Матильда

Опубликовано: 27 Июля 2017 в 12:29 Распечатать Сохранить в PDF

После июльских дней началась реакция. Отряды юнкеров подобно будущим немецким фрайкорам искали Ленина по всей Петроградской губернии. Но участь Карла Либкнехта его не постигла, не нашли, Ленин был не только гением политики, но и конспирации.

Зато арестовали много кого другого из большевиков, как Каменева, Коллонтай, Луначарского, Троцкий сам потребовал себя арестовать в знак протеста против арестов. Подняли голову офицерские, правые организации, уже в открытую требуя расправ и сворачивания завоеваний Февраля.

Командующий войсками Московского военного округа, будущий министр комбриг РККА, полковник Верховский опубликовал приказ: «В полном согласии с Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов я пушками беспощадно подавил контрреволюцию в Нижнем Новгороде, Липецке, Ельце и Владимире и так же я поступлю со всеми, кто с оружием пойдет против свободы, против решений всего народа». В 1938 г. Сталин его расстреляет на Коммунарке.

Верховский был прав. Именно в согласии. Соглашатели меньшевики и эсеры поддержали буржуазию и клептократию против большевиков, но теперь рука реакции потянулась и к их горлу. Им было мало большевиков.

И самое омерзительное, что всей этой вакханалии способствовали социалисты Керенский и Церетели, видимо, генетически выслуживавшиеся перед т. н. элитой, в надежде, может быть, однажды влиться в её ряды. Наивные исторические кретины!

Всё это на фоне полной катастрофы на фронте. Ещё до смещения с поста главкома генерал Брусилов приказал запретить митинги и собрания в войсковых частях в период боевых действий и «рассеивать их силою оружия».

Новый командующий Юго-Западным фронтом Корниловым, с согласия комиссаров и комитетов, был отдан приказ о стрельбе по бегущим. Керенский в ответной телеграмме горячо одобрил расстрел бегущих «свободных граждан».

Командующий войсками Петроградского округа масон Половцов вообще в приказе потребовал, чтобы солдаты надели погоны.

11 июля Борис Савинков, состоящий при Корнилове комиссаром Юго-Западного фронта, со своим помощником Гобечиа и комиссаром 8-й армии Филоненко послали на имя Керенского телеграмму. Её напечатали жирным шрифтом во всех газетах. Телеграмма требовала смертной казни на фронте «тем, кто отказывается рисковать своей жизнью для родины, за землю и волю».

Одновременно и сам генерал Корнилов опубликовал в печати свое требование: «Армия обезумевших темных людей, не ограждаемых властью от систематического развращения, потерявших чувство человеческого достоинства, бежит. На полях, которые нельзя даже назвать полями сражения, царит сплошной ужас, позор и срам… Необходимо немедленно, в качестве временной меры, введение смертной казни и полевых судов на театре военных действий»…

«Артподготовка» удалась и Временное правительство постановило установить смертную казнь на фронте, разрешить закрывать печатные издания, обязать население сдать оружие, и зачем-то запретить сделки с землей.

И надо конечно напомнить, что вся эта травля происходила на фоне обвинений Ленина в шпионаже на немцев. К нашим дням, полагаю, эта тема стала совсем неприличной в среде историков, поэтому я на ней останавливаться не буду.

А сам Ленин, прячась в поселке Разлив, написал статью «Политическое положение», в которой определил новую тактическую линию партии после расстрела июльской демонстрации. Они ищут и хотят убить его. А он их. Ленин впервые открыто провозгласил курс на вооруженное восстание.

15 июля хоронили 7 казаков, убитых 3−5 июля. Отпевание в Исаакиевском соборе длилось три часа. Когда гробы вынесли на площадь, вся она была заполнена войсками Петроградского гарнизона, далее двинулись по Невскому.

Вы спросите, а причём тут Матильда Кшесинская?

И для неё, примы-балерины Императорских театров в эти дни кончилась большая история. Матильда несомненно входит в когорту выдающихся балерин России. С неё, Нижинского, Петипа, Дягилева и многих других начинается история великого русского балета, в области которого мы по сей день «впереди планеты всей». Именно Матильда сменила итальянских прим Пьерину Леньяни, Карлотту Брианцу и др., которые господствовали на сценах Большого и Мариинки, первой из русских исполнив 32 фуэте (рисунок) подряд. А дальше уже пошли Анна Павлова, Алисия Маркова, Галина Уланова и т. д.

13 июля 1917 г. 44-летняя Матильда, получив письменное разрешение Керенского, навсегда покинула Петроград и сцену, уехав в Кисловодск, затем в Новороссийск, далее в Париж.

Она долго боролась, пытаясь отсудить свой реквизированный особняк и загородный дом. Но тщетно. А после июльских событий в дом Кшесинской ворвались юнкера и окончательно разгромили, конечно, подразумевая штаб мятежников. А потом там разместили самокатный батальон, который всё доворовал, что ещё не успели. Интересно, что много позднее в Матильда увидела в газете фотографию, где Коллонтай красуется в её шубке, пропавшей как раз в особняке. «Грабители!» — воскликнула Матильда.

Особняк располагается по двойному адресу ул. Куйбышева, 2−4, и Кронверкский проспект, 1, там сейчас расположен Музей политической истории России. Матильда очень даже связана с историей, это же ясно. Да и Ленин выступал с балкона её дома.

Но помимо большой истории великой балерины была ещё малая история романа с наследником престола. Об этом романе информации чрезвычайно мало, можно лишь строить догадки. Но во всяком случае сама Матильда написала в мемуарах, как ещё в 14 лет она кокетничала с молодым англичанином Макферсоном и расстроила его брак: «…к концу прогулки мне казалось, что он совсем позабыл про свою невесту. После этой лесной прогулки он стал писать мне любовные письма, присылал цветы, но мне это скоро надоело, так как я им не увлекалась. Кончилось это тем, что свадьба его не состоялась. Это был первый грех на моей совести».

Это к вопросу о типаже девицы.

На выпускном концерте балетного училища в 1890 г. присутствовали император Александр III и его сын Николай, тогда 22 лет.

«…По традиции представляли сначала воспитанниц, а потом приходящих. Но Государь, войдя в зал, где мы собрались, спросил зычным голосом: «А где же Кшесинская?»

Я стояла в стороне, не ожидая такого нарушения правил. Начальница и классные дамы засуетились. Они собирались подвести двух первых учениц, Рыхлякову и Скорсюк, но тотчас подвели меня, и я сделала Государю глубокий поклон, как полагалось. Государь протянул мне руку со словами:

— Будьте украшением и славою нашего балета…»

Потом был ужин, император усадил Матильду между собой и наследником.

«…Я не помню, о чем мы говорили, но я сразу влюбилась в Наследника. Как сейчас, вижу его голубые глаза с таким добрым выражением. Я перестала смотреть на него только как на Наследника, я забывала об этом, все было как сон».

Потом были мимолетные случайные встречи на улицах Петербурга, а неплатонический роман завязался, видимо, в 1892 г. Матильда опускает интимные подробности отношений с наследником, но слишком частые встречи парня уже 24 лет с красавицей балериной 20 лет едва ли имели целью чтение стихов.

Связь оборвалась, между прочим, не с помолвкой наследника с Алисой Гессенской, а уже со смертью императора и воцарением Николая. Тут уже можно посомневаться, но Матильда пишет, высоко оценивая соперницу, что Алиса стала настоящей женой Николая, как он и хотел, настоящей императрицей, матерью его дочерей и наследника.

Хотя Матильда тонко намекает, что Алиса долго ломалась, не соглашаясь на брак, под предлогом нежелания переменить веру, а когда внутри царственной семьи пошли слухи о серьёзной болезни Александра Александровича, Алиса стала сговорчивей и быстро согласилась на переход в православие и соответственно на помолвку и брак.

А это уже некоторое основание для написания киносценария.


Комментарии 44

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
imya rock 31.07.2017 | 19:4219:42

До середины 1918 г., получается, большевики не хотели террора
---------------
Evgraph, не будем говорить за всех большевиков, давайте поговорим о Ленине.
Разумеется, что Ленин был бы не против того, чтоб не было никакого террора. При условии, что все упали бы на колени перед ним, а вот он, без всякого террора...
Но давайте без "мечт".
Ленин изначально (далеко до 17-го года) думал над вопросом - хотеть террора или нет. И рассуждения его дум строились на исторических примерах. Вот, например, он называет ОШИБКИ Коммуны:

Но две ошибки погубили плоды блестящей победы. Пролетариат остановился на полпути: вместо того, чтобы приступить к «экспроприации экспроприаторов», он увлекся мечтами о водворении высшей справедливости в стране, объединяемой общенациональной задачей; такие, например, учреждения, как банк, не были взяты, теории прудонистов насчет «справедливого обмена» и т. п. господствовали еще среди социалистов. Вторая ошибка — излишнее великодушие пролетариата: надо было истреблять своих врагов, а он старался морально повлиять на них...

https://leninism.su/works/54-tom-16/2814-uroki-kommuny.html

Evgraph Fedotov 31.07.2017 | 20:0420:04

Я бы определился с терминами: что такое террор? Это не экспроприация, это не война, а убийство безоружных. 1МВ была еще той бойней, но террор на ней (во всяком случае в Европе, не считая Балкан) был весьма ограниченным -- пленных не убивали, по крайней мере массово и без суда, гражданских лиц тоже. Так что, между "упасть на колени" и "резать всех подряд" есть определенная дистанция. По-видимому Ленин на нее и расчитывал изначально -- мол, драка конечно будет, но мы первыми в зверей превращаться не будем. Нас вынудят -- превратимся, будьте спокойны, мало не покажется, выигрывать будем любой ценой, но только когда вынудят.

Вопрос не в том, перешел Ленин грань или нет -- понятно, что перешел, речь о том, что он не перешел ее первым.

imya rock 31.07.2017 | 20:1020:10

Не надо в данном случае НАМ определяться. Дело в том, что Ленина этот вопрос (нужен ли террор) интересовал изначально (как только он решил стать революционером).
Ленин многократно объясняет, что такое (с его точки зрения) террор. И когда он нужен, а когда не нужен (мол, не время).
Да, Ленин иногда определял время, когда возглавляемой Лениным партии террор не очень и нужен ("не время"). Но в общем и целом - Ленин без террора действий своей партии не представлял, понимая, что без террора не обойтись.

Evgraph Fedotov 31.07.2017 | 20:1420:14

Есть такой старый анекдот: "вам шашечки или ехать?" (с) Так вот "шашечки" насчет террора у Ленина в голове может и давно крутились, но вот "поехали" по этой линии первыми почему-то анти-ленинцы.

Речь об этом.

imya rock 31.07.2017 | 21:0421:04

В смысле?
Партия, добившаяся власти путем вооруженного восстания и опиравшаяся при этом на принцип "массы поверните оружие против внешнего противника на внутреннего врага" (при этом разжигая ненависть к внутренним политическим противникам) - не первая поехала?
Интересный ход. Раз "речь об этом".

Evgraph Fedotov 31.07.2017 | 21:1221:12

Ха, так Врем. Правительство тоже привело к власти вооруженное восстание -- и покровавей Октябрьского. Кто бы говорил...

imya rock 01.08.2017 | 08:2908:29

Короче - все хороши. Такая история.

Evgraph Fedotov 31.07.2017 | 19:1219:12

Татьяна Пелипейко Сегодня 18:47
Вы забыли, что у Пиночета была армия.


И что с того? Есть армия -- значит, сила на твоей стороне, значит можешь позволить себе великодушие к тем, кто тебя не убивает хотя бы, не так ли?

У юнкеров, захвативших в ноябре 1917 г. Кремль, армии не было и сил у них было с гулькин нос вообще, но сотню-другую пленных они все-таки расстреляли. В терроре главное внутренний настрой, а не рациональные расклады, эта вещь всегда иррациональная.

Evgraph Fedotov 31.07.2017 | 19:0519:05

Ответ снова перестал работать :((

Татьяне Пелипейко: ну вот Вы же сами цитируете: "Мы компрометируем себя: грозим даже в резолюциях Совдепа массовым террором, а когда до дела, тормозим революционную инициативу масс" -- именно об этом я и говорю. До середины 1918 г., получается, большевики не хотели террора, а вот массы -- о да, массы начали его сразу, еще в марте 1917 г. Надо понимать, у них были свои мотивы, но я не о них, а именно о режиме.

Теперь по сути этих телеграмм -- я их знаю хорошо, сам им ужасался, когда их опубликовали -- но почему ужасался? Потому что был воспитан видеть в Ленине святого, а он оказывается совсем не святой, а такой же как все. Вот именно -- как все, а не исключительный демон. Лето 1918 г. -- на Дону, при Краснове (отпущенным большевиками накануне под честное слово) в это время было казнено, по данным Википедии, от 25 до 40 тыс. сторонников большевиков. Не отставала и Кубань с Сибирью -- как Вы думаете, чего следовало ожидать от Ленина? Ну вот просто интересно -- какие телеграммы были бы правильными?

Татьяна Пелипейко 31.07.2017 | 19:5319:53

Да ну какое там - "не хотели"... Просто подходили прагматически.
И понимали, что отнюдь не все от них в восторге - и речь не только об обеспеченных и образованных слоях, а и о самой простой публике. Подчиняются - хорошо, нет - мы им покажем.

Вот вам еще (тут речь ни с какого боку не о вооруженных противниках, заметьте):

1919 год
15 февраля
Поручить Склянскому, Маркову, Петровскому и Дзержинскому немедленно арестовать нескольких членов исполкомов и комбедов в тех местностях, где расчистка снега производится не вполне удовлетворительно. В тех же местностях взять заложников из крестьян с тем, что, если расчистка снега не будет произведена, они будут расстреляны. Доклад об исполнении со сведениями о количестве арестованных назначить через неделю.»
(В.И. Ленин и ВЧК, 1975, с. 152-153).

(Заметьте также преспокойно издано в советское время.)

Evgraph Fedotov 31.07.2017 | 20:1020:10

"Просто подходили прагматически" -- но не фанатически, о чем и речь. Но Вы не ответили на вопрос: а какой подход Вас удовлетворил бы в тех обстоятельствах? допустим, налицо саботаж, снег на путях не расчищается, транспорт парализован, в городе голод -- Ваши действия?