«Болотникову выкалывают глаза и сбрасывают в воду»

Дарья Пащенко
10 Октября 2017 // 19:55

В 1606 году в Русском царстве вспыхнуло крестьянское восстание. Предводителем его был Иван Исаевич Болотников, объявивший себя «воеводой царя Дмитрия». Успехом предприятие не увенчалось: повстанцы сдались Василию Шуйскому, пообещавшему не проливать кровь. Что же, царь сказал – царь сделал. И впрямь обошлось без крови: Болотникова утопили в проруби, а его соратника Илейку Муромца повесили. Об этом восстании сохранились воспоминания нескольких иностранцев, находившихся в ту пору на русских землях. 

«Меж тем мятежники были искусными воителями и побивали посылаемые против них войска точно так же, как во время вступления Димитрия в пределы Московии, и счастье всегда сопутствовало им, Да и они вошли во все города по всей Северской и переманили на свою сторону всех, также перебежали к ним многие из московских ратников, как немцы и ливонцы, так и русские; и немцев, которые были доблестные смельчаки, поставили ротмистрами и капитанами, также правителями завоеванных городов, так что они из низкого звания; высоко поднялись, из солдат стали наполовину королями.

Также находился в войске мятежников некий человек, коего звали Иван Исаевич Болотников; он был в Москве крепостным человеком боярина Андрея Телятевского, но бежал от своего господина, сперва отправился в степь к казакам, а также служил в Венгрии и Турции, и пришел с казаками числом до десяти тысяч на помощь к этим мятежникам, и он был детина рослый и дюжий, родом из Московии, удалец, отважен и храбр на войне, и [мятежники] выбрали его главным атаманом или предводителем своего войска. Меж тем Петр Федорович оставался в городе Туле, осажденном московитами; и этот Болотников пошел со всем своим войском на Серпухов, лежащий в восемнадцати милях от Москвы, и сразу занял его, а также Коломну, город при реке Москве неподалеку от Оки, и стал станом против московского войска в двенадцати милях от Москвы».

Голландский купец Исаак Масса

«Жители города Москвы послали в лагерь к Болотникову такое требование: если тот Димитрий, который прежде был в Москве, жив и находится у него в лагере или где-либо в ином месте, то пусть Болотников покажет его или призовет его к себе, чтобы они увидели его собственными глазами. Если это произойдет, они перед Димитрием смирятся, будут умолять о прощении и милости и сдадутся ему без сопротивления.

Болотников ответил, что Димитрий действительно живет в Польше и скоро будет здесь. Он сказал также: «Я у него был, и он сам лично назначил меня вместо себя старшим военачальником и отправил в Путивль с письменным распоряжением». Московиты сказали: «Это несомненно другой, мы того Димитрия убили» — и стали уговаривать Болотникова, чтобы он перестал проливать невинную кровь и сдался царю Шуйскому, а тот сделает его большим человеком. Болотников ответил: «Этому моему государю я дал нерушимую клятву не жалеть своей жизни ради него, что я и сдержу. Поступайте, как вам кажется лучше, если вы не намерены сдаться добром, я тоже вместо моего государя поступлю так, как мне кажется лучше, и скоро вас навещу».

Немецкий наемник Конрад Буссов

фото 1.jpg
«Битва войска Болотникова с царской армией», Эрнест Лисснер

«Так как Димитрий не приходил из Польши, москвитяне ободрились, стали смелее и дали жестокое сражение Болотникову. Великий князь сам выступил из Москвы с 100 тысячами войска, напал на него в стане, перебил несколько тысяч и обратил его в бегство. Болотников был принужден бежать в Серпухов с уцелевшими из отряда, а великий князь вошел с торжеством в город. Пришедши в Серпухов, Болотников созвал народ и граждан и спросил их: «Не могут ли они долгое время снабжать продовольствием его с подчиненным ему войском? Коли могут, он останется в городе, а не то — оставит их и уйдет».

Они отвечали, что у них нет на столько состояния и запасов, чтобы и себя-то содержать долго, а не то что его с войском. Оттого он и ушел оттуда в крепость Калугу, где приняли его ласково, ради Димитрия, и обещали долгое время снабжать продовольствием его с войском. Он велел сделать частокол кругом города, впереди его вырыть глубокий ров, позади его также, чтобы ни одна пушка не могла причинить вреда городу.

<…>

Так как Болотников держался крепко в Калуге, великий князь Шуйский велел осадить этот город; но калужане защищались храбро, нанесли много вреда его войску, и оно, не сделав дела, принуждено было отступить с бесчестьем.

В войске великого князя находился один легкомысленный господин, по имени Фридрих Фидлер. Он объявил великому князю, что для блага его и всей страны он отправится к его врагу, Ивану Болотникову, и отравит его ядом, только великий князь должен пожаловать ему поместье и сто рублей денег».

Шведский дипломат Петр Петрей


«Получено известие о покорении Тулы, приведенной к сдаче недостатком съестных припасов; простым ратникам великий князь даровал жизнь, а двух главных мятежников отправил в Москву пленниками. Их привезли торжественно 20 октября: главный назывался Федоровичем, потому что он выдавал себя за сына великого князя Феодора Иоанновича; товарищ его и воевода был Болотников.

Народ толпился по улицам, когда ввозили их в город, двое из наших видели торжество москвитян, когда ходили в рынок для закупки разных вещей; приставы и стрельцы провели их в толпу народную посмотреть на изменников, только тайно, и по-видимому, с великим опасением, а в самом деле водили их для того, чтобы они пересказали послам, как удачно идут дела великого князя. Послы, однако ж, тотчас догадались, что не эти два пленника были виновниками страшного мятежа и войны кровопролитной, а другие люди; бояре же радуются и торжествуют, только для того, чтобы ослепить чернь и уверить послов в силе великого князя, успевшего управиться с врагами и мятежниками: т. е. им хотелось заставить поляков быть уступчивее и миролюбивее. Когда же мы спросили стрельцов, совершенно ли прекратилась в России война междоусобная, некоторые из них сказали за тайну, что им неизвестно, и что главный бунтовщик, единственный виновник всему злу, бежал в Польшу, где собрав силы, если можно, опять придет в Россию. Каждый день приносили нам новые вести, но большею частью невероятные».

Немецкий торговец Георг Паерле

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте