Захлебнувшийся германский Октябрь

Максим Новичков
23 Октября 2017 // 19:17

С приходом к власти в России большевики грезили о начале мировой революции. Самые большие надежды возлагались на страны Европы. Однако Венгерская советская республика, Баварская советская республика и другие схожие образования просуществовали недолго. Прошло несколько лет. В России завершилась гражданская война, был образован СССР, определились границы нового государства. Экспортом революций занялся Коминтерн. В 1923 году события в охваченной кризисом Веймарской республике вновь привлекли внимание Москвы. Коммунисты принялись считать дни до долгожданной германской революции.  

Коминтерн готовится к бою

В 1923 году в Веймарской республике своего пика достигла гиперинфляция, следствием которой стало поголовное обнищание население. Экономический кризис усугубляли грабительские репарации по Версальскому договору и оккупация французско-бельгийскими войсками Рурской области (причиной конфликта была как раз задержка выплат репараций). Из-за повседневного хаоса нарастали революционные настроения.

Обострение ситуации в Германии привело к ожесточенному спору между Коминтерном и советским наркоматом иностранных дел. Нарком Чичерин был сторонником осторожной позиции, председатель исполкома Коминтерна Зиновьев призывал к решительным действиям.

Тем временем в охваченном кризисом немецком обществе все большую популярность набирали радикалы: как националисты, так и коммунисты. Летом забастовки из Рура перекинулись на соседние крупные города. В крупнейшей из них участвовало до 3 млн рабочих. В августе правительство запретило коммунистическую прессу.

1.jpg
Гиперинфляция в Германии

Тогда же решением советского Политбюро была создана специальная комиссия для оперативного контроля за событиями в Германии и организации помощи Коммунистической партии Германии (КПГ). Звучали такие формулировки как «мобилизация боевых сил республики». В Красной армии начали организовывать курсы по изучению немецкого языка, а комсомольцы вставали в очередь, желая записаться в добровольцы и отправиться в Европу. В сентябре руководители КПГ побывали в Москве.

Подготовка к вооруженному восстанию вошла в решающую стадию 10 октября, когда КПГ вступила в коалиционное с социал-демократами правительство Саксонии. Председатель партии Генрих Брандлер получил должность министра без портфеля. С этим статусом ему было легче обеспечить германских рабочих оружием. Через неделю аналогичное событие произошло в Тюрингии.

«Похороны третьего класса»

Планируя революцию, немецкие коммунисты надеялись на «русский хлеб». Накануне в российское торгпредство в Берлине прибыл груз в 10 миллионов пудов зерна. Еду в едва ли не голодавшей стране следовало использовать для привлечения на свою стороны колебавшиеся массы. Однако уже на этом этапе подготовки восстания начались проблемы. Представители КПГ с трудом получали в Берлине хлеб. 14 октября Брандлер в ярости заявил сотруднику торгпредства Стомонякову: «На наши запросы относительно находящегося в распоряжении хлеба мы не получили до сего дня никакого ответа… Мы принимаем Ваш образ действий как саботаж германской революции».

2.jpg
Плакат, посвящённый 5-й годовщине революции и 4-му съезду Коминтерна, 1922

Дело было в том, что еще 4 числа Политбюро приняло решение: «Вопрос о хлебе для Германии отложить». Лидеры большевиков в это время погрязли во внутренней фракционной борьбе. «Тройка» (Сталин, Каменев, Зиновьев) выдавливала с руководящих постов Троцкого. В 1923 году еще был жив Ленин, но после нескольких инсультов он не мог даже разговаривать и медленно угасал в Горках. На этом фоне обострилась борьба за власть его наследников, а проблемы германской революции в Кремле были отодвинуты на второй план. Совсем скоро там заговорили о пресловутом «троцкизме».

В Веймарской республике же после нескольких дней неопределенности инициативу перехватило берлинское правительство. Рейхсканцлер Густав Штреземан потребовал от коммунистов разоружить формировавшиеся в Саксонии и Тюрингии рабочие отряды (прообраз Красной армии). 16 октября рейсхвер (вооруженные силы) получил контроль над саксонской полицией; в обе земли вошли войска генерала Альфреда Мюллера. Начались локальные стычки военных с рабочими, но они так переросли в нечто большее. В переломный день, 21 октября, состоялась рабочая конференция в Хемнице. Брандлер планировал провозгласить всеобщую забастовку и так дать толчок к восстанию. Однако депутаты не поддержали председателя КПГ. Спустя много лет эта пассивная реакция была названа «похоронами третьего класса».

3.jpg
Демонстрация в Дрездене, 1923

Партийные комитеты на местах получили сигнал отбоя. Казалось, что германский Октябрь отменен. Однако в ночь с 22 на 23 число начались беспорядки в Гамбурге. Местные коммунисты, которыми руководили Эрнст Тельман и Ханс Киппенбергер, все-таки подняли в городе восстание. По одной версии, лидеры выступления не получили сигнал Брандлера. По другой, они ради своих амбиций просто проигнорировали команду «стоп».

Пользуясь бездействием местных властей, коммунисты захватили полицейские участки, принялись строить на улицах баррикады и выпустили призыв ко всеобщей забастовке. Но уже через три дня восстание было подавлено. Погибло около 40 человек. А спустя еще две недели в Мюнхене провалился Пивной путч Адольфа Гитлера.

Уроки германского Октября

После несостоявшейся революции КПГ на некоторое время перешла на нелегальное положение. Обвиненного в политических ошибках Брандлера отстранили от руководства партией. Позже он вообще был исключен из КПГ. Германский Октябрь стал значимой вехой в истории Коминтерна. Внутренний конфликт парализовал большевистское руководство и не позволил ему сконцентрировать все свои силы на организации революции. Раздираемые противоречиями ленинские наследники действовали совсем не как в 1917 году, когда, имея общепризнанного лидера, они уверенно пришли к власти.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте