Битва Десяти тысяч, Кунакс

Владимир Шишов
19 Октября 2017 // 13:29

Сражение при Кунаксе стало кульминацией восстания персидского царевича Кира против своего брата Артаксеркса. В 401 году до н. э. на берегу Евфрата, к северу от Вавилона встретились войска претендента на престол и законного царя. В армии Кира был настоящий козырь: будучи сатрапом богатой Лидии, он нанял целый корпус греческих наемников-гоплитов, стянувшихся под знамена царевича со всей ойкумены. О том, как греки оказались в Междуречье, сколько нужно гоплитов молодому и энергичному лидеру и как в один момент провалить все дело, – в нашем новом материале.

Дарий и сыновья

Отношения в семье шахиншаха («царя царей» перс.) Дария II сложно назвать безоблачными: престол должен был унаследовать его старший сын Артаксерск, но при дворе существовала сильная партия сторонников Кира — младшего брата наследника, возглавляемая матерью царевичей Парисатидой. После смерти отца в 404 г. до н. э. (далее все даты до нашей эры) власть, хотя и перешла Артаксерксу, но не все были довольны таким положением вещей, в первую очередь сам Кир, назначенный сатрапом Лидии (область в центре Малой Азии). По прибытии на место, Кир тут же начал приготовления к войне с братом.

Лидия была богатой и обширной страной; когда-то тут правил царь Крез, известный своими богатствами (в истории даже осталось выражение «богат как Крез»). После завоевания персидским царем Киром II Лидия вошла в состав его державы. Лидийское наместничество было влиятельной и почетной должностью, куда шахиншах ставил своих верных сторонников и любимцев. Неудивительно, что Артаксеркс выделил Лидию своему брату, пытаясь усмирить сторонников царевича при дворе.

Рис.1.jpg
Дворец в Персеполисе. Обиталище «царя царей» и бесконечных интриг

Как следствие, это обернулось против самого правителя: Кир получил в свое распоряжение огромные финансовые и военные ресурсы сатрапии, которые тут же направил на захват власти, не забывая отправлять дань в столицу, дабы не вызывать подозрений. Он пригласил к себе спартанца Клеарха, выступившего в роли кондотьера, — после военных преступлений, совершенных во время Пелопоннесской войны, Клеарху был заказан путь домой, так что он с радостью нанялся на службу и принялся вербовать греков по всей Эллладе. Примечательно, что и сама Спарта не гнушалась теперь иметь дело с изменником: в Лидию был послан отряд спартиатов во главе с Хирисофом — слишком выгодным казалось дело, чтобы вспоминать старые обиды.

Нужно отметить, что наем греков «варварами» не был чем-то необычайным: в эпоху, когда крестьянство стремительно беднело, а полисные ополчения повсеместно сменялись наемными контингентами, такому «солдату удачи» было безразлично кому служить, главное, чтобы хозяин платил жалование вовремя (да побольше), давал пограбить и не поднимал оружия против родного полиса грека.

Греческое вундерваффе

Зачем же Киру понадобилось вербовать воинов из далекой Эллады, если у него в распоряжении была богатая и населенная Лидия? Ответ довольно прост: греческий гоплит был настоящим «суперсолдатом» античности. До появления римских легионеров и манипулярной тактики, миру нечего было противопоставить греческой фаланге (кроме другой фаланги). Гоплит не зря стал одним из символов Греции, не зря говорили: «нет слова более греческого и более грозного, чем гоплит».

Вооружение гоплита:

● круглый щит-гоплон (по которому гоплиты и получили свое название), надевавшийся на предплечье и защищавший всю левую сторону воин

● длинное копье (более двух метров) «дорю», предназначенное для ближнего боя

● меч ксифос (или махайра)

Рис.2.jpg
Греческий гоплит

Гоплиты строились, образуя живую стену, ощетинившуюся частоколом копий, в 8−10 шеренг. Такая фаланга была достаточно гибкой и подвижной, при этом, по выражению древних, ее «было легче истребить, чем разбить» — такой впечатляющей была ее стойкость и ударная мощь. Персидские цари имели возможность лично оценить преимущества этого греческого оружия еще за век до описываемых событий: в греко-персидских войнах уроженцы Эллады не раз показывали, чего стоит греческая фаланга. Не сказать, что подобное построение не было известно до греков, но только им удалось превратить ее в по-настоящему действенное оружие; секрет был в удачном сочетании тяжелого защитного вооружения, высоких моральных и физических качеств отдельного бойца и взаимном доверии в коллективе воинов.

Братская война

За несколько лет Кир сумел завербовать около 13 тысяч греков, которые были собраны в пять корпусов, разбросанных от Фессалии до Лидии. Греки выполняли небольшие поручения для царевича, пока сам он воевал со своим неприятелем Тиссаферном — тестем Артаксеркса, занимавшего пост лидийского сатрапа до Кира. Как только сын Дария стал сосредотачивать войска для решительного удара по недругу, тот быстренько смекнул, что дело плохо и бежал в столицу с дурными вестями.

Рис.3.gif
Путь «десяти тысяч»

Претендент прошелся по областям Малой Азии, ставя везде верных себе людей, а затем направился с войском вглубь страны к главным центрам персидской монархии: Персеполю, Сузам и, конечно, Вавилону. Помимо внушительного греческого корпуса, в армии Кира были собраны отряды с подконтрольных ему частей империи: в основном это были местные ополчения и небольшие отряды конницы. Несмотря на то, что греки составляли численно меньшую часть войска, именно наемники были главной надеждой Кира в бою.

Армия шла по пустыне все дальше к Евфрату, что совсем не нравилось грекам: простым солдатам не сообщали об истинной цели похода. То они направляются против непокорного сатрапа, потом против врага Кира в Сирии. Но вот армия прошла Киликию затем и Сирию, а Кир не собирался останавливаться. На сходке стратегов было объявлено об истинной цели похода, когда греки, подозревая неладное, готовились оставить царевича. Кир пообещал наемникам земли и города в управление, подкрепив свои слова солидной прибавкой к жалованию: воевать с каким-то сатрапом и с самим шахиншахом было совсем не одно и то же.

Миллионная армия?

Уладив дела с греками, Кир переправился через Евфрат и у местечка Кунакса, в районе современного Багдада, встретил брата. Артаксеркс должен был защитить Вавилон (главный город древности находился всего в 70 км) и свою стремительно расползающуюся державу — отпал еще и Египет, с 520-х годов находившийся в составе Персии. Кир был обязан победить брата, иначе от него мгновенно отложились бы занятые области, объявив о своей лояльности «законному царю», да и положиться на свое войско после поражения он бы не смог. Битва произошла летом или осенью 401 года до н. э. (традиционно днем битвы считается 3 сентября).

Рис.4.png
Схема битвы при Кунаксе

Ксенофонт, наш главный источник о войне Кира и участник похода греческого отряда, сообщает о совершенно фантастическом количестве участников сражения. Так Кир, по его мнению, собрал почти 120 тысяч воинов, а Артаксеркс и вовсе (будто мобилизовал все население Персии) и привел на поле боя 1 200 000 человек! Даже если уменьшить численность армии царя в 10 раз, все равно получается более чем внушительная цифра. Так или иначе, царская армия, видимо, была значительно больше кировой — правый фланг Артаксеркса охватывал неприятельское левое крыло. По оценкам современных исследователей армия Кира насчитывала около 30 тыс. пехоты и 2,5 тыс. всадников, армия царя — 50 тыс. пехоты и 6 тыс. конницы.

Армия Кира построилась следующим образом: к берегу Евфрата примыкал греческий корпус (10 тыс. гоплитов и 2,5 тыс. метателей-пельтастов), центр состоял из отборного отряда персов и местных ополчений, перед которыми расположился конный отряд во главе с самим Киром. Левое крыло составили фригийцы и лидийцы под командованием Ариэя — бывшего полководца Дария, поддержавшего Кира — с конным отрядом в 1000 всадников.

Рис.5.jpg
Персидские воины

На левом фланге персов (противостоящему грекам) располагалась персидская пехота с характерными прямоугольными плетеными щитами-геррофорами, египетские пехотинцы (вероятно, небольшой отряд, учитывая отпадения Египта) и 500 всадников во главе с Тиссафеном — тем самым недругом Кира. Кроме того, тут же были персидские серпоносные квадриги — традиционный род войск Древнего Востока. В центре был сам Артаксеркс с отрядами пешей гвардии, персов и других народностей. По традиции шахиншах также возглавил конный отряд, построенный перед пехотой. О том каким был правый фланг персов мы знаем мало: сколько-нибудь заметной роли в сражении ему сыграть было не суждено, но, вероятно, это были все те же «варварские» ополчения с небольшим конным отрядом перед ними.

Битва при Багдаде

Сражение началось с атаки греков на левом фланге персидской пехоты. Сомкнутая масса гоплитов, ощетинившись копьями, медленно приближалась к позициям царских войск. Когда до неприятеля оставалось примерно 700 метров, греки перешли на бег, чем спасли себя от губительного воздействия града неприятельских стрел и копий. Атака фаланги была страшным и впечатляющим зрелище, и персы не посмели принять боя — пехота рассеялась, даже не вступая в рукопашную. Колесницы, по сообщению Ксенофонта, также были отброшены фалангой.

Рис.6.jpg
Атака фаланги

Тиссафен попытался обойти греков и бросил свою конницу на пельтастов (род подвижной пехоты, вооруженный особым щитом-пелтой и дротиками), располагавшихся у самой реки, но те лишь расступились перед всадниками, осыпав их градом копий. Конницы спокойно прошла до лагеря Кира и занялась грабежом. Основная масса греков бросилась за отступающими персами, которые и не думали вступать в ближний бой. Казалось, что все шло как нельзя лучше — греки вполне оправдывали вложенные средства.

Битва царей

Теперь обратимся к событиям в центре сражения. Здесь произошла настоящая «битва царей»: Кир во главе своей конной гвардии атаковал Артаксеркса, потеснил его и сумел рассеять часть отрядов. Завидев брата, Кир бросился к Артаксерксу и даже сумел ранить его дротиком. Шахиншаха вынесли из боя на ближайшую высоту, а Кир, окрыленный успехом, с новой энергией бросился в рубку. По обычаю персов Кир сражался без шлема, подчеркивая свою доблесть, что и сыграло с ним злую шутку. Он получил рану копьем в висок, после его настиг еще один дротик. Царевич ударился о камень и скончался. Все, кто мог взять на себя командование мятежниками, находились при Кире в гуще сражения, так что армия оказалась обезглавленной. Узнав о смерти царевича, командир правого фланга Ариэй приказал своим отрядам отступать, за ними же потянулся центр.

Рис.7.jpg
Техника безопасности прежде всего!

Лишь пройдя несколько километров, греки заметили, что не все идет гладко: союзники отступают, повсюду враги. Клеарх сплотил ряды гоплитов, развернул фалангу и, прижавшись к Евфрату, готовился принимать бой. Но персы не решили испытывать на себе мощь греческого оружия, и лишь гоплиты бросились в атаку, как враги разбежались.

Неясный исход?

Обе армии вернулись в лагерь: разгромленный лагерь мятежников представлял собой грустное зрелище, но, что было куда важнее, они лишились своего предводителя, на котором держалось все предприятие. Артаксеркс до последнего момента не был уверен в исходе боя, только когда уже ночью ему принесли обезглавленное тело брата, стало ясно, что грандиозный мятеж, угрожавший его престолу и жизни, очень скоро сойдет на нет.

Рис.8.jpg
Персидские воины на поле боя. Страшно только на первый взгляд

Царь оказался прав: щедро раздавая помилования и привлекая новых сторонников, он без боя переманил на свою сторону армию Кира. Всю, кроме отряда греков, которые, казалось, сами были бы рады вступить на царскую службу, но то ли цена Артаксерксу показалась слишком высокой, а может он просто запомнил непобежденных греков и сомневался в их лояльности. Так или иначе, греки оказались предоставлены сами себе в центре неприятельской страны, без командования (Клеарха и прочих стратегов персы сумели заманить в ловушку и перебить) и припасов.

Сыны Эллады не пали духом и решили с боем пробиваться на родину. Так началась главная часть Анабасиса — «отступления десяти тысяч», увлекательной истории гоплитской одиссеи. Но это уже другая история.

Значение

Сражение при Кунаксе является образцовым примером отсутствия взаимодействия между частями армии, и того, к каким тяжелым последствиям это может привести. Горячность и неопытность Кира Младшего привели к тому, что, и без того рискованное предприятие лишилось своего главного вдохновителя. Безрассудная атака горстки всадников во главе с Киром безусловно достойна уважения, но именно это стало причиной его смерти и провала всего дела. Клеарх, поддавшись на хитрость Тиссафена, увлекся преследованием левого крыла царя вместо того, чтобы ударить по центру персов.

С другой стороны, битва при Кунаксе и последующие события со всей очевидностью показали превосходство греческого воина и фаланги в целом, одновременно продемонстрировав слабость децентрализованной Ахеменидской державы. Очень скоро слава о походе десяти тысяч разнесется по всей ойкумене, и, кто знает, может быть именно эта история вдохновит впоследствии молодого македонского царя Александра на завоевание огромной Персидской империи.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте