«Царь заставляет мучать до смерти безо всякой причины»

03 Декабря 2017 // 12:47

3 декабря 1564-го Иван Грозный переселился в Александровскую слободу. Это место стало столицей опричнины, сюда переехали приказы и Боярская дума. Царь писал митрополиту: «Не хотя терпеть ваших измен, мы от великой жалости сердца оставили государство и поехали куда Бог укажет нам путь». Курбский называл слободу «кровопийственным градом» из-за пыток и казней. После смерти сына Иван Грозный покинул крепость и никогда больше сюда не возвращался.

Жизнь государя в Александровской слободе, борьба опричников с «государственными лиходеями и изменниками» – в воспоминаниях современников: 

«Несколько сотен ближайших царских опричников составляли его монастырскую братию, себя Иоанн называл игуменом всея Руси. Он сам звонил к заутрене, в церкви пел на клиросе, а после обедни читал для назидания жития святых, поучения о посте, молитве и воздержании».

Иоганн Таубе и Элерт Крузе (ряд исследователей сомневается в достоверности их описаний): «Рано утром в 4 часа должны все братья быть в церкви; все неявившиеся, за исключением тех, кто не явился вследствие телесной слабости, не щадятся, все равно высокого ли они или низкого состояния, и приговариваются к 8 дням епитемии. В этом собрании поет он сам со своими братьями и подчиненными попами с четырех до семи. Когда пробивает 8 часов, идет он снова в церковь, и каждый должен тотчас же появиться. Там он снова занимается пением, пока не пробьет 10. К этому времени уже бывает готова трапеза, и все братья садятся за стол. Он же, как игумен, сам остается стоять, пока те едят. Каждый брат должен приносить кружки, сосуды и блюда к столу, и каждому подается еда и питье, очень дорогое и состоящее из вина и меда, и что [тот] не сможет съесть и выпить, он должен унести в сосудах и блюдах и раздать нищим, и как большей частью случалось, это приносилось домой.

Редко пропускает он (Иван Грозный) день, чтобы не пойти в застенок… заставляет он в своем присутствии пытать или даже мучать до смерти безо всякой причины.

Что касается до светских дел, смертоубийств и других тиранств и вообще всего его управления, то отдает он (Иван Грозный) приказания в церкви. Для совершения всех этих злодейств он не пользуется ни палачами, ни их слугами, а только святыми братьями. Все, что приходит ему в голову, одного убить, другого сжечь, приказывает он в церкви <…>. Все братья, и он прежде всего, должны иметь длинные черные монашеские посохи с острыми наконечниками, которыми можно сбить крестьянина с ног, а также и длинные ножи под верхней одеждой, длиною в один локоть, даже еще длиннее, для того, чтобы, когда вздумается убить кого-либо, не нужно было бы посылать за палачами и мечами, но иметь все приготовленным для мучительства и казней.

Царь набирал опричников из подонков большей частью очень низкого происхождения, все смелых, дерзких, бесчестных и бездушных. Этот орден предназначался для совершения особенных злодеяний»

«Опричники великого князя должны были в количестве от 10 до 20 человек разъезжать по улицам с большими топорами, имея под одеждой кольчугу. Каждая отдельная рота намечала бояр, государственных людей, князей и знатных купцов. Ни один из них не знал своей вины, еще меньше — время своей смерти и что вообще они приговорены. И каждый шел, ничего не зная, на работу, в суды и канцелярии. Затем банды убийц изрубали и душили их безо всякой вины на улицах, в воротах или на рынке и оставляли их лежать, и ни один человек не должен был предать их земле. И все улицы, рынки и дороги были наполнены трупами, так что местные жители и чужестранцы не только пугались, но и не могли никуда пройти вследствие большого зловония»

Фото2.jpg
Александровская слобода

Генрих фон Штаден, опричник: «В опричных приказах ставились на правеж должники, которых били батогами или плетьми, пока священник не вознесет за обедней даров и не прозвонит колокол. Здесь подписывались все челобитья опричников и отсылались в земщину, и что было здесь подписано, то было уже справедливо и в силу указа в земщине тому не перечили… Опричники не должны были говорить ни слова с земскими, ни сочетаться с ними браком. А если у опричника были в земщине отец и мать, он не смел никогда их навещать»

Немецкий дворянин Альберт Шлихтинг, служивший в России 7 лет: «Если он (Иван Грозный) примечал где-нибудь человека особо дерзкого и преступного, то скоро привлекал его к сообществу и делал слугою своего тиранства и жестокости»

«Как только рассветает, во всех кварталах и улицах города появляются прислужники опричники или убийцы и всех, кого они поймают из тех, кого тиран приказал им убить, тотчас рассекают на куски, так что почти на каждой улице можно видеть трех, четырех, а иногда даже больше рассеченных людей, и город весьма обильно наполнен трупами»

Фото1.jpg
Иван Грозный в Александровской слободе

Из воспоминаний Иоганна Таубе и Элерта Крузе о расправе над двором князя Владимира Старицкого: «Травили собаками, как зайцев, а затем они были застреляны и растерзаны ужасным образом, и их оставили лежать непогребенными под открытым небом, птицам и зверям на съедение»

В Спасо-Прилуцком синодике указано: «По Малютинские ноугороцкие посылки отделано скончавшихся православных христиан тысяща четыреста девятдесять человек да из пищалей пятнадцать человек, им же имена сам ты, господи, веси… В Ивановском Болшом: православных христиан семнадцати человек, да четырнадцать человек ручным усечением конец прияша… В Ивановском Меншом: Исаковы жены людей Заборовского тринатцати человек да седмь человек рук отсечением скончавшихся»

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии 2

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте
Юрий Ходырев 10.12.2017 | 13:2913:29

вчера оставил свой комментарий и ссылку на статью об Иване Грозном, но, к сожалению, мой комментарий администрация удалила... очень печально, что историю нашей страны переписывают с оглядкой на предвзятые заграничные источники

Vit Toping 09.12.2017 | 14:1614:16

сноски на источники? документы? указанные заслуживают доверия?