Высший пилотаж

Надежда Чекасина
09 Сентября 2017 // 15:24

«Ненавидящий банальность, полупризнанный герой, бьёт он на оригинальность, своею мёртвою петлёй». Так писали однокашники о Петре Нестерове. Сын офицера-воспитателя кадетского корпуса поначалу не планировал связывать свою судьбу с авиацией. Он окончил артиллерийское училище и позднее даже преуспел на этом поприще. Любовь Нестерова к авиации началась со знакомства с учеником профессора Жуковского. С тех пор он посвятил себя воздухоплаванию и совершил то, что другие считали просто немыслимым.

Заболеть авиацией

Увлекся авиацией Нестеров в 1910 году. Летом следующего года во время отпуска в Нижнем Новгороде он познакомился с учеником профессора Николая Жуковского Петром Соколовым. Вскоре после этого Нестеров стал членом местного общества воздухоплавания. В 1912 году 25-летний поручик Петр Нестеров успешно сдал экзамены на пилота-авиатора и военного летчика и совершил свой первый самостоятельный полет. После окончания в 1913 году курсов Офицерской Воздухоплавательной школы в Гатчине его отправили в авиационный отряд в Киеве. Вскоре Петр Николаевич стал его командиром. Начальство отправило его в Варшаву для обучения на самолете «Ньюпор» — их тогда как раз приняли на вооружение российской армии.

училище.jpg
Нестеров среди членов Киевского общества воздухоплавания, 1910

Но Нестерова интересовали не только полеты, но и устройство самолетов. Еще в 1910 году он разработал проект планера без вертикального оперения, но военная комиссия отклонила его идею. Нестеров продолжал совершенствовать свой планер, пока в 1913 году ему не дали добро на реализацию, но в финансировании отказали. Тогда весной 1914 года при помощи механика Нелидова Нестеров модифицировал свой «Ньюпор-4»: он укоротил фюзеляж, снял вертикальное оперение и увеличил размах рулей высоты. На этом аппарате Нестеров выполнил несколько испытательных часовых полетов, которые выявили недостатки конструкции. Данных о дальнейшей судьбе проекта нет.

Нестеров.jpg
Петр Нестеров, 1914

В 1913 же году Петр Нестеров разработал конструкцию семицилиндрового двигателя с воздушным охлаждением мощностью 120 л. с. Также он занимался строительством одноместного скоростного самолета, но закончить его помешала война. Нестеров ввел в своем отряде обучение полетам с глубокими виражами, первым освоил ночные полеты. Он возглавил перелет в составе трех машин, во время которого впервые была осуществлена маршрутная киносъемка. Он постоянно совершенствовал свой аэроплан. Так, для разрушения оболочки дирижаблей он установил на хвосте «нож-пилку», а для деформации воздушного винта самолета противника — трос с грузом на конце в виде «кошки».

Мертвая петля

Слово «новатор» как нельзя лучше характеризует Нестерова. Он постоянно пытался все улучшить, думал, как выйти за границы привычного порядка. Так произошло и с идеей «мертвой петли». Однокашники подшучивали над ним, посвящали ему стихи-шарады, на что Нестеров им отвечал:

«Не мир хочу я удивить,
Не для забавы иль задора,
А вас хочу лишь убедить,
Что в воздухе везде опора…»

петля.jpg
Схема «мертвой петли» Нестерова

Эта идея, что «в воздухе везде опора», зародилась у Нестерова еще до 1912 года. «Совершить «мертвую петлю» было для меня вопросом самолюбия, — ведь более полугода я исследовал этот вопрос на бумаге», — говорил потом авиатор. 27 августа 1913 года над Сырецким полем в Киеве Нестеров рискнул и впервые в мире исполнил этот маневр. Замкнутую петлю в вертикальной плоскости он выполнил на самолете «Ньюпор-4» с двигателем «Гном» с 70 л. с. Так российский летчик положил начало высшему пилотажу. Журнал «Искра» писал: «Согласно рапорту, лётчик на высоте 800—1000 метров выключил мотор и начал пикировать. На высоте около 600 метров включил мотор, поднял самолет вверх, описал вертикальную петлю и пошёл в пике. Мотор снова выключил, выровнял самолёт и, спускаясь по плавной спирали, благополучно приземлился». Через шесть дней такой же маневр повторил и французский пилот Адольф Пегу. Это стало событием мирового масштаба и широко освещалось и в российской прессе, однако Нестеров разослал в редакции газет письма с уведомлением о том, что первым в мире этот трюк совершил российский летчик. Позднее Пегу признал первенство Нестерова.

Последний подвиг

В 1914 году Нестеров ушел на фронт, его авиаотряд принимал участие в боях за Львов. Он осуществлял воздушную разведку и совершил одну из первых бомбардировок артиллерийскими снарядами. За это австрийское правительство объявило охоту на аэроплан Нестерова за солидное вознаграждение. Всего же за время участия в войне Нестеров совершил 28 боевых вылетов, пока 8 сентября 1914 года не наступил день его последнего подвиг. Около городка Жолква он пошел тараном на австрийский самолет. Дело в том, что военное командование считало, что авиация должна заниматься разведкой, поэтому большинство самолетов участников Первой мировой, кроме российского «Ильи Муромца», не были оснащены пулеметами. Предполагалось, что воздушные бои можно успешно вести и при помощи револьверов и карабинов. Поэтому самым верным и эффективным способом сбить самолет противника был таран.

плакат.jpg
Плакат времён Первой мировой войны «Подвиг и гибель лётчика Нестерова»

Тяжелый австрийский «Альбатрос» с пилотом Францем Малина и бароном Фридрихом фон Розенталем находился на высоте, недосягаемой для обстрела с земли. Нестеров на легком и быстроходном «Моране» пошел им наперерез. Австрийцы пытались избежать столкновения, но Нестеров настиг их и попытался ударить шасси своего аэроплана по краю несущей плоскости «Альбатроса». Трюк не удался, колеса ударили по середине вражеского истребителя и попали под верхнюю плоскость, а винт и мотор ударили по ней сверху. Двигатель «Гном» оторвался от самолета и упал отдельно. «Моран» стал неуправляемо планировать. При атаке Нестерова бросило вперед, он ударился виском о ветровое стекло и погиб. «Альбатрос» попытался продолжить полет, но вскоре потерял управление и начал падать. Экипаж австрийского истребителя погиб от удара о землю.

Нестеров думал, что ему удастся спастись при выполнении маневра, поскольку он давно выражал идею о возможности без опасности для жизни пилота сбить неприятельский самолет колесами сверху. Действительно, через семь месяцев подобный таран удалось успешно осуществить другому российскому летчику — поручику А. Казакову. В некрологе о Нестерове журнал «Искра» писал: «Когда показывался аэроплан-птица, красиво и вольно паривший в воздухе, австрийцы указывали: — Das ist Nesteroff! Австрийцы боялись покойного, и все их усилия были направлены к прекращению его деятельности. За задержание отважного лётчика была объявлена большая премия. Нестеров погиб в 27 лет. После Нестерова остались жена и двое детей — девочка, 5-ти лет, и мальчик, 3-х лет».

Печать Сохранить в PDF

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте