Традиция. 190 лет со дня рождения Ирины Андреевны Федосовой

Опубликовано: 16 Апреля 2017 в 10:24 Распечатать Сохранить в PDF

Когда в январе 1895 г. собрание Академии наук в Санкт-Петербурге наградило Федосову серебряной медалью, одна из газет писала: «Она заслуживает большей награды, но получить ее не сможет: по закону, крестьянки не награждаются золотой медалью».

Плакальщица на свадьбе. Беломорская Карелия, 1894 г. Фото: И. К.Инха

Ирина Андреевна Федосова родилась 17 [29] апреля 1827 г. в деревне Софроновская, а упокоилась на Юсовой Горе, где установлен скромный памятник. Во второй половине XIX в. имя заонежской плакальщицы не сходило со страниц газет и журналов, было записано более 30 тысяч стихов, передающих суть народной жизни. Римский-Корсаков использовал мотивы ее речитативов в опере «Садко». Она была удивительной исполнительницей причитаний — народных песен-плачей. Послушаем Евгения Евтушенко:

Давайте поплачем по плачам,
по плакальщицам на Руси.
Поймем ли без них, что мы значим,
на чьих мы слезах возросли?

Воскресни, заплачь, Федосова.
Есть гений российский — рыдать.
Когда на душе ни засова,
рыдание как благодать.

Мы плачемся слишком поздно,
очистившись не до конца.
Когда государство бесслезно,
поэзия — плакальщица.

Причитания исполнялись во время значимых событий в жизни крестьянина: свадьбы, проводов в армию и похорон. Вот строки о страданиях матери из «Плача о холостом рекруте»:

И ты глядить станешь за сине за Онегушко,
И ты глядить будешь чорных больших кораблей
Издалека, бедна горюшка, из синя моря,
Не забелеют ли там тонки белы парусы,
И не покажутся ли чорны большие корабли,
И не подъедет ли сердечно мало дитятко…

Схичу-спрячу я скаченую жемчужинку
Я от этыих властей немилосердных,
Я от этыих судей неправосудных.
Я запру да, ведь, во светлу его светлицу,
Я на эту на тесовую кроваточку,
Положу да на пуховую перинушку…

Похоронныe причитания или плачи известны на Руси с древнейших времен, как часть похоронного обряда. Рассказывая о смерти князя Олега, летописец сообщал: «Оплакивали его все люди плачем великим и понесли, и похоронили на горе, называемой Щековица…». Если сказки и русские былины были мужским жанром, то причитания — исключительно женским. Во время похорон мужчины, как правило, молчали. А женщина — либо впервые выговаривала свое горе (проходила посвящение)… либо являлась участницей ритуала, после которого умерший превращался в предка-покровителя. Честь «открытия» причитаний принадлежит русскому историку литературы, этнографу и фольклористу Е. П.Барсову (1836−1917).

«Только в ее изумительной передаче мне вдруг стала понятна глубокая прелесть народного творчества. Неподражаемо прекрасно сказывала эта маленькая кривобокая старушка о Змее Горыныче, Добрыне, о его «поездочках молодецких», о матери его, о любви», — писал о Федосовой Шаляпин. Поначалу действительный статский советник Елпидифор Васильевич Барсов почитал Федосову талантливым поэтом-импровизатором, а общественность — вообще протестным поэтом, — близилось время русской революции. «Чего Вам от меня надо? Знать я ничего не знаю и ведать ничего не ведаю, какие такие причеты» — говорила она Барсову. Зато односельчане, по-видимому, относились к Федосовой, как к «знающей». Ведь в русском языке глагол «знать» используется с дополнением. Знать «что-то» или знать о «чем-то». Но может использоваться и без дополнений…

Продолжение следует

Источники: Причитанья Северного края, собранные Е. В.Барсовым: В 2-х т. / Изд. подготовили Б. Е.Чистова, К. В.Чистов; Отв. ред. А. М.Астахова. СПб., Наука, 1997, http://www.perunica.ru/stfoto/print:page, 1,9075-etnograficheskaya-ekspediciya-v-kareliyu-suoyarvi-19…, http://kizhi.karelia.ru/whatson/exhibitions/752/10573.html

Комментарии 6

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Аркадий Куратёв 17.04.2017 | 21:2921:29

Как интересно. Конечно - плакальщица, плачи. И мимо Евтушенко не прошло. Буду ждать продолжения. С интересом.

Филип Филипыч 17.04.2017 | 22:5822:58

Вечер добрый, Аркадий! Несмотря на то, что и Евтушенко и Рождественский хорошо знали творчество Федосовой, только Ахматовой удалось раскрыть эту тему. Ведь плакальщицами были женщины, часто – большухи… Об этом – следующий пост.

Я и плакала и каялась,
Хоть бы с неба грянул гром!
Сердце темное измаялось
В нежилом дому твоем.
Боль я знаю нестерпимую,
Стыд обратного пути...
Страшно, страшно к нелюбимому,
Страшно к тихому войти,
А склонюсь к нему нарядная,
Ожерельями звеня;
Только спросит: «Ненаглядная!
Где молилась за меня?»

Анна Ахматова

Маргарита Устинова 17.04.2017 | 14:0814:08

ФФ,спасибо и за Федосову и за Евтушенко...А упомянутый Вами Барсов не имел отношения к певице Валерии Барсовой?

Филип Филипыч 17.04.2017 | 15:5915:59

День добрый, Маргарита. Певица Барсова из Астрахани. Е.В.Барсов – с Севера, с Новгородской губернии. После духовной Академии преподавал логику и психологию в Петрозаводске. Барсов сделал успешную академическую карьеру, снимал квартиру на Патриарших прудах, потом жил на Шаболовке. Входил в круг общения Достоевского. Все свои средства он тратил на приобретение рукописей, благодаря чему был открыт музей в Череповце. В 1914 г. 2728 рукописей XV—XIX вв. и старопечатные книги Барсов передал Историческому музею.

Филип Филипыч 17.04.2017 | 11:4511:45

С 4 апреля по 12 июня 2017 г. в Музее-заповеднике «Кижи» проходит Выставка «Дай-ко, Господи, мне добрый путь-дороженьку». Она посвящена 190-летию заонежской вопленицы и поэтессы И.А.Федосовой.

Со светлой Пасхальной Седмицей!

imya rock 17.04.2017 | 12:1212:12

А недавно самому музею "Кижи" справляли 50 лет. И смеялись, и плакали. Всё как положено.

http://kostrsloboda.ru/images/news/2016-5/Director.jpg