Факультатив по истории. Во имя любви: женщины-убийцы

Оля Андреева
13 Сентября 2017 // 19:01

Рост, вес, ширина распростертых рук, длина носа. Безграмотна, водки не пьет. Так стандартно начинаются описания обычных русских крестьянок, осужденных кто за отравление мужа мышьяком, кто за попытку заколоть ножом зятя, кто за умерщвление собственного ребенка. Трагичные истории этих женщин собрала в своей книге Прасковья Тарновская, жена известного российского венеролога, сексопатолога и судебного психиатра Вениамина Тарновского. Выданные замуж насильно и без любви, разлученные со своими возлюбленными, они шли на отчаянные поступки, лишь бы избавиться от ненавистной участи. Все они были сосланы в Сибирь, многие оставлены на пожизненное поселение. И вроде бы надо посочувствовать бедняжкам, ужаснуться суровым нравам той поры и мысленно оправдать виновных, но почему-то эффект от книги получается прямо противоположный: чем больше читаешь про этих девиц, тем меньше они тебе нравятся. Впрочем, судите сами.

Акилина Бод, 41 год. Приговорена к ссылке на каторжные работы на 10 лет

фото 2.jpg

«В семье Б. 1890 г. поселился в качестве квартиранта крестьянин соседнего уезда Лев Р., пришедший искать работу. Между ним и хозяйскою дочерью 16-тилетнею Марфою вскоре завязались короткие отношения, и молодые люди очень желали жениться, но отец Марфы, Константин Бод. на это не соглашался, ибо считал Льва человеком легкомысленным и ненадежным. Связь Марфы со Львом продолжалась около года, она забеременела, и мать ея, Акилина, сделала новую попытку склонить мужа дать согласие на брак дочери со Львом П., но старик не согласился, и поспешил найти для дочери другого жениха, Николая Вер-ва, тихого и работящего парня, взял его в дом и выдал Марфу, несмотря на ее беременность и нежелание венчаться с Николаем; последний объявил, что прощает Марфе ее беременность, лишь бы она впредь прекратила всякие сношения со Львом.

Прожив в супружестве не более 4 недель, Николай убедился, что связь его жены со Львом продолжается, Лев был постоянным гостем в их семье, чем Николай настолько тяготился, что решил покинуть жену, предоставить ей свободу, и нанялся в рабочую артель в другую губернию. Отъезд его был назначен на следующий день.

Возвратясь домой (к теще), он попросил обедать. Ему подавали теща и жена, и он с аппетитом съел все предложенное и лег спать. Через которое время проснулся, захворал поносом и рвотою. Проболев всю ночь, он к утру скончался.

Судебно-медицинское вскрытие трупа Николая В. обнаружило в желудке значительное количество мышьяка. (…) Свидетельскими показаниями было установлено, что домашними Николая В. Ничего не было сделано, чтобы облегчить его страдание, продолжавшееся более полусуток. Далее было доказано, что мышьяк был куплен тещею покойного Акилиною, а также и то, что она предлагала 2 руб. рабочему, чтобы он показал, что Николай отравился мышьяком по своей неосторожности. Вследствие полного признания Марфы, она и мать ее Акилина, были признаны виновными».

Лукерья Лаврентьева Камина, 57 лет. Приговорена на каторжные работы на 12 лет

фото3.jpg

«Дочь ее Фиона жила на месте и забеременела. Стыдясь своего положения и тщательно скрывая его, она возвратилась к матери, у которой и родила. Как только Фиона оправилась, Лукерья вместе с нею отправилась в уездный город О. с целью поместить ребенка в воспитательный дом. Но ребенка не приняли, так как у них не было денег для внесения установленной платы. Знакомых, кто бы им помог, у них так же не оказалось. Пришлось возвратиться с ребенком домой в деревню. «Мы раскидывали умом вдвоем, как нам быть теперь с ребенком? И глаза будут постоянно колоть соседи, срамоты не оберешься, да и в работницы никто не наймет с младенцем». Посидели, поплакали. Стало смеркаться — пора и в путь, чтобы до ночи до хаты добраться. Старуха задушила младенца и бросила в речку… «чтобы выслободить дочку».

Труп ребенка через несколько дней всплыл на поверхности реки близ самой деревни. По пеленкам вскоре узнали, что он принадлежал Каминым».

Прасковья Алексеева Вас-на, 20 лет. Осуждена в каторжные работы на 10 лет.

фото4.jpg

«18-ти лет она полюбила и сошлась с одним зажиточным, женатым, 40-летним крестьянином Афанасием Вас. Забеременев от него, была им выдана замуж за парня, которого он усыновил, обещав сделать его своим наследником. (…) По словам Прасковьи, она старалась вначале привыкнуть к мужу и отстранить от себя Афанасия, но не смогла этого достигнуть. (…) В конце концов в возрасте 19 лет Прасковья вместе с Афанасием убила своего мужа. Возникло дело, виновность Прасковьи и Афанасия были доказаны, и оба были сосланы в каторжные работы».

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте