Уральский город-сад Александра Кузнецова

Ольга Бухаркина
28 Октября 2017 // 08:47

Слово «город-сад» для многих означает что-то прекрасное и почти несбыточное: цветущая сирень, щебет птиц, кресло-качалка под окном. Когда мы попадём туда из бензиновой гари и шума моторов? Может, на недельку, в отпуск, или совсем уж в отдалённом будущем, на пенсии. Есть ещё «город-сад» Владимира Маяковского, в котором дадут хороший дом и «ситный без пайка», а также – отбросят тайгу за Байкал и «в сотню солнц мартенами» воспламенят Сибирь. (Помните, известное стихотворение 1929 г., посвящённое строительству Кузнецкого металлургического комбината).

Уральский инженер Александр Николаевич Кузнецов обдумал, спроектировал и почти уже начал строительство города-сада в Екатеринбурге за 12 лет до гигантов первой советской пятилетки. Работу остановила революция.

Не будем хвастливо утверждать, что идея города-сада Кузнецова уникальна. Александр Николаевич опирался на европейский опыт. Мысль о создании комфортабельного поселения с уютными домами в окружении цветущих растений была в 1898 г. высказана англичанином Эбенезером Говардом и с тех пор захватила Европу.

В Великобритании в 60 км от Лондона существует город Лечворт (Letchworth Garden City), возведённый по принципам сэра Говарда. В начале ХХ века там побывала экскурсия из России. В наши дни Лечворт входит в зелёный пояс британской столицы.

В Германии есть посёлок Хеллерау (Hellerau), район Дрездена. Местный мебельный фабрикант Карл Шмидт Хеллерау построил его для рабочих своего предприятия, воодушевлённый предложениями англичанина. Города-сады по Говарду в разных вариантах воплощались в Бельгии, Финляндии, США и других странах.

В России в начале ХХ века и в трагически переломном 1917-м к строительству поселений нового типа активно готовились в Москве (Лосиный остров), Барнауле, велись работы под Петербургом, в Риге, Варшаве, существовал посёлок «Сад-город» для рабочих копей Кузнецкого бассейна.

Разве мог отстать от моды Екатеринбург, который хотя был всего лишь уездным городом Пермской губернии, давно этот статус перерос, стремясь числиться среди крупнейших, наиболее развитых экономических и административных центров страны.

Александр Николаевич Кузнецов (1861−1942 гг.), уроженец Краснотурьинска (Турьинские рудники) в Свердловской области, являлся образованным и опытным специалистом. Он окончил Санкт-Петербургский горный институт, трудился на различных металлургических предприятиях, в 1914-м построил первый на Урале цементный завод в Невьянске, работающий по сей день. В 1915 году Кузнецов переехал в Екатеринбург, где вскоре и занялся разработкой проекта города-сада.

1.jpg
Объяснительная записка А. Н. Кузнецова к проекту города-сада в Екатеринбурге. [1916 г.]. Документ из коллекции СОКМ (увеличивается по клику)

2.jpg
Объяснительная записка А. Н. Кузнецова к проекту города-сада в Екатеринбурге. [1916 г.]. Документ из коллекции СОКМ (увеличивается по клику)

3.jpg
Объяснительная записка А. Н. Кузнецова к проекту города-сада в Екатеринбурге. [1916 г.]. Документ из коллекции СОКМ (увеличивается по клику)

Под новое строительство выделили около 800 га земли за стройплощадкой горного института. Закон об открытии в городе первого в его истории высшего учебного заведения был подписан Николаем II 3 июля 1914 года. Закладка здания состоялась 17 июля 1916-го. Помпезное и грандиозное сооружение возводилось по проекту архитекторов братьев Александра и Евгения Бернардацци. Под растущими стенами копошились каменщики-итальянцы, военнопленные, занесённые на Урал вихрем Первой мировой войны. За линией железной дороги, вокруг здания будущего рассадника просвещения, пока ещё ничего не стояло.

Кузнецов предполагал, что на территории, равной по площади примерно половине тогдашнего Екатеринбурга, обретут кров 30 тыс. человек. Среди них будут более и менее состоятельные граждане. Рабочие, к примеру, смогут занять 4-квартирные дома, где каждое жилище имеет отдельный вход и двор.

Планировка города-сада предполагалась «смешанная решетчато-прямоугольная с радиальными». На участке, заросшем хвойным лесом, кое-где прорезанном просеками и дорогой, с несколькими болотцами, по мысли создателя и по образцам Говарда, разбегались радиусами от площади улицы, вставали храмы, театр, музей, рынок. Заметим, что Александр Николаевич не во всём следовал заграничному примеру, он был убеждён, что проект нужно создавать «с учётом уклада русской жизни и местных условий».

В Англии на усадьбу отводилось до 100 кв. саж. (1 кв. саж. равняется 4, 55 м2), в Германии — до 150 кв. саж., для России, считал инженер, этого мало.

В Европе дома двухэтажные, надворные постройки почти отсутствуют. У нас жилища, как правило, одноэтажные и много надворных построек — конюшни, погреба, сараи, навесы для дров, — для чего необходимо до 300 кв. саж., и это соответствует средней площади усадьбы в Екатеринбурге 1916 г. По данной причине нельзя будет отвести половину территории под общественные сады, как в европейских проектах, ведь это снизило бы населённость города: на десятину (1,09 га) земли приходилось бы 8 домов со средним населением по 5 человек, (европейцы предполагали по три), то есть 40 человек на десятину, частный сад или огород займёт одну треть каждой усадьбы. Таким образом, под общественное озеленение можно отвести 32,4% от всего города-сада.

В территорию города-сада вписывается обширный участок строящегося горного института, и здесь запроектирован общественный сад площадью более 20 десятин. В нём предусматривались цветники, площадки для игр, летний театр, ресторан, молочная ферма, зоосад и даже выставочные павильоны. В объяснительной записке к своему проекту Кузнецов называет его «главным резервуаром зелени». Другой парк (14 десятин), собственно институтский, здесь будет гулять публика, но нельзя устраивать чрезмерно активные увеселения, поскольку Александр Николаевич предназначал это место для того, чтобы «укрыть учебное заведение от городского шума, дабы не мешать занятиям и требуемой учёной деятельностью тишине». В левой части поселения, на возвышенности ещё один сад — церковный (14 десятин). Скверами окружил проектировщик рынок и театральную площадь, где будет построен народный дом «с присущими ему развлечениями». Два старинных кладбища, попавшие в черту города, со временем тоже превращались в парки.

фото 7.jpg
План части Екатеринбурга, где предполагалось разместить город-сад.[1918 г.]. Документ из коллекции СОКМ

В планы озеленения города, кроме всего вышеназванного, включались ещё обязательные палисадники у каждого дома. Добавить свежести воздуху, по намерениям инженера Кузнецова и в полном соответствии с заветами Говарда, должен был лесной массив, примыкавший к новостройкам с востока.

На самой возвышенной площадке территории нового города отводилось место для пожарной части с каланчой, водонапорной башни и станции беспроволочного телеграфа. Выделялся в проекте, конечно же, участок для детского сада — окруженный деревьями уголок, изолированный от основного поселения.

Не обошли вниманием на плане базарную площадь. Она расположилась возле границы города-сада и была весьма обширна. Никаких «специализированных» рынков, сенного или, к примеру, «хлебного», как в самом Екатеринбурге, в этом районе не предполагалось. Уж очень они загрязняют город, считал автор проекта. Вся торговля собиралась в одном месте. От улицы рыночная площадь должна быть обязательно отделена «возвышенным тротуаром».

Самый центр нового поселения, его главная площадь, размещалась сразу за горным институтом, имея посередине собор и памятник. Кому — мудрый Александр Николаевич не указал, зато справедливо предположил, что тут прошествуют парады.

Добираться до нового района жители и гости могли, конечно, в экипажах или автомобилях, но рациональнее трамваем, линия которого пройдёт по Главному проспекту (проспект Ленина современного Екатеринбурга) под полотном железной дороги, вдоль бульвара. На въезде в город-сад трамвай пробежит через просторную площадь, по которой радиусами направятся транспортные потоки.

В начале ХХ века немецкие строители рекомендовали: во избежание «монотонности» улиц их длина не должна превышать 25-кратную ширину. Александр Николаевич Кузнецов считал, что это правило «для русского простора не всегда удобоприменимо», главное — чтобы направления не петляли. Уральский инженер в своём проекте расположил все улицы прямо, только возле горного института и вдоль железной дороги они были полукруглы, Направление большинства улиц — диагональное к сторонам света, поскольку так достигается наилучшее освещение фасадов. Ширина всех новых улиц — 10−15 саж. (20−30 м), и только Главный проспект, ведущий к институту, будет в два раза шире и с бульваром, к штакетнику бульвара примкнёт трамвайная линия.

Особо Кузнецов подчёркивал, что на его плане нет ни одного тупика, отсутствует сплошная застройка и ко всякому дому есть свободный доступ.

фото 6 Инженер Александр Николаевич Кузнецов. Конец XIX в. Фото из коллекции СОКМ.jpg
Инженер Александр Николаевич Кузнецов. Конец XIX в. Фото из коллекции СОКМ

Небо без заводского дыма, цветущие деревья, открытая перспектива, и ни один жизненный путь не ведёт в тупик — так представлялось господину Кузнецову. Остаётся добавить, что окончательное решение о строительстве города-сада Екатеринбургская городская дума приняла на заседании, состоявшемся 20 сентября 1918 г. Столицу Урала тогда занимали (как оказалось, временно) белогвардейцы, некоторые поверили, что революция и война кончились, но на самом деле впереди были совсем другие города и сады — по Маяковскому.

Трудно сказать, возвращался ли Кузнецов в последующие годы мыслями к своему невоплощённому проекту, жалел ли о нём. Во всяком случае, жизнь и работа продолжались. Видимо, власть Советов оценила его как хорошего специалиста. Александр Николаевич плодотворно трудился и в 1934 году даже получил патент на изобретение сепаратора для обогащения асбеста.

фото 5.jpg
Здание Уральского политехнического института им. С. М. Кирова в Свердловске. 1950-е гг. Фото из коллекции СОКМ

Город-сад не случился, но Екатеринбург-Свердловск-Екатеринбург на распланированном когда-то Александром Николаевичем Кузнецовым участке развивался. Пусть здесь не возник новый город, живущий, как хотел инженер, «отдельной жизнью», но появился известный каждому уральцу «Втузгородок», потому что на месте незавершенных стен и башен горного института в 1930-е годы выстроили Уральский политехнический институт, ставший в наши дни Уральским федеральным университетом им. Б. Н. Ельцина. Вокруг его корпусов довольно много зелёных насаждений, газонов, клумб. Есть и площадь с памятником М. С. Кирову, ведь до того, как получить имя первого президента России учебное заведение носило имя этого видного коммуниста.

Трамвай, как и задумывал инженер Кузнецов, идёт прямо, вдоль бульвара по проспекту Ленина, ныряет под железнодорожную линию и устремляется дальше в город, где высятся, конечно же, не одноэтажные коттеджи с палисадниками, а многоквартирные муравейники. Лучше или хуже современный Екатеринбург того, который виделся по проекту 1916 г. Он просто другой.

План будущего города-сада и объяснительная записка к его проекту, составленная Александром Николаевичем Кузнецовым, хранятся в коллекции Свердловского областного краеведческого музея.

Автор, заведующая документальным отделом фондов Свердловского областного краеведческого музея

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте