• 20 Сентября 2017
  • 13685

Бой на подступах к «русской Трое»

На первом этапе Крымской войны сам Крым не был эпицентром событий. Поначалу на полуострове только наблюдали за вступлением русских войск в Молдавию и Валахию и последующими неудачами на Дунае. В январе 1854 года в Черное море вошла англо-французская эскадра. В апреле она подвергла бомбардировке Одессу. После снятия осады с Силистрии и ухода русских войск за Дунай над Севастополем нависла грозная туча. Когда в Крыму высадился вражеский десант, путь к базе Черноморского флота ему преградили войска под командованием Александра Меньшикова, вставшие на берегу реки Альмы. 8 (20) сентября солдаты знали – если в этот день они проиграют, противнику будет открыта дорога на Севастополь. 

Запоздалое сражение

В первые дни сентября 1854 года на крымский берег беспрепятственно высадился коалиционный экспедиционный корпус величиной около 60 тысяч человек. Половину из них составляли французы, еще 22 тысячи — англичане и 7 тысяч — турки.

Путь на Севастополь преграждала русская армия (35 тысяч человек), которой командовал князь Александр Меньшиков. Внук петровского фаворита был одновременно генерал-губернатором Финляндии и морским министром. Он пользовался благоволением Николая I и получил свои высокие должности, не зная ни морского дела, ни тем более Финляндии. Накануне высадки вражеского десанта в Крыму Меншиков отказывался верить в возможность «покушения на Севастополь». Когда вице-адмирал Владимир Корнилов предложил ему показать список жителей города и офицеров, давших добровольные пожертвования на предстоящую оборону, тот ответил: «Я не хочу видеть списка трусов…».

1.jpg
Князь Александр Меншиков

Иллюзии Меншикова развеялись, когда ему сообщили о все-таки начавшейся вражеской высадке, которой руководил маршал Сент-Арно. Он же командовал французскими частями в сражении на Альме (во главе британского корпуса стоял генерал лорд Раглан). Меншиковская армия продолжала выжидать на берегу реки, даже когда можно было хоть как-то помешать высадке коалиционного десанта. Инертность и праздное равнодушие генерала поражала офицеров. Он даже не дал распоряжения прекратить перевозки товаров по Крыму. А беззащитность провиантских складов Евпатории позволила противнику обеспечить себя пшеницей на четыре месяца.

Начало боя

Альминское сражение началось в полдень 8 (20) сентября 1854 года. В армии наступавших союзников французы составляли правое крыло, англичане — левое. Коалиция имела 112 орудий, русские — 84.

Русский левый фланг под командованием Василия Кирьякова был атакован не только французами на суше, но и эскадрой с моря. Неприятельские выстрелы выкосили значительную часть поставленного у побережья Минского полка. Ход боя показал, что у Меншикова не имелось готового тактического плана. Ошибкой стала и поспешно начатая стрельба артиллерии — первые ядра просто не долетали до противника. В разгар же боя стал ощущаться недостаток снарядов. Около моря была подожжена деревня Бурлюк; дым от пожарища ветром относило в сторону русских полков.

2.JPG
Французские войска в сражении на Альме

В армии союзников штуцерами были вооружены все солдаты, в то время как у Меньшикова — лишь каждый 22-й (всего 1 600 человек). Убийственный огонь штуцеров отличался максимальной точностью, что также сыграло на руку коалиции. Плотность его была такой, что почти сразу же погибла лошадь полковника Приходкина. Но давало о себе знать и мастерство русских стрелков. Штуцерный Баранов с 1400 шагов свалил с лошади французского офицера. Этот эпизод стал выдающимся примером снайперской стрельбы по специально обозначенным целям.

По ходу боя обнаружилась еще одна непростительная ошибка Меншикова и Кирьякова. Не были укреплены высоты (местами и отвесные), которые встали на пути перешедшего реку противника. На Телеграфный холм отправили зуавов — солдат колониальных войск из Северной Африки. Неприятели беспрепятственно оказались на вершине, обнаружив там около 50 казаков. Численный перевес оказался на стороне французов. Едва отстрелявшись, казаки отступили, а на возвышенность были подняты батареи союзников.

Артиллерия, установленная на Телеграфном холме, начала обстреливать русские части, все еще дравшиеся внизу, у моста через Альму. Эти дивизии и не думали прекращать сражение. Не зная о событиях на возвышенности, солдаты продолжали бой, пока в них сверху не посыпались ядра, картечь и бомбы. После этого началось массовое отступление.

Маятник качнулся

На правом фланге и в центре, где шел бой с англичанами, распоряжался ветеран Бородинского сражения генерал Петр Горчаков. Как и Кирьяков, он не блистал тактическими талантами. Тем не менее, Бородинский полк отбросил противника за Бурлюк. Он отступил, лишь потеряв половину личного состава.

3.jpg
«Атака колдстримских гвардейцев». Ричард Вудвиль

Английские гвардейцы были опрокинуты Владимирским полком, пришедшим на выручку Казанскому полку. Именно владимирцам поставили первый памятник на поле боя. Их натиск был замедлен, когда на помощь союзникам пришли французы. Ожесточеннее всего сражение шло на берегу реки, где находились виноградники. Перестрелки велись здесь прямо в кустах.

Бой продолжался до вечера. В шестом часу вечера Меншиков приказал отступать уже всей армии. К этому времени англичане и французы заняли все стратегически важные высоты. Превосходство вражеской артиллерии похоронило последние надежды на победу русских войск. Виной тому стало бездумное поведение Кирьякова, отдавшего противнику лучшие позиции. Более общей причиной поражения было полное отсутствие осмысленного плана сражения. Мужественно сражавшимся солдатам и офицерам пришлось обороняться в заведомо тяжелых условиях.

Последними поле боя оставили Минский и Московский полки. Преследовать отходящие русские части было поручено четырем ротам английской Стрелковой бригады. Однако уже через час эти части были отозваны назад. Отход меньшиковских полков, несмотря на артиллерийский огонь, проходил организованно. Беспорядок возник после того, как армия достигла реки Качи.

Обеим сторонам во время боя не хватало транспорта для перевоза раненных. В Англии после Крымской войны даже создали специальный Севастопольский комитет, который расследовал причины плохой организации транспортировки. Провалила свой экзамен и русская медицинская служба. Ощущался дефицит перевязочных материалов. В то же время при Альме получили первый опыт некоторые сестры милосердия из числа героинь Севастопольской обороны, в том числе Даша Севастопольская.

Когда последние выстрелы уже давно затихли, на поле боя прибыли пехотинцы 2-й бригады 4-й дивизии генерала Торренса. С этим отрядом произошла удивительная история: он потерялся по дороге на Альму, накануне свернув в сторону Симферополя. Солдаты блуждали по безводной степи весь день, а когда наконец прибыли на место сражения, их помощь понадобилась только для рытья могильных ям. Тем не менее, они также получили медали с планкой за Альму.

Последствия

Альминское сражение — поворотное событие Крымской войны. До него в России от кампании ждали только разгрома коалиции. После поражения и в армии, и в обществе стали готовиться к худшему. Еще были свежи воспоминания о славной победе 1812 года. Николай I писал о ней в манифесте и в письме Наполеону III. На фоне событий сорокалетней давности Альма произвела еще более гнетущее впечатление. Для французов же сражение стало подтверждением правильности тактики, принятой во время войн в Африке, когда малые подразделения прокладывали путь большим частям, которые и заканчивали бой.

4.jpg
«Северный колосс». Французская карикатура на Николая I и Крымскую войну

По разным оценкам, союзники потеряли в сражении около 4500 человек, русские — 5600. Теперь неприятельскому десанту была открыта дорога на Севастополь. В антироссийской коалиции надеялись, что базу Черноморского флота, гарнизон которой составлял 7 тысяч человек, удастся взять за неделю. Оборона Севастополя продлилась 11 месяцев. Триумф на Альме ввел французов и англичан в роковое заблуждение — главное побоище было еще впереди.