Французские сувениры. Американско-Российский холивар (часть последняя).

Опубликовано: 11 Марта 2018 в 20:04 Распечатать Сохранить в PDF

Теперь отправимся к началу сорокалетней Холодной войны. В конец войны горячей.
Советский Союз откровенно ставит на занимаемых территориях марионеточные просоветские режимы (которые рухнут сразу после ослабления советского давления). Союзники считают это нарушением ялтинских договорённостей, нервничают, но ничего не могут сделать, поскольку их силы серьёзно уступают советским. Особенно их беспокоит возможность возникновения коммунистического государства на территории Германии, занятой советскими войсками. И не только это.
Утилизировав в себя Российскую империю, Советский Союз подхватил от неё некоторые политические инстинкты, не совладав с которыми попытался схватить Турцию за Дарданеллы. Как позже высказался Хрущёв: «Дарданеллы — не Турция, там сидит узел государств». Узел оказался болезненным. Кроме этого СССР потребовал у Турции территории, отданые ей по Московскому договору 1921 г.
Также СССР не хотел выводить войска из Ирана. Если в начале двадцатых Советская Россия поддержал Турцию в войне против греков, поддержанных Антантой, потому что боялась приближения Британии к своим границам, то после нападения гитлеровских войск, вместе с такими страшными до этого британцами вторгся в Иран. Иран не участвовал в войне, но имел тесные экономические связи с немцами. Цели у вторжения были две — иранская нефть и возможность транспортировки западной помощи СССР через Иран (до трети всех поставок по ленд-лизу потом осуществлялось по Трансиранской ж/д). Быстро сломив сопротивление иранской армии, союзники арестовали отрекшегося шаха. На трон взошёл его сын. В начале 1942-го Иран подписал с оккупантами союзнический договор, по которому их войска могли находиться на иранской территории не более полугода после окончания военных действий. В начале марта 1946-го британцы стали выводить войска. Но советские войска вместо того, чтобы отбыть, стали совершать угрожающие маневры. Вы, конечно, не удивитесь, что за время войны на иранской территории, занятой советскими войсками, образовались две непризнанные республики — такая у нас традиция.
Вскоре СССР всё-таки вывел войска из Ирана, а позже, с большой неохотой отказался и от мечты о проливах — у США была атомная бомба, а у нас ещё нет. Тогда ядерное оружие впервые сыграло роль фактора сдерживания. Правда, первый план ядерной атаки на СССР оказался фейком. Американские атомные бомбы можно было пересчитать по пальцам и их никак не хватило бы на уничтожение разом двух десятков важнейших советских городов. Ядерный блеф, как жанр, был создан американцами более семи десятилетий назад (поэтому попытки наших мастеров боевого звездежа показать, что у них есть ещё горох в гороховницах и пугать Америку голой анимацией могут вызвать только улыбку).
И вот в марте 1946-го года Черчилль в американском городе Фултон, по сути дела, объявляет священную войну свободы и демократии против войны и тирании.
Без Британии, разумеется, ничего не получится:
«…если все моральные и материальные силы Британии объединятся с вашими в братском союзе, то откроются широкие пути в будущее — не только для нас, но и для всех, не только на наше время, но и на век вперед».
Но главная отвецтвенность ложится на США:
«Соединенные Штаты находятся в настоящее время на вершине всемирной мощи. Сегодня торжественный момент для американской демократии, ибо вместе со своим превосходством в силе она приняла на себя и неимоверную ответственность перед будущим. Оглядываясь вокруг, вы должны ощущать не только чувство исполненного долга, но и беспокойство о том, что можете оказаться не на уровне того, что от вас ожидается».
К братскому союзу англоязычных народов должны присоединиться все остальные, иначе им хана. Потому что на весь мир и на Западе и на Востоке легла тень. Потому что " …во многих странах по всему миру вдалеке от границ России созданы коммунистические пятые колонны, которые действуют в полном единстве и абсолютном подчинении директивам, которые они получают из коммунистического центра. … Никто не знает, что Советская Россия и ее международная коммунистическая организация намереваются сделать в ближайшем будущем и каковы пределы, если таковые существуют, их экспансионистским и верообратительным тенденциям «.
Вообще, эта речь представляет собой проповедь:
«Таково послание британского и американского народов всему человечеству. Давайте же проповедовать то, что мы делаем, и делать то, что мы проповедуем. … Я уже говорил о Храме Мира. Возводить этот Храм должны труженики из всех стран. Если двое из этих строителей особенно хорошо знают друг друга и являются старыми друзьями, если их семьи перемешаны и, цитируя умные слова, которые попались мне на глаза позавчера, «если у них есть вера в цели друг друга, надежда на будущее друг друга и снисхождение к недостаткам друг друга», то почему они не могут работать вместе во имя общей цели как друзья и партнеры? Почему они не могут совместно пользоваться орудиями труда и таким образом повысить трудоспособность друг друга?».
Однако экспансия Советского Союза была направленна на близлежащие территории и англоязычным странам не угрожала. СССР обладал многочисленной и боеспособной армией на континенте, но его экономика была в плачевном состоянии и Черчилль об этом прекрасно знал. Но лучше выйти в астрал и возглавить крестовый поход против мирового зла, что избавляет от ответственности за разрешение конкретных ситуаций. В своей речи Черчилль заверяет в своём уважении к русскому народу и маршалу Сталину, но ставит знак равенства между коммунизмом и неофашизмом.
Через пару дней после Фултонской речи Сталин дал интервью «Правде», в котором сказал, что Гитлер, перед тем, как развязать войну, выдвинул расовую теорию, согласно которой только говорящие на немецком языке являются полноценной расой и поэтому должны повелевать другими нациями. А теперь Черчилль, развязывая войну, выдвигает свою расовую теорию, по которой только говорящие на английском языке, являются полноценной расой и должны повелевать другими нациями.
«По сути дела господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, — в противном случае неизбежна война.
Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство Гитлеров господством Черчиллей. Вполне вероятно поэтому, что нации, не говорящие на английском языке и составляющие вместе с тем громадное большинство населения мира, не согласятся пойти в новое рабство».
Конечно, Сталин знал, что нацисты определяли расу не по языку. А то бы они отнесли к высшей расе и европейских евреев, поскольку идиш относится к германским языкам, его ещё называют еврейско-немецким. Но также Сталин знал, что во всей стране советов не найдётся ни одного начётчика и талмудиста, достаточно смелого, чтобы его поправить.
Бывшие союзники приравняли друг друга к недавно поверженному врагу и объявили тотальное глобальное противостояние. Тогда ещё не ядерное, у нас бомба появится только через три года.
Холодная война была войной религиозной. Войной фетишей. У неё не было реальных целей, которых можно было бы достичь военными средствами. Именно этим вызвано появление огромных, бессмысленных армий и гипертрофированных военно-промышленных комплексов, которые самим своим существованием диктуют США и России агрессивную политику. Как опять не вспомнить Салтыкова-Щедрина: «Вон брюхо какое вырастил … а оно, между прочим, есть просит!»
Встечались, конечно, и клинические случаи (есть, кстати, такой термин — «манихейский бред»), но для большинства политиков это противостояние было удобным способом разводить публику. Джон Кеннеди не был сумасшедшим, однако позволял себе подобные высказывания: «Это не борьба только за превосходство вооружения. Это также борьба за превосходство между двумя враждебными идеологиями — идеей свободы, благословенной богом, и безжалостной, безбожной тиранией».
То, что всё это было разводкой, свидетельствует тот непреложный факт, что, как только дело доходило до дела, то стороны быстренько договаривались. Потому что, несмотря на «все как один» и «до последней капли», ни одна геополитическая проститутка сама становиться ядерным пеплом не собиралась.
Вот бы удивился Токвиль, если бы узнал, чем обернётся поток сознания, неосторожно выложенный им на бумагу. Ведь книга у него про другое. Весь ход истории убедил Токвиля в неизбежности демократизации и он поехал в Америку посмотреть, почему там демократия работает, а во Франции не очень. А в конце книги возьми и брякни — а может быть, когда-нибудь Россия с её рабством и тиранией решит поделить мир с демократическими американцами. В России, заметим, Токвиль не бывал.
Поэтому авторов прошу в прогнозах быть аккуратными. А то вдруг какой-нибудь политический муд… рец решит претворить ваш прогноз в жизнь.

Комментарии 7

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Сергей Макаров 15.03.2018 | 00:1800:18

"Хочешь мира — блюди справедливость."

Надпись на "Дворце мира" - официальной резиденции Международного суда ООН и Постоянной палаты третейского суда.

Дмитрий /Ших/ 15.03.2018 | 12:1112:11

У каждого своя справедливость. Сколько людей, столько и справедливостей. И Гитлер хотел справедливости, но по-своему...

Реч-ка Лесная 12.03.2018 | 15:2015:20

«По сути дела господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, — в противном случае неизбежна война.
------------------------
есть очень неплохая книга Мануэля Саркисянца "Английские корни немецкого фашизма". Автор подвергся преследованию на демократическом Западе за нее
"Нельзя назвать новым то наблюдение, что «большинство англичан не могут править, не заявляя при этом о своем превосходстве, и что они всегда были подспудно озабочены проблемой цвета кожи», — это отмечал еще Бенджамин Жове, преподаватель оксфордского колледжа в 1870—1893 гг. Известно и то, что, к примеру, лорд Альфред Милнер, верховный комиссар Англии в Южной Африке, заявлял: «именно британская раса[2] создала империю... только британская раса способна сохранить ее», упоминал он и об «узах крови». Не являются открытием и свидетельства привязанности Гитлера к Англии, привязанности, граничившей с преклонением и выразившейся, например, в насмешках над стремлением Индии к независимости. Общеизвестно (по крайней мере так было раньше), что Гитлер восхищался Англией именно как расист."

Там масса ссылок в тексте на хорошие книги.

Армен Гейвандов 12.03.2018 | 09:5509:55

Текст написан неаккуратно, за что прошу прощения. Поленился перечитать.

Реч-ка Лесная 12.03.2018 | 15:2715:27

"А в конце книги возьми и брякни — а может быть, когда-нибудь Россия с её рабством и тиранией решит поделить мир с демократическими американцами. В России, заметим, Токвиль не бывал."
----------------------------
да, брякнул, не подумав. Англо-саксы не будут делить мир ни с кем. Они если не захватом буквальным, так подкупом и шантажом элит (др.государств) действуют. Нам надо научиться этой тактике- воздействовать на элиты, чтобы направить их "циркуляцию" (по В.Парето) в нужное нам русло. С нами же постоянно проделывают эти трюки.

Evgraph Fedotov 13.03.2018 | 15:5315:53

"Англо-саксы не будут делить мир ни с кем"

Это правда. Впрочем, сейчас это касается американцев. Бритиши уже давно не те, без Штатов они ничего из себя не представляют.

Реч-ка Лесная 15.03.2018 | 13:2213:22

Бритиши уже давно не те, без Штатов они ничего из себя не представляют.
-------------------
Вы, как всегда, очень ограничены в своих познаниях элит и всего, что с ними связано. и не только в этом, поэтому в принципе как собеседник не просто неинтересны, а очень утомительны.
И это я пишу не из желания Вас как-то спровоцировать, а именно из желания пояснить Вам свое тихое раздражение против Ваших провокаций, пустых многословных споров, и т.д.
Я не верю, что Вы имеете реальное отношение сейчас к науке. Во-первых, у Вас бы не было времени свободного на Ваши "ленинские импровизации", а Во-вторых, у Вас логическое мышление тупого замполита.