Докладная записка о немецких погромах в Москве, 1915

25 Сентября 2017 // 19:50

С началом Первой мировой войны стала набирать обороты кампания по бойкоту населением принадлежавших немцам и австрийцам торговых и промышленных предприятий. Объектами ненависти были не только подданные враждебных государств, но и российские подданные с «неправильными фамилиями». В Москве травля переросла в погромы. В качестве детонатора сработало обвинение немцев в отравлении колодцев на Прохоровской Трехгорной мануфактуре.

Погромщики собирались под портретами Николая II, а их координаторы направляли отряды по адресам, включенным в черные списки. Уничтожение имущества фабрик сопровождалось разорением частных квартир, мародерством, пожарами и повальным пьянством во время «визитов» на винные склады. Беспорядки продолжались три дня. Пострадали почти пятьсот предприятий, сотни людей с немецкими фамилиями и попавшие под горячую руку русские.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО ГОЛОВЫ М. В. ЧЕЛНОКОВА ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА МИНИСТРОВ И. Л. ГОРЕМЫКИНУ О ПРИЧИНАХ, ХОДЕ И ПОСЛЕДСТВИЯХ НЕМЕЦКИХ ПОГРОМОВ, ПРОИЗОШЕДШИХ В МОСКВЕ 27 — 29 МАЯ 1915 г.

4 июня 1915 г.

Неопределенность отношения правительственных органов к положению проживающих в России подданных враждующих с нами государств и к эксплуатации ими торговых и промышленных предприятий, с особенною яркостью выразившаяся по отношению к Обществу электрического освещения 1886 г., и открывшаяся в связи с этим в некоторых органах периодической печати настойчивая кампания против немецкого засилья, превратившаяся в розыск и травлю отдельных лиц германского происхождения, с опубликованием списков торговых и промышленных предприятий и призывом к бойкоту их, послужили, по-видимому, причиной возникновения в Москве 27—29 мая с. г. уличных беспорядков, сопровождавшихся разгромом торговых и промышленных предприятий и частных квартир, грабежами, убийствами и многочисленными в городе пожарами. Последним толчком к возникновению уличных беспорядков можно считать случаи острожелудочных заболеваний на Прохоровской Трёхгорной мануфактуре, объяснявшиеся темным людом отравлением воды немцами.

Вечером 27 мая толпа, состоявшая по преимуществу из подростков и женщин, произвела буйство на фабриках Циндель и Шрадер, во время которого были убиты управляющий фабрикой Циндель Карльсен, русский подданный, швед по происхождению, [а] на фабрике Шрадер — одна из совладелиц — Энгельс, русская подданная, у которой один сын офицер русской службы, а другой — военный врач.

28 мая утром толпа направилась к фабрике Прохорова, о чем я был извещен по телефону, и немедленно поставил об этом в известность главноначальствующего над г. Москвой кн[язя] Юсупова и московского градоначальника генерал-майора Адрианова.

Взяв на фабрике портрет государя императора и флаги, толпа направилась на Красную пл., не встретив препятствий со стороны администрации, несмотря на ее присутствие, как на фабрике Прохорова, так и по пути следования толпы.

Около 11 ч. толпа заполнила Красную пл. и отсюда начала всеобщий погром, охвативший затем всю Москву.

Громилы рассыпались по Москве небольшими партиями от 15−25 человек, состоящими по преимуществу из подростков и женщин. Погромы совершались спокойно, по какому-то определенному плану; во главе погромщиков стояли руководители, имевшие у себя списки магазинов и квартир; в некоторых случаях эти начальствующие сносились с кем-то по телефону, наводили справки в своих списках, проверяли торговые документы, паспорта, домовые книги и пр.

Первое время грабежа не наблюдалось, имущество уничтожалось, но вскоре поддерживавшаяся кем-то дисциплина в толпе нарушилась и начались грабежи. Погромы приняли особенно дикий характер, когда громилы подошли к винным складам в Сокольниках и на 2-й Мещанской ул. Прилегающие улицы были в буквальном смысле завалены бесчувственно пьяными. Погромы и расхищение имущества беспрепятственно, на глазах полиции, продолжались до утра. Вслед за грабежами в Москве в разных местах вспыхнули пожары.

Утром 29-го снова начали появляться толпы народа с флагами, и погром перекинулся на окраины города.

29-го же утром в Москву прибыл товарищ министра внутренних дел В. Ф. Джунковский, и едва только были приняты некоторые меры к подавлению беспорядков, как все погромное движение прекратилось, в чем Москва обязана, главным образом, содействию военных властей, в лице начальника штаба Московского округа генерал-майора Оболешева.

30 мая беспорядки перешли в окрестности Москвы, где пострадали наиболее богатые усадьбы и дачи.

Продолжавшиеся беспрепятственно и безнаказанно грабежи, поджоги, буйства пьяной толпы в течение почти трех дней в глубокой степени взволновали московское население, которое начало в массе обращаться за помощью и защитой к городскому управлению, указывая при этом, что полное бездействие властей угрожает всеобщей и личной, и имущественной безопасности.

Вечером 28-го числа по желанию гласных было созвано частное совещание гласных городской думы, на которое прибыли главноначальствующий князь Юсупов, градоначальник Адрианов, помощник градоначальника ст[атский] сов[етник] Севенардт, начальник штаба генерал Оболешев.

На совещании гласными думы была выяснена представителям администрации полная картина происшедшего в Москве, было обращено внимание присутствующих властей на тревогу, охватившую все население Москвы событиями этих дней, и рядом личных наблюдений самих гласных засвидетельствовано полное бездействие властей, присутствовавших на местах беспорядков.

Представителем городской полиции было дано объяснение, что бездействие власти было вызвано малочисленностью в Москве полиции, что, когда нарыв созрел, ему надо дать прорваться и что вообще администрация не в состоянии с погромами справиться, тем более что на войска нельзя рассчитывать. Представитель военного ведомства генерал Оболешев в решительных выражениях протестовал против такого утверждения.

Открытое вслед за частным совещанием в 12 ч 28 мин ночи экстренное заседание думы приняло следующие постановления:

1. Просить городского голову обратиться от имени Московской городской думы к населению г. Москвы с воззванием о немедленном прекращении недостойных Москвы погромов.

2. Обратиться к рабочему и фабричному населению Москвы с просьбой напрячь все силы и не допускать приостановки работ на фабриках и заводах, ибо каждый день промедления в работе есть торжество врага.

3. Представить г. главноначальствующему г. Москвы, что Московская городская дума обращается с самой настоятельной просьбой прекратить погромы, которые, несмотря на поздний час, все более разрастаются, и что Московская городская дума не допускает мысли, что наступающая ночь будет омрачена какими-либо выступлениями толпы.

30 мая в городе наступило успокоение.

По весьма приблизительным и минимальным подсчетам управы, убытки от беспорядков в пределах муниципальной черты выражаются в следующих цифрах:

Зарегистрировано пострадавших от погрома:

торгово-промышленных предприятий — 475

квартир и домов — 217

Получено сведений об убытках:

а) по 353 предприятиям на сумму — 31 406 533

б) по 158 квартирам — 4 920 085

в) и домовладениям — 2 180 005

всего — 38 496 623 [руб.]

Сведений о понесенных убытках не удалось получить по 122 предприятиям и 59 квартирам, но можно думать, что они не меньше 15 млн руб.; точно так же не указаны здесь и убытки от пожаров, которых было свыше 60; приблизительно сумму этих убытков нужно считать тоже около 15 млн руб.

Денежные документы, деньги, веселя, дубликаты и пр. при определении убытков в счет не принимались.

Из пострадавших от погрома:

германских и австрийских подданных -113

с иностранными фамилиями русских подданных — 489

с чисто русскими фамилиями — 90

Из приведенных данных видно, что громадное большинство пострадавших от погромов принадлежит к русским подданным, из них в 90 случаях — с русскими фамилиями.

Определить размеры экономического потрясения в торгово-промышленной жизни Москвы, а может быть и России, от разгрома такого числа, в большинстве случаев, крупных торгово-промышленных предприятий в настоящее время не представляется возможным.

Считаю необходимым лишь отметить, что уничтожены счетоводства всех разгромленных фирм, погибли векселя и огромное количество товаров, в том числе склады аптекарских и химических товаров, кожи, обуви, машин, медицинских аппаратов, съестных припасов и пр., и пр.

Из числа разрушенных фирм целый ряд работал по заказам военного ведомства, Земского и Городского союзов и города Москвы.

Представляя обо всем вышеизложенном вашему высокопревосходительству, ходатайствую, согласно постановлению Московской городской думы, о принятии самых решительных мер к предупреждению возможности повторения подобных бедственных событий.

При этом считаю необходимым добавить, что мною получаются письма, угрожающие повторением погромов.

Московский городской голова Михаил Васильевич Челноков

Источник: ЦГА Москвы. Ф. 16. Оп. 232. Д. 4. Л. 171—175. Подлинник. Машинопись. Подпись — автограф.

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте