Из рабства в гражданство Рима

Сергей Алумов
17 Сентября 2017 // 17:52

Рабов в Средние века было ничуть не меньше, чем в античности или в Новое время. Однако обычно, когда говорят о рабстве, представляют либо африканских рабов в южных штатах США — чаще, и реже — античных рабов, тех, что могли пойти за Спартаком. Всё потому, что рабство в Средневековье прошло тихо, без восстаний, более того, участь рабов была не столь ужасна по сравнению с другими эпохами.

Рост городов — рост рабовладения

В некоторые моменты тысячелетней истории Средневековья рабов было больше, чем в античности. По началу, после распада Римской империи, Европа ощущает кризис рабочих рук. Особенно это ощущается в готской Испании, где рабы ещё в римские времена использовались для работы в латифундиях. К ним на смену, со временем, приходят зависимые крестьяне, но рабы тем не менее не исчезают, становясь редкостью. Они остаются при дворах богатых людей.

Фото 1. Венецианская морская республика. Рабы-славяне и азиаты привозились в итальянские города из факторий Венеции и Генуи.jpg
Венецианская морская республика. Рабы-славяне и азиаты привозились в итальянские города из факторий Венеции и Генуи

Новый всплеск рабовладения происходит тогда, когда города — в первую очередь южные города — начинают стремительно богатеть. Это примерно XII-XIV века. Это тот же самый момент, когда Европа переживает зрелую стадию феодального развития. И в этот момент рабов становится намного больше. Рынки Венеции, к примеру, наполняются невольниками из Восточной Европы, Африки, Причерноморья.

Фото 5. Картина С. В. Иванова Торг в стране восточных славян.jpg
Картина С. В. Иванова «Торг в стране восточных славян»

Работорговля к расцвету феодализма стала чертовски выгодной. Рабы, которых продавали в Венеции, стоили примерно в два раза больше того, что давали за них в Каффе (Феодосии), в Тане (Азове), Константинополе или где-то ещё. Работорговля приносила большие барыши.

Рабство стало легче

Но что же реально изменилось? Изменилось самое главное — отношение к рабам. По сравнению с античностью, раб перестал быть говорящим орудием. Это звучит удивительно, но рабство перестало быть вечным, рабов очень часто отпускали на волю. Более того, если рабыню отпускали, то отпускали с приданным и она становилась римской гражданкой. Рабство перестало быть вечным и столь же тяжким как в античности.

Более того, рабов старались интегрировать в западноевропейское общество. Невольников часто обучали какому-то ремеслу, рабы могли заключать сделки от своего имени, а не от имени хозяина, рабам давались деньги, они могли иметь семью — огромное отличие от античности.

Фото 2. Гибель Спартака Николо Санези.jpg
«Гибель Спартака», Николо Санези

Одним из главных отличий от античного времени является то, что основная масса невольников, привозившихся в Западную Европу, в частности, во Францию и Италию, были женщинами. То есть, домашними служанками. Мужчин завозили реже и главным образом в те года, когда появлялась потребность в физическом труде при убыли рабочей силы. Такое происходило, например, во времена эпидемий.

Фото 6. Пизанелло Святой Георгий и принцесса фрагмент.jpg
Пизанелло, Святой Георгий и принцесса, фрагмент. Явно неевропейское лицо — крайнее слева

Рабов было очень много и тому, кроме письменных, есть ещё и художественные подтверждения. Например, на картинах Пизанелло, итальянского живописца XV столетия, мы часто можем увидеть непохожие на итальянцев широкие лица монголоидной расы. Пизанелло рисует их рядом с вполне европейскими лицами слуг и воинов. Он рисовал тех людей, которых он видел на улице, в том числе рабов. А их было очень много. Рабское население измерялось тысячами, особенно в городах вроде Венеции, Флоренции и Рима.

Фото 8. Поклонение волхвов Стефано ди Верона XIV век..jpg
«Поклонение волхвов», Стефано да Верона, XIV век. Художник вряд ли пытался донести объективную картину рождения Христа — ему бы пришлось изображать всех смуглыми. Но на картине присутствует один чернокожий, и это, скорее всего, раб

Без восстаний, но с эксцессами

Итак, рабов было очень много. Но неужели они не пытались восстать? Нет, не пытались. Восстаний на подобии спартаковского не было. Невольники были очень разного этнического происхождения и не было ничего меж ними, что могло бы их сплотить. Кроме того, они работали в разных домохозяйствах малыми группами, а не огромным числом в нескольких латифундиях, как было раньше. Поэтому не случилось ни одного восстания.

Фото 3. Гюстав Буланже. Торговля рабами 1886.jpg
Гюстав Буланже. «Торговля рабами», 1886

Зато случались эксцессы. Раб или рабыня могли отравить своего хозяина, если им казалось, что он с ними плохо обращается, могли испортить имущество. Кара была безжалостной. Самое мягкое — бичевание. Жёстче — казнь на фурке, повешение или колесование.

Кроме того, рабам очень не везло, если они становились свидетелями во время уголовного процесса. Раб мог давать показания, но только под пыткой. Если раб просто свидетельствовал, в том числе против своего хозяина, его показания не признавались истинными, так как он мог солгать, поэтому его подвергали пытке.

Жизнь раба: от купли до пенсии на воле

До кризиса середины XIV века рабов покупали в основном в очень юном возрасте: от 11 до 16 лет, реже до 18. Мало кому нужны были более старые рабы и рабыни — невольники покупались с расчётом на долгую службу хозяину. Тогда считалось, что раб или рабыня, достигающий почтенного возраста, — а тогда таковыми были 30 лет — больше не может быть полезен хозяину, не может столь же качественно выполнять все обязанности.

Фото 4. Карта Венеции работы Болоньино Зальтиери 1565 год.jpg
Карта Венеции работы Болоньино Зальтиери, 1565 год. Венеция — один из центров работорговли в Средние века

У невольника к 30 годам уже не было так много сил, да и у большинства из них, у женщин, детородный возраст уже немного другой. Такую рабыню вполне можно было отпустить на волю, дать какие-то деньги, чтобы она могла найти себе мужа либо из бывших рабов, либо рангов повыше. А она вполне могла найти такого мужа — у неё теперь есть римское гражданство, которое одинаково уважалось во всех городах Италии и во многих других странах.

«Если моя рабыня будет себя хорошо вести, отпусти её»

Как свидетельствует академик РАН Сергей Карпов, часто купцы оставляли завещания, в которых приказывали отпускать рабов после своей смерти. В одном из них сказано следующее: «Я отдаю поручение сейчас, умирая, своим душеприказчикам, что, если моя рабыня будет себя хорошо вести, будет благонравна, если ты это знаешь, отпусти ее на волю и дай ей те рубашки и одежду, которую она имеет, вместе с бельем (оно в то время дорого ценилось — прим. автора), все это дай ей в приданое. Если же она неблагонравна и плохо себя ведет, то продай ее другому человеку, даже за маленькую цену».

Часто рабынь покупали, чтобы следить за деньми. Купец Бон Венециан пишет: «Я отправил свою рабыню Елену в Венецию, чтобы она водила в школу моих детей для изучения грамматики. И если она хорошо с этим справляется, пожалуйста, ее награди и отпусти на волю. А если она этого не делает, оставь ее в рабстве еще на какое-то время и, может быть, даже продай».


Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте