Накануне Бреста

Опубликовано: 07 Февраля 2018 в 10:04 Распечатать Сохранить в PDF

Несколько постов про «похабный» Брестский мир. Вот первый.

В истории с Брестским миром ещё из школьной программы шокировал список территориальных потерь. Но прежде всего — как можно было отдать Украину? И ведь не напрасно, именно в событиях на Украине накануне заключения этого мира нужно искать ключи к пониманию случившегося.

Начнём с того, что Украину немцам не отдавали. Россия обязывалась признать её независимость, вернее, легитимность УНР. А немецкие войска вводились туда временно. Но иначе и быть не могло, несколько месяцев февралистского хаоса и украинизации Малороссии дали свои плоды.

Начало украинизации — при Временном князя Львова. 19 июля 1917 г. известный украинский писатель и лидер Украинской социал-демократической рабочей партии (УСДРП) Владимир Кириллович Винниченко, глава Генерального секретариата Центральной рады пишет в дневнике: «Есть ли у нас столько сил… есть ли у нас столько рук, чтобы направить их на эту тяжелую работу? Сердце сжимается от тревоги, печали и страха: а что, если не поднимем? Не сможем взять того, что судьба так неожиданно, фантастически бросила нам под ноги?»

Напоминаю, что украинский народ на пути к государственности никогда не совершал своих революций, а только пользовался плодами русских. При этом национальная историческая доктрина гласит: мы свободолюбивый народ, не терпящий рабства, в отличие от русских.

При Временном украинцы самопровозгласили автономию и на большее не рисковали. Октябрьская революция, т. е. русская революция, резко ускорила ход событий. Но парадокс. Малая рада (типа, президиум) в резолюции от 26 октября высказалась против восстания в Петрограде и пообещала «упорно бороться со всеми попытками поддержки этого восстания на Украине». Киевский комитет большевиков, до того сотрудничавший с украинскими органами власти, вывел своих представителей из Малой рады, а командование Киевского военного округа, с помощью верных Временному правительству частей разгромило помещение городского Совета рабочих депутатов. Тогда командование Киевского округа подчинялось Духонину, и командующий округом генерал Квецинский Михаил Фёдорович принял сторону Рады. Вскоре украинцы его арестуют.

Украинскую армию фактически начал формировать Духонин. 6 ноября посланные в ставку украинские представители Дмитрий Иванович Дорошенко и Александр Игнатьевич Лотоцкий (генеральный писарь) согласовали с Духониным вопрос переформирования фронтовых частей с целью образования украинской армии по этническому и территориальному признаку. Духонин потакал украинским сепаратистам в надежде эвакуировать Генштаб в Киев.

Это решение имело роковые последствия и довершило развал армии похлеще пораженческой пропаганды большевиков. Всё проходило по стандартной схеме — часть объявлялась украинской, а на следующий день великороссы, логично посчитав себя свободными от присяги, дружно дезертировали. Обычно доля солдат, считавших себя великороссами или неукраинцами, доходила до 90% наличного состава.

Поначалу ведь большевики были настроены к УНР весьма дружелюбно, демонстративно дистанцируясь от шовинистической политики и царя, и Временного правительства. 13 ноября наркомнац Сталин выпустил распоряжение о передаче Киеву украинских исторических ценностей — знамён, пушек, гетманских булав, ружей, сабель, вывезенных в Петербург при Екатерине II и хранившихся в Зимнем дворце и гвардейском Преображенском соборе. Об этом совсем недавно писал http://diletant.media/articles/38698630/ Передача реликвий планировалась в торжественной форме перед Преображенским собором, вместе с реликвиями украинцам хотели передать «особо изготовленную грамоту» того содержания, что ВЦИК Советов возвращает трофеи как память о славной борьбе украинцев за свободу. Мероприятие сорвалось по причине разгоревшегося конфликта.

А ещё раньше украинцев, солдат Петроградского гарнизона, демобилизовали, торжественно посадили на поезд и отправили на родину.

Но политические разногласия продолжали нарастать. За разруливание украинского вопроса отвечал нарком по делам национальностей Сталин. Вот его позиция, из обычных тогда речей: «Центральная рада, сверху присоединяет к себе все новые и новые губернии, не спрашивая жителей… хотят ли они войти в состав Украины… В таких случаях вопрос должен и может быть решен лишь самим населением путём опросов, референдума и проч… Центральная рада этого не делает, а совершенно произвольно и сверху аннексирует новые губернии…»

Отношения явно накалялись, и Рада сделала ещё один шаг к независимости (тактика «лягушачьих прыжков», кажется, сейчас называется), издав 7 ноября 3-й Универсал, повысив статус отношений с Россией с автономии до федерации. На этом фоне в Киеве на первый план стал выделяться Симон Васильевич Петлюра, назначенным секретарём по военным делам Генерального секретариата Центральной рады. Петлюра, по возрасту ровесник Сталина, до войны работал в Москве, бухгалтером страховой компании, потом перебрался в Земгор, т. е. эдакий февралист. И вот настал его звёздный час. 23 ноября Петлюра известил по прямому проводу Николая Крыленко, нового руководителя Ставки, о выводе Юго-Западного и Румынского фронтов из-под управления Ставки для объединения их в самостоятельный Украинский фронт, после чего предложил начать «деловые разговоры» о перемирии и положении на фронте. Конфликт стал неизбежен.

Провозглашение Украинского фронта ожидаемо не привело к созданию победоносной украинской армии. Например, на Румынском фронте 8-я армия не признала своей принадлежности к Украинской народной республике. Чрезвычайный съезд Юго-Западного фронта, состоявшийся 18−24 ноября, не согласился с переходом в её подчинение. Командующий бывшим Юго-Западным фронтом генерал Николай Николаевич Стогов телеграфировал Петлюре: «…русские части угрожают бежать с Украинского фронта. Катастрофа не за горами».

Петлюра отдал распоряжение захватывать командование частями не только упомянутых фронтов, но и даже Северного и Западного фронтов путём создания фронтовых рад. Крыленко докладывал Ленину: «На Северном и Западном фронтах пришлось прибегнуть к аресту украинских местных рад и разоружению украинских частей»

А вот на юге дела у Петлюры шли успешнее. С 4 по 11 декабря украинские войска захватили штабы фронтов, армий вплоть до полков, произвели аресты членов Военно-революционных комитетов и комиссаров-большевиков, некоторых расстреляли. Отказавшихся украинизироваться солдат грузили в эшелоны и отправляли прочь.

Крыленко, 16 декабря: «Мы отправляли украинцев петроградского гарнизона на Украину с музыкой и оружием. Мы братски делились с ними оружием… Рада с нашими товарищами поступила так, как поступают немцы с военнопленными, если не хуже… Как арестантов, как грабителей с большой дороги отправила их под конвоем на вокзал… голых и босых она их выгнала из Киева».

Стало очевидно, что конфликт из локального становится в ряд главных проблем Российской республики. К делу подключился наркоминдел Троцкий, который в отличие от Сталина не стеснялся в выражениях. Троцкий сразу перевёл межнациональный вопрос в классовую плоскость и стал апеллировать к трудящимся массам: «…вы на деле должны понять, что общероссийская Советская власть не будет чинить никаких затруднений самоопределению Украины, в какие бы формы это самоопределение окончательно ни вылилось… Но мы считаем необходимым открыто показать… противоречие социалистической политики Советской власти и буржуазной политики Центральной Рады, которая фактически становится — может быть против воли некоторой своей части — правительством имущих классов на Украине. Не намереваясь ни в малой степени навязывать свою волю украинскому народу, Совет Народных Комиссаров… готов всеми зависящими от него средствами поддерживать Советы украинских рабочих, солдат и беднейших крестьян в их борьбе против буржуазной политики нынешних руководителей Центральной Рады».

И тогда украинский вопрос не обошёлся без вмешательства европейцев. Троцкий даже посетил французское посольство. В почти двухчасовой беседе с послом Жозефом Нулансом, зоологическим русофобом и клиническим антибольшевиком, обсуждался преимущественно украинский вопрос. Троцкий заявил о недопустимости контактов находившихся на Украине французских офицеров с Радой. Нуланс отметил, что военные миссии союзников находятся по приглашению прежних русских правительств. Отныне Франция станет активно вмешиваться в гражданскую войну в России, поддерживая одну из воюющих сторон. Эта позиция, впрочем, отдаёт обычным европейским кретинизмом, поскольку французы на инстинкте (лишь бы против русских) стали поддерживать украинцев, а те очень скоро заключат союз с немцами.

Но ладно бы эти всё же относительно безобидные трения. Мы знаем, что в эти же дни большевики послали войска на Дон, усмирять мятеж Каледина. Но украинцы вмешались и туда. В ночь на 4 декабря ударный украинский батальон разобрал железнодорожные пути между станциями Бахмач и Чесноковка и преградил дорогу на Харьков и далее на юг эшелонам, направлявшимся Военно-революционным комитетом Ставки. Эшелон пришлось отправить обратно в Гомель. Троцкий: «…признание Украинской народной республики, невмешательство в её самоопределение — не составляют предмета спора, действительным предметом конфликта, совершенно замалчиваемым Киевом, является поддержка им калединской контрреволюции».

Но ведь надо понимать суть украинства. Да, Петлюра довольно энергично взялся за украинизацию воинских частей. И поначалу небезуспешно. Но вскоре… «Они так рвались из Петрограда, с Северного фронта спасать «родную Украину» (скорее рвались домой), — писал позже украинский писатель Евгений Харлампиевич Чикаленко, — а тут для них никто не приготовил ни казармы, ни довольствие, и они сами добывали себе помещения, порой выбрасывая больных из госпиталей, самовольно забирали имущество и припасы из интендантских складов. В результате одни разбежались по домам, а те, что оставались на службе, склонялись к большевизму». В городах нарастала разруха, безработица, безденежье, в повседневность входили грабежи и погромы.


Комментарии 42

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Реч-ка Лесная 08.02.2018 | 04:5104:51

Гришка-Вор тебя не ополячил,
Петр-Царь тебя не онемечил.
Что же делаешь, голубка? — Плачу.
Где же спесь твоя, Москва? — Далече.
— Голубочки где твои? — Нет корму.
— Кто унес его? — Да ворон черный.
— Где кресты твои святые? — Сбиты.
— Где сыны твои, Москва? — Убиты.
М. Цветаева, «Лебединый стан», 10 декабря 1917

Реч-ка Лесная 08.02.2018 | 04:5904:59

позволю себе- да простит автор- еще кусочек

Кровных коней запрягайте в дровни!
Графские вина пейте из луж!
Единодержцы штыков и душ!
Распродавайте — на вес — часовни,
Монастыри — с молотка — на слом.
Рвитесь на лошади в Божий дом! Перепивайтесь кровавым пойлом!
Стойла — в соборы! Соборы — в стойла!
В чортову дюжину — календарь!
Нас под рогожу за слово: царь!
9 марта 1918…
("стойла- в соборы"- это к отсыл к словам Достоевского)

Реч-ка Лесная 08.02.2018 | 05:0105:01

- это к ответу на слова Петра- "Семён Рошаль Вчера 19:52
типа, я сам там был, всё видел"
Уж этот свидетель врать не станет.

Семён Рошаль 08.02.2018 | 05:0605:06

чо нет-то? муж служил в белой армии.

Пётр Патрусов 07.02.2018 | 21:5821:58

Кстати из польского трона был сделан сортир для императрицы Екатерины II. Вырезали дырку и вниз поставили вазу. И сие обозначало, что русская царица ... не очень почитает польских королей.)))

Пётр Патрусов 07.02.2018 | 21:5621:56

Отличие Белых от Красных.

Белые никому не обещали дать суверенитет, а Красные обещали. Даже башкирам автономию. В итоге победили Красные так как нацмены их поддержали. А потом всех взяли и включили в состав СССР. И прав Евграф, что тех что не присоединили в 1920 году присоединили чуть позже.

И я Евграф не согласен с Вами, что Польша зря вошла в состав союзников СССР. За Польшу была борьба Сталина с Черчиллем. Англичане хотели вместо Польши отдать советам Грецию. Но Сталин не согласился. Я надеюсь Вы не думаете, что умнее Сталина? Ну вот и хорошо.)))

Evgraph Fedotov 07.02.2018 | 22:5422:54

В 1945-м 1. уже не было других вариантов (вариант Черчилля был для СССР гораздо хуже), 2. Польша делала это в целом добровольно. Как ни крутила польская элита в Лондоне, но поляки хорошо понимали, кто их освободил от Гитлера + Сталин предложил им такие вкусные куски за счет немецких земель на Западе, что на Львов можно было махнуть рукой.

Зато сталинским преемникам Варшава уже попортила нервы от души...

Пётр Патрусов 07.02.2018 | 23:0123:01

Вот тут я с Вами, Евграф, полностью согласен

+1000

Верно говорите.