«Русские люди притворяются так много лет, что превратили это в национальную черту»

Надежда Чекасина
29 Сентября 2017 // 15:16

В сентябре 2017 года Джон Хантсман сменил ушедшего в отставку Джона Теффта, который занимал пост посла США в России с 2014 года. Более чем за 200-летнюю историю дипломатических отношений между нашими странами, американскими посланниками успели побывать два будущих президента США, госсекретарь и даже будущий глава ЦРУ. Многие из них сохранили впечатления о нашей стране, народе и власти в своих мемуарах. 

«При дворе одежда имеет великое значение. Я одевался в униформу генерал-майора, что разрешил мне акт конгресса и которая везде выглядит как красивая и сшитая со вкусом одежда; и это было хорошо воспринято. Также я носил элегантный меч, подаренный мне жителями Кентукки, сделанный Тиффани и красиво отделанный драгоценными камнями».

«Мы получаем все наши идеи о России и русских из английских источников, всегда окрашенных непримиримым соперничеством… Хотя и трудно предположить симпатию самодержавия к народному правительству, такому как в Соединённых Штатах, всё-таки в качестве союзника против общего врага — Англии — было вполне естественно, что Россия желала сохранения Американского союза».

Кассиус Клей, посланник США в Российской империи (1861−1862)

«Крайний социалист или анархист по фамилии Ленин произносит опасные речи и тем укрепляет правительство; говорят, что Петроградский совет рабочих и солдат создал кабинет, в котором Ленин — премьер. Думаю, ему умышленно дают волю, ведь чем нелепее ситуация, тем быстрее можно её изменить».

Дэвид Роуленд Фрэнсис, посланник США в Российской империи (1916−1917)

1.jpg
Кассиус Клей

«Это не наше дело — вмешиваться в то, как русские ведут свои домашние дела, главное, что нас должно волновать, будут ли они надёжными соседями на тот случай, если вспыхнет пожар».

Джозеф Дэвис, посол США в СССР (1936−1938)

«Моим первым впечатлением была общая серость. Хуже всего Москва ранней весной, когда талый снег смешивается с копотью и весь город кажется равномерно грязным. <…> Единственными цветными точками в этом тусклом пейзаже были дети. Обернутые яркими шарфами, обычно красными, они напоминали скатки одежды, из которых едва ли на дюйм выглядывал ребенок».

«Пожив в Москве, я начал осознавать тот факт, что советский гражданин рассматривает возможность ареста или ссылки так же, как мы — возможность быть сбитыми автомобилем, переходя улицу».

2.jpg
Уолтер Беделл Смит

«Свою позицию советская сторона поддерживала не фактами и не логикой, а сводящими с ума формулировками «как хорошо известно» или «всем известно, что». Я уверен, что нет на земле дипломата или политика, имевшего дело с русскими, который в тот или иной момент не сидел бы в тихой ярости, пока советский представитель самодовольно произносил одну из этих фраз, обосновывая абсолютную ложь или неприемлемое предложение».

«Когда приказывают восхищаться, они радостно и воодушевленно аплодируют. Когда приказывают ненавидеть или презирать, они принимают позу возмущения. Русские люди притворяются так много лет, что, как сказал один из моих офицеров, «почти превратили это свойство в национальную черту». Только благодаря этому они смогли противостоять, и противостоять успешно, стремлению Кремля контролировать их духовную жизнь».

Уолтер Беделл Смит, посол США в СССР (1946−1948)

«Ясно, что на расстилавшихся перед нами равнинах был один из самых великих народов мира: талантливый, отзывчивый народ, способный вобрать и обогатить любую из форм человеческого опыта; люди, странным образом терпимые к жестокости и безразличию, и в то же время верующие в этические ценности; мужественный, плодовитый народ с большим запасом стойкости и жизненных сил, глубоко убежденный в своем предназначении играть прогрессивную и благую роль в делах мира, и готовый дебютировать в этой роли».

4.jpg
Джордж Кеннан

«Благонамеренный иностранец не может помочь русским, он лишь помогает Кремлю. И наоборот, он не может навредить Кремлю, а только наносит вред русским людям».

«Иметь дело с советской дипломатией — одновременно и легче, и труднее, чем с дипломатией таких агрессивных лидеров, как Наполеон или Гитлер».

Джордж Кеннан, посол США в СССР (май — сентябрь 1952)

«В двух случаях можно определенно утверждать, что вы имеете дело с лжецом: если человек говорит, что может всю ночь пить шампанское, не пьянея, и если он говорит, что понимает русских».

Чарльз Боулен, посол США в СССР (1953−1957)

«В июне 1991 года я пригласил мэра Москвы Гавриила Попова на деловой обед. И он рассказал, что против Горбачева готовится переворот и что он очень хотел бы, чтобы Ельцин, который в те дни находился в Вашингтоне, вернулся в Москву. Всё это происходило в формате обмена записками, мы боялись прослушки. Я написал: «Я доложу, но кто всё это затеял?» Попов вывел ручкой четыре фамилии — Крючков, Павлов, Язов, Лукьянов».

Я отправил совершенно секретную телеграмму в Вашингтон. Президент США довел её содержание до сведения Ельцина и спросил его: «Что будем делать?»

Ельцин ответил: «Вы должны предупредить Горбачёва».

3.jpg
Джек Мэтлок и Борис Ельцин

Но как это сделать? Госсекретарь США Джеймс Бейкер находился в тот момент в Берлине. Там же был и глава МИД СССР Александр Бессмертных. Бейкер настоял на встрече, которая прошла в нашем посольстве, и рассказал всё министру.

Бессмертных был поражён: «Мне сложно в это поверить, но это как раз тот случай, когда я не могу предупредить Горбачёва».

Все — и Бессмертных, и Буш, и Бейкер — позвонить Горбачёву не могли, понимая, что разговор будет зафиксирован КГБ".

Джек Мэтлок, посол США в СССР (1987−1991)

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте