без вести в 1944 году подо Львовом. И если такая встреча состоялась, то был к ней посол хорошо подготовлен. Чтобы доехать из Оттавы до резервации на реке Святого Лаврентия, надо было потратить три-четыре часа времени в один конец. И не к каждому соотечественнику, оказавшемуся за кордоном, посол поедет. Посол с премьер-министрами общаться привык… И разговор состоялся, видимо, непростой. Хотя сам Иван Фадеевич Шпедько простенько так рассказывает, как они с вождём Иваном во время встречи хорошенько выпили горилки. На этом его рассказ и обрывается. О чём посол беседовал с заблудшим пилотом бомбардировщика на самом деле, осталось тайной.

Вся переписка Эсамбаева с вождём племени ирокезов якобы сгорела во время штурма Грозного в 90-е годы. Сам Эсамбаев в последние годы жизни вообще отказывался говорить на эту тему. Дарье Даценко сообщили в 2002 году из Украинского Красного Креста, что вождь Проникающий Огонь умер. Ни его жены, ни его детей она никогда не встречала.

Владимир Семёнов, работавший советником советского посольства в Канаде в 1967 году, писал впоследствии, что Иван Даценко выпрыгнул всё же из горящего самолёта и угодил в плен к немцам. Потом был в американской зоне оккупации, и оттуда с потоком беженцев попал в Канаду. В Канаде он работал недалеко от резервации, познакомился с индианкой. Было ему 27 лет от роду, рослый крепкий парень приглянулся и девушке. Она оказалась дочерью вождя племени. Ну и… Семёнов потом наводил справки о Даценко у канадского сенатора индейского происхождения, и удалось выяснить, что действительно, белый иноплеменник был взят в племя в качестве менеджера по туризму; племя доверило ему быть «подставным вождём» на различных торжественных мероприятиях и шоу, которые проходили на территории резервации. И женат он был на дочери настоящегог вождя.

При кажущейся естественной простоте, против этой версии есть много возражений.
В 1944 году советского пилота с бомбардировщика немцы живым бы в плен не взяли. После опустошительных бомбардировок Германии союзниками, попавших к ним в руки пилотов бомбардировщиков немецкие солдаты казнили тут же, причём часто мучительной смертью.

Совсем не просто стать индейцем и попасть в племя. Конечно, в наше время канадское законодательство протаскивать лапу орла под кожей испытуемого никому не позволит, и тем не менее — живут индейцы замкнуто, а к белым людям относятся недоверчиво и часто недружелюбно. А уж тем более маловероятно добиться, чтобы тебя, белого иноплеменника, избрали вождём. Что-то и здесь не так. Версия о «менеджере по туризму», изложенная Семёновым, ближе к истине.

Зачем к вождю ездил советский посол? И почему Даценко, если это только был он, не попытался наладить связь с сестрой хотя бы уже в 90-е годы, пока ещё был жив?

Куда летел мглистой ночью 19 апреля 1944 года без радиста на борту бомбардировщик с тремя отчаянными советскими офицерами, уже не раз выполнявшими секретные приказы?

Почему в 1967 году «неможно было назад» Герою Советского Союза? Ведь звания и наград его никто не лишал, то есть по линии секретных служб и советского правосудия к нему претензий не было.

Вопросов больше чем ответов. Возможно, что-то прояснится, когда станут более доступными архивы Министерства Обороны и российских секретных служб. Хотя, как сказал один умный человек — много было таких операций, что останутся секретными на веки вечные. Ясно одно — это не последний рассказ о храбром хлопце из-под Полтавы и одиссее его жизни.

Комментарии 25

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Evgraph Fedotov 13.04.2018 | 02:0702:07

Зелёный Закатон 11.04.2018 | 19:3819:38
По моему скромногму мнению - был "привратником". Резервация-то одним концом в Канаду торчала, другим - в США. ОКНО НА ГРАНИЦЕ. Посадили туда Ваню, а доставать назад не спешили, уж больно он хорошо


Ох-ох-ох... это значит летчика-бомардира, Героя Сов. Союза почему-то решили таким хитрым образом вывести из войны и забросить на канадско-американскую границу, чтоб он там индейцем привратничал через 20 лет? Больше никого не нашлось на такие дела. Не знаю конечно, шпиенские дела мудреные, но тут что-то уж сильно мудро. Укров в Канаде хватает, в т.ч. и из-под Львова в 1944 г. удравших, и вербовали их чекисты-грушники и без таких хитрых схем. Такое впечатление, что кто-то в том вигваме трошки огненной воды перебрал: то ли Ваня с орлиной лапкой, то ли сам Эсамбаев, то ли оба (что всего скорее).

Реч-ка Лесная 12.04.2018 | 04:1304:13

кнопка не раб- продолж
Везде, где это только возможно, Резун пафосно заявляет, что приговорён в СССР к смертной казни. Предваряя фильм «Аквариум, или Одиночество шпиона», он продекламировал: «А вы когда-нибудь были знакомы с человеком, который имеет смертный приговор? Если никогда не были знакомы с таким человеком, то знакомьтесь»

Никакого официального «смертного приговора» не было. У меня это вызвало только смех. Мне, например, боевики трижды выносили смертный приговор. И однажды чуть не привели его в исполнение.
... Что касается «профессионального разведчика», то термин по отношению к нему, пожалуй, неупотребим. Мало того что у Резуна отсутствовали профессиональные навыки и качества. Он был офицером всего 10 лет, из которых в разведке пробыл меньше половины. По воспоминаниям его бывших коллег, излюбленной работой Резуна было чтение открытых источников информации и вырезание статеек из газет и журналов. Потом он их компилировал и представлял в отчётах как информацию, добытую из закрытых источников. Его главным инструментом в разведке были ножницы.
...И снова о лжи Резуна. Он утверждал, что окончил Харьковское высш танковое командн училище, хотя никогда там не учился.

есть книга Выстрел по Ледоколу" описана вербовка через любовника
«Болезнью аристократов» Фурлонг заболел еще в Оксфорде, где она была широко распространена среди студентов и преподавателей. Эта болезнь, вероятно, в генах у англосаксов. Распространившись в аристократической среде, она затронула и разведку..

Evgraph Fedotov 13.04.2018 | 02:1502:15

"Эта болезнь, вероятно, в генах у англосаксов" -- Есть такое. Элитные английские школы в ЭТОМ смысле были примерно тем же, что и Енакиевская зона для малолеток.

Реч-ка Лесная 12.04.2018 | 03:5703:57

Из воспоминаний военного разведчика Валерия Симонова – бывшего однокурсника Владимира Резуна (Виктора Суворова).

/.. В 1978 году, будучи завербован английской разведкой, из Женевы вместе с семьёй сбежал капитан Советской армии Владимир Резун. Он работал в легальной резидентуре военной разведки под прикрытием Постоянного представительства СССР при Европейском отделении ООН. Своим предательством Резун сломал десятки человеческих судеб. Впрочем, шпионская карьера в Великобритании у него не задалась. А известность он приобрёл благодаря серии книг с собственными версиями событий из истории СССР. Это литература, которая носит название квазиисторической, где некоторые реальные события переплетаются с художественным вымыслом, а факты подстраиваются под авторскую теорию, какой бы неправдоподобной она ни была.
...Мягко говоря, многие заявления Резуна вызывают у меня обоснованные сомнения. А говоря проще, он постоянно лжёт. Например, на своём официальном сайте он пишет, что принимал участие в операции «Дунай», в ходе которой войска стран Варшавского договора вошли в Чехословакию. И якобы командовал там танковой ротой. Ни того, ни другого не было. Мы выпустились из училища лейтенантами 26 июня 1968 года и через три дня убыли в полевые лагеря на трёхмесячные курсы по подготовке командиров БМП-1. В первых числах октября нас всех без исключения отправили в отпуск, который длился ровно месяц плюс дни на дорогу в оба конца.